ПОСМОТРЕТЬ
Чтиво. Частная жизнь
11:12, 15 Августа 2012

Анна-Мария Лиукко: "Мне нравится моя самостоятельность"

Консул Финляндии в Петрозаводске Анна-Мария Лиукко рассказала о своих карельских корнях, глобализации и самостоятельности финских женщин.

Недавно в петрозаводском отделении генерального консульства Финляндии появился новый начальник. Кресло консула заняла Анна-Мария Лиукко, для которой Карелия не просто сосед Суоми, а родина предков. Мама Анны-Марии до 21 года жила в Сортавале. Но когда началась советско-финская война, ее семья уехала в Финляндию, чтобы никогда сюда не вернуться. Анна-Мария Лиукко работала в Санкт-Петербурге, Москве, Лондоне и Нью-Йорке.  "Анна-Кайса Хейккинен оставила мне очень хорошую базу, – говорит Анна-Мария. – Я буду продолжать то, что она делала. Наша задача – работать надежно, быстро. И люди, трудящиеся в консульстве, должны быть довольны созданными для них условиями".

Финляндии люди сдержаннее

– Анна-Мария, надеемся, что и вы будете получать удовольствие от работы в Петрозаводске, который вы посещали несколько раз. Но почему же вы до сих пор не были на родине мамы в Сортавале? В Карелии совсем не осталось родственников?

– Вся семья мамы живет в Финляндии, в Карелии родных нет. Несколько раз просила у мамы, чтобы мы вместе съездили на ее родину. Для меня было важно отправиться в поездку именно с ней. Она могла бы показать места, где прошла ее юность. Но она не захотела, сказав, что это для нее слишком болезненно, тяжело в эмоциональном плане пережить путешествие в прошлое. А моя сестра года 3-4 назад побывала в Сортавале. Она была уверена, что нашла дом, где жила мама.

– Но теперь-то и вы выберетесь в Сортавалу?

– Конечно. Мама очень много рассказала о своей родине, о том периоде ее жизни, о прекрасной природе Карелии. Вообще весело там жили. Карелы и финны, которые родились в Карелии, более эмоциональные, умеют радоваться и плакать. В Финляндии люди более сдержанные.

– Русский язык вы начали учить еще в школе. Эмоциональность русских пробудила интерес к их языку?

– Я всегда интересовалась языками. Владею английским, шведским. Долго учила немецкий. А выбрав в школе эту "языковую линию", занялась и русским. Вначале мне было нелегко – язык трудный. Но все-таки постепенно интерес к русскому рос. Изучала язык в институте, где был организован специальный курс по торговым отношениям между Финляндией и Советским Союзом. Когда мне в 1975 году предложили пройти практику в нашем посольстве в Москве, я сразу согласилась. Тогда я и решила, что хочу работать в этой стране.

– Вы жили и работали и в СССР, и в России. Насколько, на ваш взгляд, изменилась наша страна за эти годы?

– Конечно, сегодня страна совсем другая. Когда я приехала в 75-м году в Москву, был февраль. Холодно. Большой город. Но на улицах мало машин, никаких пробок. Все было очень хорошо организовано. Сейчас темп жизни совсем другой. И даже Петрозаводск сильно изменился. Впервые я здесь побывала в 95-м году. С тех пор в городе появилось много супермаркетов, ресторанчиков, кафе. Ваши отели "Онего Палас" и "Карелия" просто шикарные. Побывала в новом торговом центре "Макси". Он ничем не отличается от центров в Хельсинки. И люди здесь, на мой взгляд, такие, как и у нас, они ближе к Европе, чем в других регионах России. Молодежь катается на скейтах. Много людей можно встретить на велосипедах. Я тоже с собой привезла свой старенький велосипед. Возможно, покатаюсь по Петрозаводску.

Мое отношение к вашей стране за эти годы нисколько не изменилось. Я всегда уважала уровень вашей культурной жизни. Обожаю классическую музыку, балет. Для меня важно посещать выставки, ходить на спектакли, концерты. Это пища для души. Так что я люблю русскую культуру и эмоциональных людей. Мы с мамой легко радуемся и грустим, как жители России.

 

Глобализация делает мир теснее

– Вы много лет работаете в МИДе. А сколько лет вы находились вне Финляндии?

– Наверное, я не очень типичный чиновник МИДа – мало ездила. Работала в Москве, Санкт-Петербурге, Лондоне и немного в Нью-Йорке. Когда мы вернулись из Лондона, где прожили пять лет, я захотела остаться в Финляндии, чтобы дочь могла спокойно учиться.

– Лондон, Нью-Йорк, Хельсинки… Не боитесь, что после жизни в этих городах у нас вам будет скучновато?

– Я долго жила в мегаполисах. Но чем старше я становлюсь, тем больше предпочитаю природу, покой. Кроме того, моей маме уже 89 лет, состояние здоровья не очень хорошее. Она и моя дочь-студентка живут в Хельсинки. Они скучали бы по мне, если бы я уехала куда-нибудь далеко, например, в Индию. Я решила, что хочу работать на русском языке. Хотела попасть в Петрозаводск. Он недалеко от Хельсинки, и здесь очень развиты взаимоотношения с Финляндией.

– Сейчас в вашем офисе консульства "горячие" деньки. Сегодня сроки выдачи визы затягиваются. Людям приходится порой и в очереди постоять. Будете решать проблемы очередей на получение виз?

