ПОСМОТРЕТЬ
Чтиво. Частная жизнь
10:40, 28 Августа 2014

Валентин Сватовой: "Для бизнеса настали ужасные времена"

Известный петрозаводский кондитер оказался на грани разорения из-за возросших налогов и тарифов

Валентин Сватовой – создатель первого в Петрозаводске успешного частного предприятия по производству кондитерских изделий. Все знают тортики и пирожные кондитерской "От Валентина". Предприниматель Сватовой вместе со своими сладостями стал своеобразным брендом Петрозаводска. Но не все знают, что сегодня наш город может лишиться этого символа. В последнее время бизнес Сватового стремительно летит под откос. И останавливает это падение только безграничный оптимизм предпринимателя.

Валентин Сватовой давно не давал интервью и, в общем-то, никому не рассказывал о своих трудностях. Однако, "Вестям Карелии" поведал все, как есть.

 

 

"Мы получили удар под дых"

– Это никто не афиширует, но те, кто занимаются предпринимательством, на собственной шкуре ощущают – в экономике явно не все в порядке. Платежеспособность населения снизилась, продажи вообще рухнули вниз. Причем во всех сферах. Если это не очередной кризис, то нечто ему подобное. Вы, насколько я понимаю, на себе это тоже почувствовали…

– Если коротко – для моего бизнеса наступили ужасные времена. Я ведь занимаюсь продуктом нерационального спроса. Есть хлеб, молоко, мясные продукты – они нужны человеку каждый день, и от них трудно отказаться. А моя продукция, торты, пирожные, выпечка – это удовольствие, можно даже сказать – роскошь. И как только идет резкое снижение покупательского спроса, это сразу же ударяет по моему бизнесу.

То, что наступил кризис, я четко понял в прошлом году, весной. Стало очевидно: у людей просто нет денег. Перед праздниками мы всегда делали запас разменных купюр, чтобы давать сдачу – по 50, 100 и 500 рублей, потому что привыкли, знаем – люди приходят с пятитысячными и тысячными купюрами. И вот перед 8 марта выяснилось: а это уже не нужно! Потому что покупатели приходят максимум со сторублевками, иногда просто с рублями и мелочью.

Причем я заметил, резкое снижение покупательского спроса и в целом платежеспособности населения – это черта, особенно характерная именно для нашего региона. У меня есть знакомые и коллеги по кондитерскому производству в Мурманске, Архангельске, и они этого падения не ощутили. У них снижение реализации произошло еще в 2008 году, когда был общий экономический кризис, и с тех пор ситуация остается стабильной.

– И в чем, по-вашему, причина?

– В Карелии, я считаю, происходит полная чехарда с тарифами и налогами. Я расскажу на примере своего бизнеса. Когда я начинал в 1999 году, у меня работало всего 10 человек. И потом наступили годы очень комфортные для развития малого и среднего предпринимательства. Введение упрощенной системы налогообложения, единого социального налога на заработную плату, единого налога на вмененный доход – все эти шаги навстречу бизнесу со стороны государства позволяли расти, развиваться. К 2010 году у меня работало уже 53 человека с достаточно высоким средним уровнем заработной платы. Мои работники чувствовали стабильность, и я ее чувствовал. У меня произошло резкое развитие сети. И я как-то не воспринимал серьезно иронию со стороны моих коллег по поводу того, что я весь свой бизнес веду прозрачно, работаю только официально. Я думал, что государство сохранит свое отношение к бизнесу и не ощущал никаких угроз. А потом вдруг все мы получили удар под дых, когда в 2011 году резко увеличился социальный налог. А работников ведь не интересует, сколько налогов платит за них работодатель. Они не понимают: чтобы выдать им на руки 10 тысяч рублей, я должен 5 тысяч отдать государству. Потому что все выплаты выросли, начиная с "пенсионки" и заканчивая "несчастным случаем".

А в Карелии ситуация усугубляется тем, что предприниматель обязан соблюдать "северное" законодательство. Почему в свое время фактически был уничтожен Олонецкий хлебозавод? Потому что рядом, в Лодейном поле, находится "Свирь хлеб". Всего в 40 километрах. Но там производителю не нужно оплачивать работникам дополнительные отпуска – 16 календарных дней, предоставлять сокращенный рабочий день, выплачивать "северные", компенсировать проезд к месту отдыха и обратно. В результате он производит более дешевый хлеб!

Но самое главное – все заявленные "северным" законодательством выплаты государство нам не возмещает. Мы, карельские предприниматели, платим их из своего кармана. Хотя все думают и даже уверены, что нам это компенсирует государство. Но это же не так!

