ПОСМОТРЕТЬ
Чтиво. Частная жизнь
12:10, 23 Сентября 2013

Ольга Кормухина: "Я пою от лица счастливой женщины"

Ольга Кормухина, рок-звезда 80-х и начала 90-х возвращается на сцену после долго перерыва, после духовного кризиса и обретения Бога, семьи и смысла жизни. Петрозаводск вошел в список городов, где Кормухина дала концерт в рамках масштабного тура по российским городам. Сейчас рок-дива счастлива в браке с музыкантом Алексеем Беловым (Парк Горького), воспитывает 13-летнюю дочь, а "Столица на Онего" побеседовала с певицей о музыке, о современности и о жизни.

– Скажите, как Петрозаводск попал в список городов тура?

– Вы знаете, не я занимаюсь организацией, этим занимаются промоутеры и мой директор. Они выстраивают маршрут. Но когда я узнала, что будет Петрозаводск, я, конечно, очень обрадовалась, потому что давно мечтала побывать в этом городе. Здесь я не была ни разу, а я люблю новые города. Мне еще не надоело. Мне вообще жить интересно. Тур только начался, мы уже дали концерты в Калининграде и Мурманске. Мы перемещаемся с запада на восток через центр. За все это время я пару раз буду возвращаться в Москву: у меня съемки, запись очередного диска. В нем примет участие Елена Образцова.

– Если Вы говорите об Образцовой, это будет разножанровый альбом?

– У меня больше не будет одноплановых альбомов. Я – за музыку, я против форматности. Это маленький мой бунт. В принципе, все мое рокерство в моем бунтарстве. Я бунтую против всех законов шоубиза, даже законов музыкального жанра.

– А как Вы относитесь к современной российской рок-музыке?

– А она есть? Если бы она была, я бы относилась. Я отношу себя к традиционной мировой рок-музыке, и не только я.

– Переформулирую, на современной сцене, кого вы бы выделили из молодых? Или кто из старых музыкантов не разочаровал?

– Очень сложный вопрос. Честно скажу, потому что… Я не слушаю их. Я слушаю то, что меня может назидать каким-то образом в моей профессии, в жизни. Я люблю U2, я люблю Foo Fighters, я люблю Audioslave. Я слушаю те группы, которые прогрессивные, те, которые развиваются и развивают мировую музыку. На остальное времени нет, простите. У меня еще ребенок, у меня свой фестиваль огромный, ежегодный. Я приглашаю туда молодых исполнителей, которым пока не светит попасть никуда: ни в ротацию на радио, ни на экраны. Я стараюсь их хорошо снять. Я в эту съемку вкладываю свои средства. Ленин сказал одну фразу, с которой я согласна, несмотря на то, что во всем остальном я с ним не согласна. Он пишет: «Искусство принадлежит народу, но это не значит, что искусство должно опускаться до уровня народного творчества». Оно, наоборот, должно поднимать народ на культурную высоту, понимаете?

– На чем Вы сами росли?

– Когда я росла, нам навязывали хорошую музыку, хорошее кино, хороший театр, хорошую поэзию, хорошую литературу, хороших артистов, режиссеров, исполнителей. И я нисколько об этом не жалею. Мы росли на лучших образцах мирового искусства, и это дало свои плоды. При всем при том, я очень хорошо знала и любила мировую музыку: Led Zeppelin, Pnk Floyd, Queen. Я очень благодарна Богу, что у меня семья была очень культурная. В плане образовательном мне очень повезло. Именно не обучения, а образования. Сейчас очень много обученных людей и очень мало образованных. Тогда было наоборот. Тогда даже слесари читали в метро Эриха Марию Ремарка. Я сама тому свидетель. Поэтому и залы заполнялись адекватно. Лица были другие на улицах, отношения были другие, и в обществе, и в семье…

А я все время говорю сейчас: как мы поем, так мы и живем, что мы поем, так мы и живем. Мне часто задают провокационные вопросы насчет Ваенги и Михайлова, как я отношусь? Не отношусь я к этому, ребята! Как я могу относиться к чему-то абсолютно чужеродному для себя. Я вижу результат их деятельности в том, что если ты соглашаешься с тем, что герой или героиня этих песен – это твой идеал, то ты так и будешь жить. Я пою от лица счастливой женщины, независимо от того, одна она или с кем-то вдвоем.

– Это личный опыт или принципиальная позиция?

– За свою жизнь я поняла: у меня было, скажем так, два левых брака, и один правый (смеется), один настоящий. Благословенный, благословлённый брак. Поэтому я знаю разницу и понимаю ее. Если бы я не научилась быть счастливой сама с собой – не самодостаточной, не феминисткой, а счастливой – я бы не смогла быть счастлива с Алексеем и его бы не сделала счастливым. Когда я говорю: «Тебе наверное со мной не легко, Лёш», он отвечает: «Я с тобой счастлив».

Ольга Кормухина и Алексей Белов / фото: Марина Захарова
Ольга Кормухина и Алексей Белов / фото: Марина Захарова

– Скажите, а как вы воспитываете свою дочь, которая входит сейчас в подростковый возраст, возраст бунтарства?

