ПОСМОТРЕТЬ
Чтиво. Спецпроект
08:47, 03 Октября 2013

Ретроспектива.
Авторский проект Армаса Машина

Ретроспектива это взгляд в прошлое, обозрение прошлого. Проект посвящен жизни Петрозаводска и Карелии последней трети ХХ века. Это время «эпохи застоя», перестройки и «лихих девяностых». «Ретроспектива» – авторский взгляд на время, которое когда-то было настоящим и будущим, и ушло в прошлое. Там отправная точка экскурсов в более давние времена.

 

 

Девяносто третий год

"Девяносто третий год" название последнего романа Виктора Гюго. Вышедший в 1874 году, он рассказывает о событиях последнего года Великой французской революции. Сторонники двух различных моделей общества противостоят друг другу, и это бесчеловечное, страшное противостояние. Более восьмидесяти лет отделяют описанный Гюго 1793 год от времени выхода романа.

У России свой девяносто третий год – 1993-й, и его события, как и все время «лихих девяностых», ждут рассказчика, равного Гюго. Осмысление, оценка того, что случилось с нами в «лихих девяностых», еще впереди.

Исполняется 20 лет со времени событий 3-4 октября 1993 года, и в годовщину вспоминаешь, как это было, что было с тобой в эти дни. В воскресенье 3 октября я вернулся в Петрозаводск из-за пределов Карелии. В то время источниками информации были телевидение, радио и печать. В поездке я не слишком за ними следил, и о московских событиях знал по заголовкам новостей: Ельцин, Руцкой, правительство, Верховный Совет, указ, противостояние...

Во второй половине дня я встретился с приехавшими в Петрозаводск финскими коллегами из газеты «Карьялайнен», и мы вместе проводили воскресный вечер.
Это были журналистка Туула Копонен и фотограф Ритва Айконен (сейчас Мелентьева). «Карьялайнен» издается в Йоенсуу, и традиционно интересуется происходящим у нас в Карелии. Предполагалось, что в понедельник я помогу коллегам в проведении запланированных в Петрозаводске интервью. Их тематика, как и сам приезд финских журналистов, не была связана с обострившимся противостоянием между сторонниками Ельцина и Съезда народных депутатов.

Туула Копонен. Финляндия, наши дни.
Туула Копонен. Финляндия, наши дни.

 

Блиц в пользу Ельцина

Вечером – мы за столиком в баре «Северной». У бара было тогда устоявшееся название: валютный бар, и своя постоянная публика: валютные менялы, «валютчицы», «качки». Внимание Ритвы привлекает экран телевизора на стене за моей спиной: кадры уличных столкновений, вооруженные люди, военная техника. В баре шумно, он живет своей жизнью. По телевизору в номере мы узнаем о столкновениях, случившихся в Москве. Штурм мэрии, Останкино. Гайдар обещает раздать автоматы своим сторонникам и требует вмешательства военных. Противников правительства называют бандитами, изменниками и убийцами. Говорят о милиционерах, защищавших мирных людей и задушенных велосипедными цепями. Ахеджакова с экзальтацией взывает к армии защитить ее от Конституции…

Невозможно оценивать события, находясь под глухим пропагандистским прессом. Добиваясь власти, Ельцин обещал россиянам свободу и процветание, а потом людям без конца твердили с экранов, что Съезд народных депутатов и Верховный Совет повинны в том, что процветание затягивается. Убрать их с дороги, и все будет хорошо. Сильна инерция ожиданий. Руцкого и Хасбулатова многие воспринимают как рассорившихся с Ельциным бывших членов его команды, а происходящее – как борьбу за власть. Несмотря на удручающие результаты «реформ», Ельцин продолжал оставаться популярен. Люди, словно, ждут чуда. В августе 1993 года Ельцин подписал Указ «О дополнительных мерах по повышению экономической самостоятельности Республики Карелия», и отчасти это подогревало ожидания улучшения жизни в республике.

Эти записки не о том, как я, спустя 20 лет, оцениваю события 3-4 октября 93-го года. Их тема – как тогда виделось и воспринималось происходящее.

В понедельник 4 октября было ясно и солнечно. Туула брала блиц-интервью у горожан на улицах в центре Петрозаводска, а я помогал ей как переводчик. Мы не подбирали людей для интервью, здоровались с самыми обыкновенными прохожими, просили ответить на вопросы финской газеты. Большинство оказалось на стороне президента или ответило уклончиво.

У меня сохранился снимок, сделанный Ритвой тогда перед зданием министерства внутренних дел. Слева Валерий Леонтьев, работавший в начале 90-х в редакции петрозаводской газеты «Набат Северо-Запада». Мы случайно встретили его прямо перед зданием МВД, и я представил Валерия коллегам. Он – за «свободу и демократию», против «красно-коричневых». Помню, мы о чем-то шутили. От Леонтьева узнали, что телевидение сообщает о штурме Белого дома в Москве. «Операция проходит без жертв»…

Петрозаводск, 4 октября 1993 года. Слева Валерий Леонтьев / фото: Ритва Айконен
Петрозаводск, 4 октября 1993 года. Слева Валерий Леонтьев / фото: Ритва Айконен

Вспоминает Туула Копонен:
– Мы совершали журналистские поездки в Карелию, начиная с 1992 года, и наш опыт работы в России был тогда невелик. Для меня Россия была незнакомой, немного пугающей, но чрезвычайно интересной для работы страной. Летом 1992 года я возвратилась из Венгрии. Живя там, я могла наблюдать за развитием ситуации в странах Восточной Европы.

