ПОСМОТРЕТЬ
Чтиво. Частная жизнь
12:22, 02 Июля 2012

Мариус Стравинский: "Я еще вернусь"

Маэстро покинул Карелию, но обещал дать в филармонии еще три концерта

Он впервые приехал в Петрозаводск, когда ему было 27 лет. Талантливый дирижер и завидный жених из Великобритании. Сын пианистов Повиласа Стравинскаса и Элеоноры Накипбековой, более известной западному слушателю под фамилией Бекова. Внучатый племянник знаменитого композитора Игоря Стравинского. Казалось, что эта птица высокого полета здесь ненадолго. А он отработал в карельской государственной филармонии в течение пяти лет. В конце нынешнего концертного сезона главный дирижер и художественный руководитель симфонического оркестра Мариус Стравинский, ставший для многих просто Мариусом, заявил, что покидает свой пост. 28 июня маэстро попрощался с публикой, выступив со своим коллективом и музыкантами из Кореи и Японии. Накануне концерта Мариус Стравинский рассказал "Столица на Онего" о причинах своего отъезда, оркестре и его судьбе, музе и доме.

 

Играют лучше, зарабатывают меньше 

– Мариус, за пять лет работы в Петрозаводске, вы стали для публики своим человеком. К вам привыкли, вас любят. Почему же вы решили отказаться от своего оркестра и уехать из Карелии?

– Для отъезда было много причин. Одна из них – очень насыщенный график на следующий сезон. Я здесь не смог бы проводить много времени. Хотя я всегда серьезно относился к своему контракту в карельской филармонии, давал даже больше концертов, чем было запланировано. Но на следующий сезон мы не смогли найти компромисс с дирекцией. Я вынужден покинуть оркестр.

– Не жалеете об этом?

– Конечно, жалко. Пять лет работы здесь были очень приятными. Я нашел контакт с оркестром. У нас не было никаких конфликтов, ссор. Поэтому мне тяжело расставаться с музыкантами.

– Но когда пять лет назад вы участвовали в конкурсе на должность дирижера и худрука оркестра карельской государственной филармонии, вы знали, что коллектив с характером? Предыдущего руководителя Олег Солдатова «ушли». Не боялись, что не справитесь со строптивым оркестром? Опыта руководителя у вас ведь тогда не было.

– Я выиграл конкурс, когда мне было 26 лет. Встал за дирижерский пульт оркестра филармонии в 27-м. Что я тогда умел?! Но я очень благодарен оркестрантам. Они дали мне возможность проявить себя. Они были открыты для моих идей. Я уважал и уважаю этих людей с первого дня. Надеюсь, что они это поняли, поэтому и ответили мне позитивной энергией, качественной игрой. Хотя иногда не все получалось. Но за пять лет оркестр вырос. Музыканты – молодцы. Они стали более «гибкими», быстрыми, лучше с листа читают. Публика этого не знает. Это внутренняя кухня. Но мне есть с чем сравнивать. Когда я пришел в оркестр, он полтора года работал без главного дирижера, и это было видно. Оркестр действительно с характером. Управлять им было нелегко. Но сейчас, когда приезжают приглашенные дирижеры, первое, что они говорят: «Заниматься с оркестром – чудо. Они хотят работать. Они тебя слышат».

– А вам все удалось реализовать с чудо-оркестром?

 – Нет. Я бы хотел, чтобы оркестр еще вырос, поднявшись на несколько ступеней вверх. Музыканты могут играть лучше. Хотя знаю, что им нелегко. Зарплаты у них очень маленькие. Заставлять их переступать через себя, отдавать себя целиком и полностью работе, трудно.

Я дирижировал многими оркестрами в России и знаю финансовую ситуацию в других коллективах. Мы получаем гораздо меньше, а играем намного лучше. Аномалия здесь есть. Хотя и в нашем коллективе есть «пассажиры». Оркестр это знает. Надеюсь, что у филармонии появятся возможности помочь музыкантам. К сожалению, сегодня администрация не всегда грамотно работает. И оркестр чувствует, что у него нет поддержки. Это отражается на музыкантах. Но тем не менее они ответственно относятся к работе. И неважно, что происходит в жизни каждого оркестранта. Когда они приходят на репетицию, все проблемы остаются за дверью репетиционной комнаты.

 

Будущее оркестра туманно 

– Понятно, что симфоническому оркестру, как и многим нашим учреждениям культуры, живется не просто. И в последние годы музыкантам пришлось воевать с чиновниками, когда пошли разговоры о том, что Карелии хватит одного оркестра, и находиться он должен в Музыкальном театре, а не в филармонии. Музыканты писали письма, отстаивая свою независимость и свои помещения. Вы не участвовали в этих конфликтах. Не хотели воевать с чиновниками? Или не считали нужным бороться за карельский коллектив?

– Я не участвовал в этих конфликтах медийно. Это моя позиция. Было очень много сказано неприятных вещей и со стороны оркестра, и со стороны филармонии и министерства культуры. Я считаю, что главный дирижер, художественный руководитель не должен вступать в такую борьбу. Я вел переговоры, встречался с разными людьми, я работал над тем, чтобы изменить ситуацию. Но все это я делал не публично. Зачем ругаться, если можно все решить спокойно и цивилизованно?! Если мне что-то не нравится, я не пойду жаловаться в СМИ. Я поддержал оркестр, который написал письмо в Минкульт, но не подписал это обращение. Не подписал, не потому что чего-то боялся, а потому что не был согласен с некоторыми словами, деталями. В течение полугода я боролся за то, чтобы коллектив мог нормально музицировать. И сезон прошел нормально.