– Жаль, что сейчас такое положение. Мы наращиваем ресурсы, но выезжающих становится все больше. Поток туристов постоянно растет летом и в декабре. Стараемся делать все возможное, чтобы положение было лучше. Сейчас задержка в выдаче визы составляет 3-4 рабочих дня.

– Но штат визового отдела увеличиваться не будет?

– Не могу дать положительный ответ на этот вопрос сейчас. Нас здесь всего 30 человек. Летом привлекались сезонные работники. Это все финансовый вопрос для МИДа Финляндии. Но мы стараемся. Все время что-то придумываем вместе с консульством в Санкт-Петербурге и посольством в Москве.

– Многие наши соотечественники уезжают в Финляндию и живут там на пособие, даже не пытаясь устроиться на работу. Это не раздражает жителей Финляндии?

 – У меня нет никаких статистических данных о том, как финны относятся к иммигрантам. Бывают случаи, что народ думает, что иностранцы приехали жить на наши налоги. Но такое мнение высказывают в маленьких городах, а не в столице. В основном люди понимают, что наше население стареет и иностранцы нам нужны. Это наши рабочие кадры. Без них не обойтись. И я знаю иммигрантов, которые много работают. Например, одна женщина из бывшей Югославии трудится медсестрой. Она – большая труженица.

А вообще приток иммигрантов в Финляндию, где пока доля иностранцев одна из самых низких в Европе, – это глобализация в каком-то масштабе. И это характерно для нашего будущего.

– Вы сторонник глобализации?

– Да. Глобализация делает мир теснее. Но, на мой взгляд, люди во всем мире одинаковы. Все хотят жить в хороших условиях, быть благополучными, чтобы каждый день на столе были хлеб и картошка. У нас живут беженцы из бывшей Югославии, Ирака, Ирана. Все эти люди формируют страну. В трамваях и автобусах сегодня можно услышать речь на разных языках. Много двуязычных семей. Это богатство для общества. Это дает возможность познакомиться с разными культурами.

 

Хочу сама все решать

– Ваши предшественницы по-хорошему удивляли. Паула Сиркия пела джаз, Анна-Кайса Хейккинен бегала на лыжах, пропадала в фитнес-зале и не пропускала концерты и спектакли в наших учреждениях культуры. А вы нас чем удивите?

– Как я уже сказала, я люблю культуру. Поэтому буду посещать театры, ходить на концерты и выставки. А еще я люблю свою собаку. Тэтэ 4 года. Она будет скучать без меня. Так что каждый вечер буду с ней гулять в лесопарковых зонах. Набережная и ямка у бывшего Онежского тракторного завода, по-моему, замечательное место для таких прогулок.

– Собаку перевозите из Хельсинки. А что еще решили захватить с собой в длительную командировку в Петрозаводск?

– Я собиралась привезти весь дом. Потому что это важно для того, чтобы чувствовать себя комфортно. Книги, СD-диски, посуда… Но что-то осталось в Хельсинки. Хотя дочь, которая живет в нашей квартире, сказала: "Ужас, здесь ничего нет". Но в Хельсинки меня ждет моя кровать.

– Дочь, видимо, тоже очень вас ждет. До этого ведь вы ее брали в свои командировки?

– Конечно. Моей дочери скоро исполнится 20 лет. Она начинает учиться в профессиональном институте. Мы жили с ней в Санкт-Петербурге три года, в Лондоне – пять лет. Она свободно говорила по-русски в свое время. Сейчас все забыла. Сегодня она лучше говорит по-английски, чем по-фински. Со второго класса гимназии училась на английском языке. И сейчас в институте ее курс на английском языке. Ей нравятся танцы. Это ее хобби. Несколько раз в неделю она преподает "сказочный балет" и латинский танец в стиле самбо маленьким девочкам.

– Встречаясь с Анной-Кайсой, мы неоднократно говорили о том, насколько разные женщины и мужчины в России и Финляндии. О том, что финка, самостоятельная, сильная женщина, вряд ли захочет выйти замуж за русского мужчину, требующего повиновения, заботы, ласки. И, например, Анна-Кайса, сделавшая блестящую карьеру, замуж не стремится. Вы тоже не замужем. Одиночество – это выбор современных финских женщин?

– Я в разводе. Но у меня очень хорошие отношения с бывшим мужем. Просто мы были не очень похожи друг на друга, у нас разные интересы. Но когда был праздник Ивана Купалы, я пригласила его с новой женой к себе на дачу. Дочь там тоже была. Он мой друг. И он общается с дочерью.

Мое замужество длилось восемь лет. Второй раз выйти замуж желания не было. Я слишком самостоятельная женщина: хочу сама решать, куда идти, что делать, как одеваться, что кушать. Ключевое слово для меня и многих финок сегодня – самостоятельность. Многие женщины работают, зарабатывают деньги. Они ни от кого не зависят. Это нормально. И мне нравится моя самостоятельность.

– А чего вам будет не хватать в Карелии?

– Друзей. Но современные информационные технологии помогают поддерживать связь с близкими. Так что скучать я здесь не буду.

По материалам "МК в Карелии"

Комментарии

Гость

Чтиво

Сегодня 15:09
Без политики
Телефоны в ореховой пасте, деньги в лифчике и сим-карты в помидорах пытаются передать заключенным Карелии.

Опрос

Какую сумму вы планируете потратить на новогодние подарки?