Оказавшись в Петрозаводске в момент московского противостояния, мы были не на шутку встревожены: что будет дальше? Не окажутся ли закрытыми границы России, и не будет ли повсеместно введено чрезвычайное положение? Неужели может начаться война? Отправляясь в Петрозаводск, мы, конечно, знали, что конфликт Ельцина и парламентариев превратился в пат, но мы не предполагали, что Ельцин сможет заставить силовые структуры применить такое жесткое насилие для разгрома Белого дома.
 
 

Спокойствие на фоне "калашниковых"

Туула попросила меня попробовать организовать ей интервью на злобу дня для «Карьялайнен» с кем-нибудь из государственных руководителей Республики Карелия. Звонок из редакции в Верховный Совет. Мне везет: вечером, после шести нас примет первый заместитель председателя Верховного Совета Карелии Иван Александров.

В здании Верховного Совета (сейчас Законодательное собрание) милиционеры на вахте экипированы бронежилетами, и у них «калашниковы» рядом на столе. Интервью с Иваном Петровичем длилось, помнится, около сорока минут. Говорилось о том, что руководство Карелии следит за происходящим, обстановка в республике спокойная, и у финнов нет причин для беспокойства. Порядок в стране восстановлен, и то, что случилось, не отразится негативно на жизни Карелии и отношениях с Финляндией. После интервью Ритва решилась попросить Александрова немного попозировать на фоне милиционеров в холле, и он любезно согласился. По пути в холл он тактично попросил иностранок не нагнетать страстей и быть объективными: в Петрозаводске и Карелии все спокойно. Жаль, что тогда не попросил у Ритвы снимков, сделанных во время этого интервью.

– В те дни Петрозаводск выглядел совершенно спокойным городом, – рассказывает Туула. – Милиции было больше обычного, но горожане были спокойны, правда, они толком не знали, что на самом деле происходит в Москве. Забота о хлебе волновала их больше, чем события в столице. Прохожий, не захотевший представиться, сказал: «Неужели назад в СССР?». Нам было важно узнать позицию официальных лиц Карелии, и об этом мы говорили с Иваном Александровым в Верховном Совете.

– Вскоре все разрешилось, – продолжает Туула Копонен. – Мы узнали, что в Москве было множество убитых, и Ельцин был «на коне». Хасбулатов и Руцкой отправились в тюрьму.

…Вечером в гостиничном баре мужик с раскрасневшейся потной физиономией и увесистой золотой цепочкой на шее торжествовал: «Здорово же дали нынче в Москве коммунякам!». Он один из победителей.

 

"Люди остались ни с чем"

Туула Копонен известная журналистка, материалы которой публикуются сейчас во многих газетах Финляндии. На протяжении двадцати с лишним лет она множество раз бывала в России и Карелии, и писала о нашей жизни. Как Туула оценивает наш девяносто третий год?

«Вскоре после октябрьских событий, в конце 1993 года, в России была принята новая Конституция, наделившая президента широкими полномочиями», – отвечает она. – «Парламент превратился в «машину для голосования». Эта тенденция сохраняется в России поныне. Россия не парламентская демократия, а государство, управляемое властью президента и тех, кто за ним стоит.

В России перемены происходили стремительно, как и в странах Восточной Европы, а сознание людей не успевало перестроиться им в такт: от социализма к демократии, от командной экономики к стихии рынка. Кто-то смог «снять сливки», оказался в большом выигрыше, а простые люди остались ни с чем. Так ведь случилось тогда в России.

Теперь, спустя время, думаю, что день 4 октября 1993 года был наверно решающим для развития демократии в России. Россияне хотят видеть во главе страны сильного лидера. По их мнению, Ельцин оказался клоуном, которым Запад манипулировал, как хотел».

Комментарии

Иван Николаев
2013-10-04 10:26:31
Действительно, в Петрозаводске те октябрьские дни прошли на удивление спокойно. Причиной тому, я думаю, служил информационный вакуум. Интернет в ту пору, если и существовал, то не был средством общения и массовой информации. Вся текущая информация черпалась из ТВ и радио. Я все дни с утра до вечера проводил на работе, и за событиями не следил. Помню лишь ту передачу, в которой Ахеджакова призывала армию защитить народ от Конституции. Сами события 3-4 октября воспринимались мной тогда как борьба за власть между двумя группировками - ельцинистами и хазбулатовцами.
Гость

Аналитика

11.12.2017 12:03
Обществоведение
Адвокаты экс-главы Карелии и бывшего директора музея "Кижи" Андрея Нелидова подозревают, что их подопечный стал жертвой разработки спецслужб.
08.12.2017 14:53

Чтиво

07.12.2017 11:20
Личное мнение
В чем заключается мудрость принятого МОК решения об отстранении России от Олимпиады из-за допинга? Мнение Олега Реута.

Опрос

Какую сумму вы планируете потратить на новогодние подарки?