– Как вы думаете, какая судьба ждет оркестр? Он отстоял свое место под солнцем?

 – Будущее туманно. Если здание филармонии встанет на реконструкцию, которая очень нужна, то оркестр могут закрыть. И коллектив не зря этого опасается. Руководство министерства культуры и филармонии должны найти способ сохранить симфонический оркестр. Я не устану повторять, что он один из лучших на территории России. Очень легко его потерять, но создать такой коллектив заново будет нереально сложно. Думаю, что решение этого вопроса не требует больших финансовых вложений. Главное, чтобы этим занимались грамотные люди.

– А нашелся ли грамотный человек, который сменит вас на посту главного дирижера?

– Пока нет. Следующий сезон с оркестром будут работать приглашенные дирижеры. Музыканты должны не просто проиграть следующий сезон, дав 20 концертов с 10 разными дирижерами. Коллективу нужно будет поработать с профессионалами, а не с дешевыми, бесплатными маэстро. Иначе оркестр просто потеряет время. Музыкантам нужно руководителя из "качественных" специалистов.

– Ваш предшественник Олег Солдатов был "качественным" маэстро. Тем не менее общего языка с коллективом не нашел. Он всегда держал дистанцию с подчиненными. Никакой дружбы с музыкантами не водил. А у вас какие отношения были с оркестрантами?

– Если честно, я их знаю и не знаю. Мы близки потому, что через музыку прошли все. Но в жизни мы не общаемся. У меня просто нет времени. Кроме того, я очень стеснительный человек. Мне было бы неудобно навязываться в друзья. Думаю, что я бы их смущал, если бы пытался сойтись ближе за чашкой чая. Так что мы встречались только на концертной площадке. А мои друзья – это люди, которые далеки от музыки.

 

Москва и муза устраивают 

– Ваши родители к музыке имеют самое непосредственное отношение. Вашу маму петрозаводская публика видела. Ваш папа у нас не выступал. А вы с родителями советовались, принимая решение об уходе из карельской филармонии?

– Папа должен был сыграть в Петрозаводске в мае нынешнего года. Но, к сожалению, его тур по Европе был отменен. Надеюсь, что когда-нибудь он все-таки здесь выступит. Он – выдающийся пианист. А что касается, советов с родителями, то я никогда не спрашиваю их мнения. С 10 лет не живу дома, поскольку учился в разных школах, колледжах. И родители меня отпустили в прямом смысле слова. Я могу поставить их в известность о своих решениях, но советов не принимаю. Мама верит в меня, в то, что я делаю. У нее нет поводов для переживаний.

– Значит, и по поводу своей женитьбы с родителями не разговаривали? Насколько известно, в прошлом году вы решили расстаться с холостяцкой жизнью. К сожалению, для карельских красавиц.

– Да, невероятную женщину, свою музу я встретил не в Петрозаводске, а в Алма-Ате. Мы познакомились как в сказке – на балу. Бал давали в честь международного чрезвычайного фонда помощи детям Организации Объединенных Наций. Она, москвичка, была вип-гостем. Я, стеснительный человек, никогда не подхожу к девушкам. Но тут переборол себя и подошел…

Никто не знал, что мы расписались. Свадьбы не было. Мы – авантюристы. На второй день знакомства решили пожениться. С помощью моего друга, британского консула в Питере, смогли быстро собрать документы. Ей нужно было уезжать в Милан на показ мод, мне – на концерты. Поэтому расписались в джинсах в московском загсе №4. Только через пару дней я позвонил маме и сообщил, что женат. Маму это не удивило. "В этом весь ты", – сказала она. Но мы порадуем своих близких. Свадьба будет. Возможно, праздник организуем и в Лондоне, и в Москве.

– А где ваш дом? По паспорту вы британский подданный, гастролируете по всему миру, а живете в России.

– У меня есть дом – резиденция в Лондоне. Я там бываю 4-5 раз в год. Есть квартира в Москве, где мы живем с моей женой. И на этот год Москва – наша база, наш дом. Меня Москва устраивает. А у жены здесь работа. Она главный редактор журнала "Fashion Collection", у которого 27 филиалов по России. Но при этом дома-то мы встречаемся не часто. Я постоянно в разъездах. А моя муза, как правильная жена, подстраивается под меня. Она приезжает на мои концерты.

– В Министерстве культуры Карелии надеются, что мы вас еще увидим за дирижерским пультом в филармонии. Будете приезжать в качестве приглашенного маэстро?

– Мы стараемся найти компромисс. Надеюсь, что выделю для Карелии три даты. Обещал некоторым солистам, что буду дирижировать определенные концерты. Я хочу свое слово сдержать. Да и с петрозаводской публикой всегда приятно общаться. Здесь очень много хороших, добрых людей. Я понял, что это мой город в свой первый приезд, когда меня встретили с поезда и повезли на такси, которое остановилось на "зебре". В Москве ведь невозможно пройти по пешеходному переходу, машины не тормозят. Древние индейцы были правы: это мы принадлежим земле, а не земля нам. Здесь, в Карелии, земля делает людей. Здесь энергетика какая-то особая. Поэтому сюда хочется возвращаться. И я еще вернусь.

Беседовала Наталья Соколова

Комментарии

Гость
Выбор читателей

Аналитика

08.12.2017 15:20
Капитал
Новый жилой комплекс на Древлянке строится для людей с повышенными требованиями к комфорту, но остается доступным по цене.
08.12.2017 14:53

Чтиво

07.12.2017 11:20
Личное мнение
В чем заключается мудрость принятого МОК решения об отстранении России от Олимпиады из-за допинга? Мнение Олега Реута.

Опрос

Часто ли вы летаете самолетами из Карелии?