ПОСМОТРЕТЬ
Чтиво. Частная жизнь
12:32, 20 Ноября 2013

Возвращение героя Великой войны

Спустя почти 70 лет после окончания Великой отечественной войны, еще один из миллионов безымянных защитников нашей страны обрел свое имя. Заполнена еще одна страница Книги памяти тех, кто отдал свою жизнь за нас с вами.

"Мама ждала его всю жизнь"

Когда 30-летний Михаил Бобин ушел на фронт, его дочери Тамаре был всего годик и о нем она почти ничего не знает. «Мама рассказывала, что он очень любил учиться, много читал, но особо она о нем не распространялась. Понимаете, ей самой пришлось пережить немало горя, испытать немало страха, поэтому она была немногословна», - рассказывает Тамара Михайловна.

А вот что она запомнила на всю жизнь – себя, маленькую, в годы войны, казавшиеся бесконечными. «Когда все началось, мы с мамой и сестрой эвакуировались в Архангельск, где однажды мама пошла к какому-то руководителю, и от голода и истощения упала в обморок. Пожилой мужчина пожалел ее и устроил на работу в детский садик. Помню, как я ползала по «пеленальнику»: была настолько слаба и больна, что ходить начала только в семь лет, перед школой. И траву ели, помню, потому что есть было нечего. Потом мы перебрались в Заонежье: ждали, что отец с фронта вернется, и боялись, что в Архангельске он нас не сможет найти».

В 1945 году семья получила извещение о том, что старший лейтенант Бобин Михаил Семенович пропал без вести. И больше – ничего. Но ведь если пропал - не значит, что погиб! «Мама прожила до 82 лет, всю жизнь ждала, что он вернется, замуж больше не выходила. А я ведь тоже надеялась, что вот-вот, и он появится у нас на пороге. Особенно когда бойцы начали приходить с фронта, и я высматривала его в толпе мужчин – а может, этот мой папа, или вон тот? А позже мы просто тихо завидовали тем детям, у которых были отцы, но продолжали ждать».

Но боец с фронта так и не вернулся.
 
 

Иначе как чудом это не назвать

Возможно, Михаил Бобин стал бы одним из многих тысяч мужчин и женщин, бесследно сгинувших в жерле той страшной войны. Однако год назад произошло событие, благодаря которому стало возможным приоткрыть завесу тайны.

«Моя племянница Наташа с мужем ездили в Пудож и там попали под проливной дождь. Решили зайти в местный музей – переждать, да и интересно было, что там внутри за экспозиции. И вдруг, неожиданно для себя, увидели … фамилию моего папы в «Книге памяти»! Она приходит ко мне и говорит: «Так, тетя Тамара, ты только не упади!» Я села, и когда услышала, что она сказала, чуть плохо не стало! Поймите, семья же никаких похоронок не получала, только весточку о том, что он пропал без вести! И вот через столько лет получить хоть какую-то зацепку… Иначе как чудом это не назвать!»

Женщины отправились в республиканский военкомат и обратились с просьбой подтвердить факт гибели бойца и уточнить место его захоронения.

 

Судьба офицера

Двадцать пять листов переписки и почти год ожидания ответов от различных инстанций и ведомств - сотрудники республиканского военкомата собирали информацию о бойце Бобине фактически по крупицам.

Выяснилось, что лейтенант, командир взвода зенитных войск Михаил Бобин в сентябре 1941 года попал в плен и находился там вплоть до 1944 года. Когда пришли советские войска, его, как и многих уже бывших пленных, перевели в проверочно- фильтрационный лагерь НКВД. А потом, спустя два месяца, направили воевать дальше в составе 28 отдельного штурмового стрелкового батальона. Правда, второй раз на одну и ту же войну он пошел рядовым.
Как говорят историки, отдельные штурмовые стрелковые батальоны предназначались для использования на наиболее активных участках фронта. Бойцы должны были воевать на самых опасных точках огневого рубежа передовой и кровью искупать свою «вину». (В данном случае вина состояла в том, что были в плену). И бывший лейтенант Бобин, который чуть позже «дорос» до младшего сержанта, сражался достойно: в составе отделения участвовал в четырех контратаках, лично отразил две контратаки немцев, первым в составе расчета занял и закрепился на огневых позициях. Уничтожив расчет противника, он обеспечил прорыв обороны немцев у хутора Дучи в Латвии.
Этот подвиг отважного бойца отметили отцы-командиры и за исключительную смелость и отвагу подписали ему представление, а потом и приказ на награждение орденом «Красной звезды». К сожалению, вручить его герою не успели – в феврале 1945 года Михаил Бобин был смертельно ранен в бою и скончался в медсанбате. Похоронили его в латвийской земле, а приказ и представление к награде легли на архивные полки и почти на 70 лет ушли в забвение.

 

Одним неизвестным солдатом меньше

По словам сотрудников карельского военкомата, установить место, где нашел последнее пристанище герой, оказалось делом нелегким и кропотливым. Судя по полученным в многочисленных переписках документам, Бобин погиб на территории Латвии и был захоронен там, но сохранилось ли это место? Ведь со временем многие такие захоронения укрупнялись, переносились, а населенные пункты – точки ориентира – уже просто не существуют.

И, тем не менее, с помощью Управления по увековечиванию памяти погибших при защите Отечества российского Минобороны, сотрудников посольства РФ в Латвии и латвийских поисковиков выяснилось, что боец покоится в братской могиле в местечке Приекуле. Здесь, на месте ожесточенных боёв, перезахоронены погибшие воины из боевых, временных и госпитальных захоронений периода войны – более 23 тысяч человек.

«Мы уже направили в Латвию все необходимые документы для того, чтобы имя Михаила Семеновича Бобина было увековечено на мемориале Приекуле, ждем ответа, - рассказали в карельском военкомате. – И таким образом, одним неизвестным солдатом там станет меньше».

Работая с архивными документами, сотрудники военкомата параллельно узнали о том, что Михаил Бобин был награжден орденом. Поэтому – опять запросы, опять справки в различные инстанции и как результат – в середине ноября этого года наградное удостоверение (сами ордена Красной Звезды не выпускают с 1993 года) в торжественной обстановке было передано его дочери, Тамаре Михайловне.

«Сейчас, когда уже известно и место, где захоронен отец и некоторые моменты из его жизни там, на войне, знаете, какое-то такое чувство возникает… Хорошее чувство, мне сложно описать его словами. Как будто я обрела что-то родное, то, чего мне так не хватало все эти годы, - со слезами на глазах говорит пожилая женщина. – Суворов говорил, что война не окончена, пока не похоронен последний солдат. Так вот для меня она окончилась».

Юлия Ермакова

Комментарии

Гость
Выбор читателей

Чтиво

15.12.2017 15:09
Без политики
Телефоны в ореховой пасте, деньги в лифчике и сим-карты в помидорах пытаются передать заключенным Карелии.

Опрос

Какую сумму вы планируете потратить на новогодние подарки?