ПОСМОТРЕТЬ
Чтиво. Спецпроект
15:45, 02 Октября 2013

Чудаки в ПТЗ.
Авторский проект Натальи Соколовой

Петрозаводск знаменит своими людьми. Среди горожан есть много интересных, неординарных личностей. Порой кому-то их увлечения, страсти, привязанности кажутся чудачеством, но без этих людей ПТЗ был бы скучным. Этот проект рассказывает о наших чудных земляках, которые делают жизнь города ярче.

 

В поисках приключений

Как петрозаводский пенсионер Николай Межнин подался в путешественники

Когда в столице Карелии отмечали День пожилого человека, 70-летний петрозаводчанин Николай Межнин отдыхал после очередного путешествия. Он выполнил обещание, которое дал себе и своим сыновьям в конце прошлого года, – съездил к друзьям в Душанбе. Бывший работник БОПа, просидевший более семи лет на пенсии, за последний год дважды покидал свой дом. Он совершил европейский вояж на голландском судне в команде с филиппинцами и погулял по кишлакам Таджикистана. Останавливаться на достигнутом путешественник не собирается. «Пенсии мне хватает, – признался Николай Межнин. – От зятя и сыновей шмотки достаются. Ем я немного. Так что с деньгами проблем нет. У детей просить на дорогу не буду. А 70 лет для поездок не возраст. Мы еще попутешествуем».

Николай Межнин большую часть жизни провел в плавании. Сначала работал радистом на судах БОПа, затем матросом. Только в 63 года он вышел на пенсию, окончательно обустроившись в маленькой общежитской комнатушке, заставленной шкафами с книгами. Пенсионер много читал, общался с детьми, которых у него четверо, и о дальних странствиях даже не думал. Но после семи лет заслуженного отдыха Николай Михайлович заскучал по морю. Благодаря сыну, работающему старшим механиком в голландской судоходной компании, Межнин в ноябре прошлого года отправился в вояж на грузовом судне Flinter Roze. Он прошел рейсом от испанской Ла-Коруньи до питерского Ломоносова. Правда, путешествие для пенсионера началось еще в России. До Испании он добирался из Питера через Стокгольм и Лондон. В перелетах и их ожиданиях Николай Михайлович провел около 12 часов. Когда увидел океан, усталость, как рукой сняло.

«Судно, на котором работает мой сын механиком, небольшое: пять тысяч тонн, – рассказал нам после возвращения из своего первого путешествия Николай Межнин. – В БОПе такие были. Но чтобы такую посудину обслуживало всего семь человек (капитан – голландец, механик – русский и команда из пяти филиппинцев), никогда такого не видел. Ребята работают по полной программе. Теперь хорошо понимаю сына, на которого вечно ворчит родня: «Ну, уж не можешь выйти, купить магнитик». Какой магнитик? Он один на машинное отделение в три этажа! Я тоже без дела не сидел, помогал сыну, сверяя наличие запасных частей, расфасованных в разных пакетах, с ведомостью».

После двухнедельного вояжа Николай Михайлович окончательно вспомнил молодость, сидеть дома среди книг уже не мог и не хотел, поэтому запланировал новое путешествие. Охота к перемене мест позвала в Таджикистан. Подкопив с ноября прошлого года деньжат, пенсионер в конце августа вместе с другом Рустамом отправился в Душанбе.

«Рустам, с которым мы уже лет 20 дружим, поехал на очередную встречу выпускников Душанбинского сельскохозяйственного института, – рассказал Николай Михайлович. – Я решил прокатиться вместе с ним, чтобы познакомиться с его родными и близкими. Меня всегда интересовали и интересуют люди. А ими, как оказалось, Таджикистан очень богат».

Уже в аэропорту в Москве петрозаводский пенсионер смог поближе рассмотреть как минимум 15 сыновей Таджикистана. Их, как нелегалов, депортировали на родину. «Парни в робе, на их руках известка, а они улыбаются, не унывают, – поделился Николай Межнин. – В самолет они зашли вообще без вещей. Даже пакетов у них не было. Потом, в Таджикистане, я понял, кто и что заставляет их так рваться в Россию».