С тарифами – похожая ситуация. Представьте, за последние три года объем производства у меня сократился на 40%. Соответственно, сократился и объем потребляемой энергии. А сумма выплат за электричество, наоборот, увеличилась. И мало того, всех предпринимателей в Карелии перевели на жесткую предоплату. И еще каждый квартал делают перерасчет, который всегда в сторону увеличения. При этом качество услуги оставляет желать лучшего – у нас, например, напряжение всегда скачет. То есть нам не предоставляют даже те услуги, которые мы исправно оплачиваем!

 

 

"Я попытался продать кондитерскую, но она оказалась никому не нужна"

– Это правда, что Вы собирались продать свою кондитерскую или даже просто закрыть ее?

– Да, так и было. С 2011 года все пошло под откос. И вместо 53 работников я имею сегодня всего 17. И поэтому называю себя уже даже не малым, а мелким предпринимателем. Все стало нарастать, как снежный ком. Выросли налоги, тарифы, за ними выросла аренда. И в один прекрасный момент я стал понимать, что работаю в минус. Я стал сокращать сеть, закрывать свои филиалы. Держать безалкогольные, или как называют мои "детские" кафе, – это дорогое удовольствие. А играть с ценами я не могу… Раньше у меня никогда не было задолженности по налогам. Но в последний год я стал жутким должником. Да и как все платить вовремя?! Представьте, у меня количество работников сократилось почти в три раза, а сумма выплат по налогам при этом увеличилась. Во все уровни бюджетов я плачу порядка 150 тысяч рублей ежемесячно. И сейчас я понимаю: надо мной не зря смеялись. Потому что пришло то время, когда государство, в первую очередь, бьет по тем, кто работает официально. Плати прожиточный минимум, и будет у тебя все нормально, и вроде поймать тебя не за что! Но я так не могу. Кондитерской "От Валентина" в этом году исполняется 15 лет. Все эти годы мой бизнес зарегистрирован на одно юридическое лицо и находится на одном юридическом адресе (предприниматели понимают, что это значит – я ни от кого не прячусь). И я до сих пор работаю прозрачно и не собираюсь уходить в тень.

Так вот однажды у меня так наболело, что я решил все бросить. Помню, даже в статусе ВКонтакте поставил у себя на страничке черный квадрат. И я стал искать покупателя на свою кондитерскую. Но как мне правильно сказал один человек: кондитерская "От Валентина" без меня ничего не стоит... Я не смог ее продать. И закрыть тоже не смог, потому что работники сразу спросили: "А как же мы?". Да и для меня самого это единственное средство существования. Я так и не дождался достойного предложения по собственному трудоустройству. Как оказалось, у мужчины ближе к 50-ти не такие уж большие перспективы в нашем городе. И сейчас я живу так: на хлеб хватает, но на развитие предприятия – нет. Ну и сам время от времени стою у станка – работаю у себя кондитером.

– И сами себе зарплату платите?

– Весь прошлый год я отработал у себя на предприятии обычным кондитером, и не вижу в этом ничего такого… Так получилось, что у меня в один момент, но по разным причинам ушли почти все кондитеры. И в итоге остались всего три специалиста, и третьим был я сам. И у меня уже так набилась рука, что я теперь довольно быстро работаю. У нас есть некоторые виды тортов, которые делаю только лично я. Это, например, свадебные с сахарными цветами. Иногда я делаю тортики, которые потом взрывают Интернет-сообщество. Это, например, торт "Форель". Я сделал его сам от начала до конца.

 

 

"Самый большой вред мне наносят "домушницы"

– В кондитерском бизнесе в Петрозаводске, судя по всему, еще и довольно жёсткая конкуренция. Торговые сети оккупировали питерские тортики. Для Вас это еще один удар под дых?

– Конкуренция действительно очень большая. На петрозаводский рынок пришли производители из Санкт-Петербурга, но их присутствие почувствовали на себе наши крупные производители – петрозаводский хлебокомбинат и кондопожский хлебозавод. На мой бизнес это мало повлияло. Мне самый большой урон сегодня наносят так называемые "домушницы". Великая эра Интернета! Не надо создавать предприятие, не надо платить налоги, аренду, держать большой запас сырья, не надо соблюдать пожарные, санитарные требования, меры безопасности. Ничего не надо! Создал страничку ВКонтакте, нашел клиентов, пошел в магазин, купил муки, испек торт, продал…

