ПОСМОТРЕТЬ
Чтиво. Частная жизнь
16:25, 14 Января 2015

Сергей Кучин: К наказанию я готов

Экс-функционер карельского отделения "Единой России" высказал свое мнение о страшном ДТП в декабре 2013 на Варкауса, о своей роли в нем, о доказательствах, суде и амнезии.

Напомним, ночью 13 декабря 2013 года на набережной Варкауса перевернулся автомобиль Audi Q7. В иномарке находились трое молодых людей, один из которых погиб на месте происшествия. По версии следствия, виновным в совершении смертельного ДТП является экс-заместитель руководителя исполкома регионального отделения "Единой России" Сергей Кучин, севший за руль в состоянии алкогольного опьянения. Он же незадолго до аварии разбил машину бывшей супруги.

Суд приговорил его к 2 годам 9 месяцам колонии-поселения, лишению прав на 3 года и компенсации морального вреда родителям погибшего в размере 950 тысяч рублей. Кучин намерен оспорить это решение в Верховном суде Карелии. О том, как он собирается это сделать и о событиях того трагического вечера, он рассказал "Столице на Онего".

 

О происшествии

Самое главное, что хотелось бы сказать, что на протяжении всего судебного процесса, следствия, ни я, ни Ландграф никого не обманывали. Наши показания, за себя ручаюсь, и готов поклясться чем угодно, были правдой до последнего слова. Все, что говорилось прокуратурой, следствием, говорилось потому, что прямых доказательств моей вины нет. До сих пор непонятно, кто – я или Мишка Ландграф – сидели за рулем, нету. Я не знаю, кто из нас сидел за рулем. Я действительно мог быть там, не отбрасываю эту возможность. Я готов понести наказание, к наказанию я готов. И считаю, что коль признали виновным, то есть за что наказать. Плюс сам себя считаю виновным в том, что мы вели очень, извините, раздолбайский образ жизни.

Единственное, что я буду просить у Верховного суда – это снизить срок. Три года – это действительно достаточно серьезный срок, который мне назначили. За это время я мог бы принести намного больше пользы здесь, будучи активным членом общества, будучи руководителем фирмы, которая активно развивается и планирует республике приносить пользу в виде налогов.

Плюс ко всему, я действительно не знаю, а за себя ли я буду нести наказание, но к нему я готов. Мы вели себя неподобающим образом, это раз. Напившись и используя машину для нанесения повреждений второму автомобилю.

 

Перед трагедией

На видео есть, когда трезвый и абсолютно вменяемый Димыч (Дмитрий Котовский, погибший, – прим. авт.), который у Миши (Михаил Ландграф – второй пассажир, владелец автомобиля) всегда был трезвым водителем, после нашего этого приключения, когда я крушу автомобиль бывшей супруги, говорит, что я за руль не сяду. То есть человек в трезвом уме и доброй памяти заявляет о том, что, ребят, вот вам моя жизнь, пожалуйста, управляйте ею как хотите. Потом все – ДТП. Да, в тот вечер мы выпивали, и выпили литр, а может, и больше на двоих. А далее туман. Все, что реально помню, я рассказал следствию.

 

Сразу после аварии

Очнулись: Миша в панике и истерике, я его пытаюсь хоть как-то образумить, подхожу, вижу (как теперь уже понимаю) труп Димки. Миша кричит: "Вызывай ментов!". После этого заползаю в машину, вызываю наряд милиции, который приезжает. Дальше тоже ничего не помню до больницы, где меня начали зашивать.

 

О видеозаписи

Сломанный телефон (на который была сделана запись ДТП и предшествовавших событий – прим. авт.) был найден в расщелине дерева. Следствие и адвокат потерпевшей стороны пытались доказать, что Кучин длинный, он туда его засунул. Об этом говорилось на протяжении всего процесса.

 

О свидетельских показаниях

Я знаю, что в частной беседе с Мишей Ландграфом прокурор говорил, что "парни так-то ведут себя нормально". Но потом стал утверждать, что "парни скидывают все друг на друга". Миша, мой друг, после всего произошедшего, он мне не предъявил за машину. Никаких таких моментов нет. Он заехал ко мне после оглашения приговора и сказал: "Ну, Серега, вот такие дела случились. Что уж тут делать". Я понимаю, и он понимает, что вероятность нахождения каждого из нас за рулем Audi Q7, разбившейся 13 декабря 2013 года, одинаковая. Почему-то следователи не записи, не увидели, что мы все трое выходили из машины смотреть повреждения (после того как разбили автомобиль экс-супруги Кучина – прим. авт.) на улице Кирова. Я пересматривал эту запись несколько раз, датчик, хорошо заснятый, показал, что открывались три двери машины.

 

О доказательствах

На протяжении всего процесса каких-то железобетонных доказательств, помимо додумок и выдумок, типа, что "он высокий – он поломал и спрятал телефон", не представлено. Вся суть доказательств обвинения – это домыслы. Да, мы напились, мы приехали в мой бывший двор, все остальное. Хочется выставить меня виновным… Так уже выставили. В городе моя фамилия стала нарицательной.

 

Об амнезии

Я перед судом постригусь налысо и покажу шрам. Сторона обвинения говорила, что "вы не пострадали, на вас крови-то не было". Шрам у меня на правой стороне, с правой стороны у меня порядка 50 стеклянных осколков вышло. Врач БСМП, который нас принимал и осматривал, заявил, что было бы очень странным, если бы амнезии не было – в 95% таких случаев ДТП сопровождаются амнезией. Единственно ее продолжительность варьируется от нескольких минут до нескольких лет.

 

В Верховный суд пойду без адвоката

Мне хочется высказать всё. Я понимаю, что адвокаты зачастую связаны адвокатской этикой. Я иду туда без страха, чтобы рассказать всё. В том числе, как получались или выбивались доказательства, или была попытка получения доказательств? С чем связана моя позиция: я не признаю вину, я ее не отрицаю. Но я повторяю, что я не знаю, кто сидел за рулем. И вот об этом я хочу еще раз сказать в суде. Ведь весь процесс свели к тому, что я врал, отнекивался. Но не было такого ни разу. Трудно было весь процесс, но никто не врал. Кто был за рулем, участники не знают, а следствие, я считаю, ничего не доказало. Вот и всё.

 

О приговоре

Я прошу не отменить приговор, понимаю, что за такое надо отсидеть. Как минимум, за то, что мы делали тем вечером, вне зависимости от того, кто был за рулем. Как человек, на тот момент публичный, занимающий определенную должность, не должен был так себя вести. Я попрошу уменьшить приговор.

Подготовил Роман Баландин

Комментарии

Гость
Выбор читателей

Чтиво

15.12.2017 15:09
Без политики
Телефоны в ореховой пасте, деньги в лифчике и сим-карты в помидорах пытаются передать заключенным Карелии.

Опрос

Какую сумму вы планируете потратить на новогодние подарки?