Душанбе, по словам петрозаводчанина, – это витрина. В столице Таджикистана красиво и чисто. Кругом парки и фонтаны. В кишлаках картинка другая: кругом нищета и запустение. Увидеть ишака – проблема, услышать кудахтанье курицы вообще невозможно. Зато руин предприятий, вроде «Таджикзолото», хоть отбавляй.

«Мы жили у родных Рустама в Колоне, – сказал Николай Михайлович. – В большом доме, где куча детей, к нам всегда приходили гости. Можно было целый день сидеть у стола и встречать новых людей. Предприятий нет, никто не работает. Мужчины только разговаривают и пьют чай. Причем по-русски хорошо говорит только старшее поколение, молодежь плохо знает наш язык. Однажды поймал себя на мысли на мысли, что на столе чего-то не хватает. Здесь нет ни стаканов, ни рюмок и никаких бутылок со спиртным. Люди не пьют вообще. Но утром и вечером у всех намаз».

То, что в Таджикистане нет производства, петрозаводчанин смог убедиться, отправившись на рынок в поисках местной продукции. Восточный рынок полон лишь китайскими товарами. Ни таджикских ковров, ни тюбетеек, ни посуды. Народные промыслы зачахли на корню.

«Говорят, что ближе к горам люди еще что-то умеют делать, а так все таджиками забыто, все утеряно, – сказал Николай Межнин. – Вот и тюбетейку мне женщины из семьи Рустама нашли только китайскую. А магнитиков на холодильник я вообще не смог купить. Для туристов здесь ничего нет. Как нет ничего и для самих таджиков. Китайцы же чувствуют себя здесь комфортно, потихоньку оккупируя территорию Таджикистана».

Покидал 70-летний путешественник Таджикистан с особыми чувствами. Говорит, что несмотря не на что, люди здесь очень хорошие. Для них главное – семья. Каждый стремится заработать деньги для того, чтобы построить свой собственный дом и обзавестись детьми. А потом они кормят свое многочисленное потомство. Вот и едут и едут таджики в Россию, чтобы где-то заработать копейку, чтобы потом отправить ее домой.

«Они нищие, но дома строят и по пять-шесть детей рожают, – говорит Николай Михайлович. – Таджикистан держится на солнце, семье, детях и родственниках. Забери у них семью и страна кончится. Я ни разу не слышал, чтобы там кто-то на кого-то рявкнул и даже повысил голос. Близкие уважают друг друга, все решают спокойно и вместе. И ко мне, русскому, они относились очень благожелательно. Я очень благодарен людям, с которыми познакомился в кишлаке».

После Таджикистана путешественник погостил у двух сыновей в Сочи, где они работают промышленными альпинистами. Старшенький сейчас делает тарзанку в 200 метров. Была бы она готова к приезду Николая Михайловича, он обязательно проверил ее на себе. Пенсионер готов для разных испытаний. И, возможно, скоро соберется в новую дорогу.

«Куда в следующий раз махнуть? – задается вопросом пенсионер-путешественник. – Может, в Африку или опять в Таджикистан. А вообще в юности у меня была мечта прокатиться на поезде до Владивостока. Сидеть у дома на лавочке не для меня. Хочется жить интересно. Сыновья меня в этом желании только поддерживают. Хотя кто-то и считает меня чудаком. Пусть считают. Старикам надо жить, а не доживать свой век».

Комментарии

Гость

Аналитика

11.12.2017 12:03
Обществоведение
Адвокаты экс-главы Карелии и бывшего директора музея "Кижи" Андрея Нелидова подозревают, что их подопечный стал жертвой разработки спецслужб.
08.12.2017 14:53

Чтиво

07.12.2017 11:20
Личное мнение
В чем заключается мудрость принятого МОК решения об отстранении России от Олимпиады из-за допинга? Мнение Олега Реута.

Опрос

Какую сумму вы планируете потратить на новогодние подарки?