Вот я недавно не поленился, посчитал. В Петрозаводске проходит порядка 2 тысяч свадеб в год. Раньше свадебные торты заказывали у меня, на хлебокомбинате и на хлебозаводе. И вдруг появляется масса "домушниц". И они начинают по подлому урывать заказы. Хотя, я не спорю, среди них есть талантливейшие кондитеры, настоящие самородки. Но они работают по-черному. Живут в нашем городе, но работают только на себя. Никаких налогов. Так вот, каждая "домушница" делает минимум 4 торта в неделю. Я насчитал у нас в Петрозаводске 8 "домушниц". То есть примерно 32 торта в неделю они все вместе производят. То есть за свадебный сезон (лето и сентябрь), как минимум 500 тортов они у меня забирают. Торт стоит от тысячи рублей. Вот и получается, что за сезон около 600 тысяч рублей от меня уходят. Но "домушницы", естественно, стараются работать больше, лучше. Поэтому где-то половину тортов за сезон, мы, "легальные" производители, теряем. Это очень много. Они предлагают цену на 100-200 рублей меньше, и люди покупают. При этом покупатели не знают, какого качества продукцию они берут.

– И какие у Сватового меры противодействия "домушницам"?

– А какие тут могут быть меры? Это государство должно принимать меры, а не я. Я работаю открыто, честно, в своем бизнесе стараюсь делать ставку на качество. Хотя и на эксклюзивы тоже. У нас есть вещи, которые в Карелии никто не делает. Это, например, конфеты ручной работы. А еще мы выпускаем ГОСТовские продукты: например, сочни, за которыми к нам приезжают даже с других концов города. А еще настоящие калитки. И настоящий штрудель по рецепту "тети Люси из Одессы". Это не миф. На самом деле в Одессе есть тетя Люся, которая научила меня делать штрудель, и мы используем ее рецепт. Это полностью натуральный продукт – яблоко, орехи, мед. Тесто – вода и мука, все!

– Известно, что многие российские производители кондитерских изделий работают на импортном сырье. И как же теперь вы будете выживать после введения санкций?

– Моя кондитерская – единственная в Карелии работает на натуральном масле. Причем на финском. Да, мы работаем на импортном сырье. И основные поставщики – это Бельгия, Германия, Англия, Финляндия. Они нам поставляют шоколад, стабилизатор для сливок и многое другое. Поэтому я знаю, по моему бизнесу санкции ударят в первую очередь. Что делать? Так тут два пути – переходить на все отечественное или закупать в тех странах, которые не попали под санкции.

 

 

Уехал в деревню, пошел в спортзал, похудел на… 40 кг

– Немногие знают, что Вы в последние годы кардинально изменили свою жизнь – уехали жить в деревню, купаетесь там в озере чуть ли не зимой, стали как-то по-другому питаться... Сватового сегодня просто не узнать. Почему вдруг решились на такие перемены? Это как-то связано с трудностями в бизнесе?

– Я давно мечтал жить в сельской местности. И осуществил свою мечту – переехал в Пряжу. Мы с женой купили дом 1957 года постройки. В этом доме жили пряжинские, сямозерские карелы. Там до сих пор сохранилась печка. Так что суп и кашу мы варим только в печи. Мясо и рыба там получаются замечательные. Просто не передать! И да, я купаюсь каждый день у себя в Пряже, в озере. В этом году начал на пасху, 26 апреля. А заканчиваю обычно в ноябре-начале декабря, когда лед на озере встает. У нас такое место хорошее, уединенное, что я себе иногда позволяю даже голышом купаться. Совершенно другие ощущения!

Просто в один прекрасный день я понял, что именно такой образ жизни для меня самый подходящий. Я понял, что хочу жить за пределами города. Понял, что хочу сбросить вес, потому что стало как-то совсем тяжело. Ну и сложности в бизнесе, конечно, повлияли. Мне потребовались перемены.

– Как Вам удалось так похудеть? Суп и каша в печке?

– С февраля этого года я похудел на 17 килограммов, а в общей сложности, с ноября 2011 года, когда я впервые пришел в спортзал, – почти на 40 кг. Да, я весил 136 кг! Не верите? У меня даже смокинг был 62 размера. А начинал я худеть, потому что, в первую очередь, хотел снизить нагрузку на колени. У меня была травма коленного сустава, которая с увеличением массы тела стала беспокоить. И как-то пошло, пошло…

– И теперь Вы наверняка отказываетесь от тортиков! Как еще кондитер может похудеть на 40 кг?