– Вся штука в том, что мы ее не воспитываем, мы стараемся просто, аккуратно, не насилуя, подсказывать. Она уже вошла в подростковый период в полный рост, и помоги нам Господи его пережить (улыбается)! Дело в том, что она – с характером. И это, я считаю, хорошо. Я тоже с характером, со мной тоже родителям было трудно. И я должна пройти ровно то, что прошли мои родители. Мы всегда получаем то, что мы сотворили. Это закон жизни. Благодаря этому я сейчас многое поняла в отношении моих родителей. И моя благодарность тысячекратно усилилась за их терпение, за то, что они не навязывали мне свою точку зрения, но дали в жизни потрясающий пример. Я бы хотела быть таким примером для моей дочери.

– Вы часто даете советы своей дочери?

– Я думаю, что даже слишком. Может быть, и не стоит так часто давать их. Просто я, к сожалению, наверное, плохой педагог. Я стараюсь не делать того, что мне в детстве навредило со стороны не только родителей, со стороны взрослых вообще. Я стараюсь этого избегать, но это очень трудно. Не всегда получается. Я стараюсь додать ей то, чего мне не хватало. Но тоже не всегда правильно додаю. Иногда балую чрезмерно.

– А вы сами в быту чем занимаетесь, что делает Ольга Кормухина, когда на записывает музыку, не дает концерты, не участвует в каких-то проектах?

– Я шью, и очень хорошо. Многие костюмы шью сама. Мне очень нравится. Я так устроена с детства, мне надо делать как минимум два дела одновременно. Я, допустим, должна готовить и при этом что-то писать.

– А с чем связан ваш интерес к режиссуре?

– Это осознанная необходимость, когда-нибудь снять то, что я в этой жизни встретила, увидела, поняла. Насколько я амбициозна в музыке (Я имею право говорить «Я знаю цену себе как певица, как музыкант». И это нормально – знать себе цену. Я бы никогда не полезла на сцену, если бы я не знала, что я лучше многих других), что касается режиссуры, я мечтаю быть вторым режиссером у гениального режиссера.

– Например?

– Мне нравится Звягинцев, мне очень нравился Сережа Бодров – он правильным путем развивался и мог бы вырасти в большого режиссера. Папа его нравится. Мне нравятся фильмы Учителя, хотя не все. Мне нравится Герман.

– Но планы режиссуры – они связаны с ближайшим будущим?

– Как Бог даст. Вы знаете, я в жизни ведь и на сцену-то не лезла, меня пинками загоняли. У меня все так складывалось. Как я ни старалась отрулить, все равно на эту стезю Господь меня возвращал.

– Что же заставило вас снова вернуться на сцену, если вас уже долгое время устраивала и семья, и то, как устроилась ваша жизнь?

– Самая большая для меня похвала, самое большое мое счастье, когда люди говорят: «Слава Богу за то, что он создает такую музыку, такие голоса». То есть не мне приписывают. Это самое великое счастье, когда люди пишут: «после ваших песен жить хочется». Вот, что должно делать искусство. Просто колебать воздух я бы не вернулась, как бы ни упрашивали, не вернулась бы, честное слово. Потому что так было комфортно в нашей студии маленькой, где мы писали то, что мы хотим. Музыку для кино ту же. Это очень интересно.

А вообще, это молитвы стольких людей, которые ждали моего возвращения, которые любят музыку и верны ей. Мне прислали недавно интервью 1997 года, где я сказала, «когда Богу будет угодно, он так меня начнет раскручивать, что все продюсеры с ума сойдут». И оно так и получилось.

– Ну а критику, и просто какие-то выражения коллег по цеху как воспринимаете, тем более, что интернет дает простор для любых слов, без всякой цензуры?

– Как говорится в Апокалипсисе «будь ты лучше холоден, чем тепл». То есть, надо боятся равнодушия. И пусть я иногда говорю вещи, которые неудобоваримы для других людей… Ведь мне тоже приходится слушать очень много неприятного, но главное неприятного не справедливо! И клеветы много приходится слушать, но я ничего не говорю. Мне что не нравится в современной артистической тусовке – все в глаза говорят «ой, какой ты замечательный!», а за глаза поливают грязью друг друга. Хотя мне не страшно. Кто бы ни стоял на сцене: Тина Тернер, Бони Тайлер, хоть сам Роберт Плант, я выйду и спою. И уверяю вас – мордой в грязь не ударю, за страну обидно не будет! При этом я на каждого смотрю с надеждой, даже на своих врагов и оппонентов. Но все равно, нельзя петь все подряд, нельзя петь, не задумываясь, что ты поешь!

Я всегда говорю молодежи, изучайте свою историю в подлинниках, ищите свидетельства людей. Я всегда очень пытливо относилась к истории, не потому что это был мой любимый предмет, я всегда понимала, только зная хорошо историю, правильную историю, ты можешь что-то загадывать на завтрашний день. Я не говорю о далеком будущем. Я, может быть, высокие материи затрагиваю, но знаете – о всякой фигне и без меня куча народа поговорит!

Беседовал Борис Романов
фото: www.olgakormuhina.ru

Комментарии

Гость
Выбор читателей

Чтиво

15.12.2017 15:09
Без политики
Телефоны в ореховой пасте, деньги в лифчике и сим-карты в помидорах пытаются передать заключенным Карелии.

Опрос

Какую сумму вы планируете потратить на новогодние подарки?