– Самое главное – я попал к очень хорошему тренеру. Когда я первый раз пришел к Анне, и она стала составлять мне диету, и написала на листочке "исключить все сладкое, выпечное", я подумал, что она шутит. Оказалось, что она просто не представляла, кто я такой. И мне пришлось сказать тренеру, что я тот самый Валентин, у которого кондитерская "От Валентина". Она долго смеялась, а потом составила мне новую диету. Потому что не есть сладкого я не могу. Каждый день я начинаю с того, что дегустирую все, что мы выпускаем. Это обязательно. Хотя нас контролируют санитарные органы, я знаю, что лучший контролер качества – это желудок. В 12 лет я отравился тортом "Наполеон" киевской кондитерской фабрики, и у меня даже была остановка сердца. Мой желудок очень чутко реагирует на любую несвежесть или инфекцию. И в моей кондитерской никогда не было случаев, чтобы после дегустации с ним что-то было не так. Поэтому дегустирую обязательно.

Я вообще не понимаю кондитеров, которые говорят: "Я не ем сладкое". Я лично обожаю сладкое. Я обожаю масляные пирожные. Но если раньше я мог съесть целое пирожное или целый кусок торта, то сейчас я беру 4-5 видов пирожных и пробую по ложке. То есть в день я ем по 130-150 грамм кремовых и выпечных изделий. И все равно есть у меня некоторые вещи, от которых я не могу отказаться. Это сочень, штрудель и калитка. И где-то раз в месяц я позволяю себе кусок "Гренобля". Обожаю шоколад в любом виде.

Так вот, мой тренер за короткий промежуток времени сумела мне втемяшить в голову главное: "Не объедайся! Ешь меньше и чаще!". Результат: за три года, что я занимаюсь с Анной, я совершенно не отказался от своего обычного меню. Я ем все, что ел раньше. Только чаще и не переедая. И если я не успел вечером поесть до семи часов, то я лучше раньше лягу, утром проснусь и сразу побегу кушать.

Я не знаю, как у других мужиков, но у меня, как похудел, резко поднялось самоуважение и самооценка… Раньше, чтобы завязать шнурки, я искал стул. А сегодня в любой момент могу согнуться пополам и достать руками пол!

– Вижу, что, несмотря на трудности, Сватовой остается оптимистом. Как думаете, что будет дальше? С бизнесом, кондитерской "От Валентина"? Вам, кстати, никогда не хотелось попробовать начать все с начала? Например, в каком-нибудь другом регионе или даже в другой стране?

– Судя по всему, государство в ближайшее время не готовит бизнесу ничего хорошего. Минэкономразвития собирается освободить сферу общественного питания от единого налога на вмененный налог. Это значит, нас снова будут держать на коротком поводке. А налог с продаж, налог на имущество, которые собираются вводить… Все эти реформы уж точно не поспособствуют развитию предпринимательства. Но вы правильно заметили, я – оптимист. Поэтому верю – как-нибудь прорвемся! Про себя я знаю точно – уезжать я никуда не буду. Не то что в другую страну, но даже в другой регион. Я благодарен Богу и стечению обстоятельств, что я живу в Карелии. Я люблю свой край и горжусь им. Мне есть, с чем сравнивать, и я знаю, что только в Карелии я буду жить в ладу с самим собой.

Знаете, какая у меня мечта? Я мечтаю открыть у нас предприятие по выпуску национальной выпечки. Однажды я был в Нурмесе. Это в Финляндии, место, где после разделения территорий осели суоярвские карелы. И там есть отель "Бомба", или Дом Бомбиных. Это дом настоящей карельской кухни. И я там впервые попробовал сульчены. Сульчен – это такой ржаной блин с начинкой из каши или творога, запечённый в печи. И у нас в Пряже тоже такие делают. Так вот, я хочу создать у нас в Карелии Дом карельской кухни. Я у себя в Пряже, знаете, какие классные в печке пеку калитки?! Гости, когда ко мне приезжают, они первым делом спрашивают, есть ли калитки. А если на калитку положить измельченный творог со свежим лучком и укропчиком, и все это размазать – это такая вкуснотища!

Беседовала Наталья Захарчук
Фото из личного архива Валентина Сватового
по материалам vesti.karelia.ru

Комментарии

Злой Санта
2014-08-28 19:12:08
Ээх и я еще помню сульчины, бабушка делала....
Петрович
2014-08-28 14:32:15
Таких бы людей побольше!
Гость
Выбор читателей

Аналитика

Сегодня 11:57
Расследование
Анализ процесса над Девлетом Алихановым дает основания думать, что осудили не того и не за то.

Чтиво

Сегодня 12:39
Личное мнение
Отец будущего первоклассника написал письмо мэру Петрозаводска.
15.12.2017 15:09

Опрос

Какую сумму вы планируете потратить на новогодние подарки?