ПОСМОТРЕТЬ
Чтиво. Личное мнение
12:01, 17 Августа 2015

"В принципе выжить можно и на хлебе с водою"

Лучшее от карельских блогеров – про еду, презервативы и опять про еду.

На прошлой неделе карельская блогосфера, как, впрочем, и весь российский интернет,  шумела по поводу уничтожения санкционных продуктов и запрета на использование импортного медоборудования. Взволновала авторов история с Водяновой и ее сестрой, а также наши, собственно карельские темы – суд по отмене выборов мэра и уголовное преследование Девлета Алиханова.

Как всегда, мы собрали все самое интересное из написанного.  

 

Эмилия Слабунова, депутат Заксобрания Карелии от партии "Яблоко":

- Откровенно, вопиюще цинично, издевательски, провокационно-показательно, явно с целью устрашения всех и каждого, попирая не только право, но и логику, и здравый смысл (мораль вообще рядом не стояла) осуществляется "наезд" (другого слова подбирать не хочется) на уважаемого депутата, бизнесмена. Это провокация по отношению не только к Д. Алиханову, но и ко всем нам!

Андрей Рогалевич, депутат Заксобрания Карелии, блогер:

- Как интересно получается, представитель Законодательного Собрания Республики Карелия посоветовала коллегам Степановым вспомнить о правилах депутатской этики, согласно которым депутат вообще не должен "подвергать сомнению компетентность или легитимность Законодательного собрания".

То есть во главу угла была поставлена не Конституция и закон, дающие право гражданам обращаться в суд за защитой своих законных интересов, а "свод правил", которые с натяжкой можно признать нормативно-правовым актом. Это получается, что нарушение регламента - правовая норма, оспаривание нарушения - попрание норм депутатской этики. Ну, бред же! И. А. Ильин в гробу не то, что перевернулся, его просто там скукожило.

 

Валерий Поташов, экономический журналист, редактор, блогер:

- Прекращение рейсов ирландского лоукостера Ryanair из финского города Лаппеенранта, административного центра провинции Южная Карелия, может привести к закрытию местного аэропорта. Но в отличие от российской Республики Карелия никто не собирается вкладывать огромные бюджетные средства в его поддержание, если особой необходимости в этом аэропорте нет. В Лаппеенранта уже подумывают над тем, чтобы на этой территории строить жилье или торговый центр. Зачем карельские чиновники упорно пытаются продлить жизнь аэропорту "Петрозаводск" в Бесовце, фактически уничтожив другой аэропорт "Пески", где базировалась малая авиация, действительно, необходимая республике? До сих пор из Бесовца летали полупустые рейсы в Москву, с которой у Карелии есть хорошее железнодорожное сообщение, и за эти полупустые рейсы карельские налогоплательщики еще платили компенсацию частной авиакомпании.

 

Мария Кузнецова, журналист, редактор, блогер:

- Удивительно, как возбудил некоторых чайничек чая за 300 рублей. Одни говорят - у Водяновых няня неадекватная, чайник чая за 300 рублей ей дорого. Другие - Водянова долларовый миллионер, можно подумать, 300 рублей на чай им жалко.

300 рублей за чай - это действительно дорого, во всяком случае, для провинции и уличного кафе, не в ресторан же высокой кухни они пришли. А когда работник считает деньги своего работодателя (не в том смысле, что в карман к нему заглядывает, а старается не переплачивать там, где это не нужно, независимо от того, может наниматель позволить себе такие траты или нет) - это как раз показатель его адекватности, разве нет?

И тем более непонятно, чего так прицепились к чайнику, если учесть, что он в истории с Оксаной Водяновой ключевую роль не играет. Их же выставили из кафе не из-за того, что няня отказалась что-то заказывать (шоколадку какую-то она все-таки купила), а из-за того, что Оксана зашла за барную стойку, а когда ее оттуда выгнали, села на пол, как рассказывала Наталья Водянова в интервью Лошаку.

А еще некоторые не сразу, но обнаружили, что Оксана - не ребенок, а 28-летняя женщина. Не девочка с няней, а "тетка с санитаркой" (от Корпускулы, честно говоря, не ожидала). И тут выяснилось - то, что позволили бы девочке с ДЦП и аутизмом, взрослому прощать не хотят. Хотя в свое время наверняка рыдали над "Человеком дождя", где тоже взрослый, и тоже аутист.

К слову, не знаю, как бы я сама восприняла эту историю, если б моя подружка несколько лет назад не сказала, что у ее сына аутизм. С тех пор я стала интересоваться проблемой, читать про аутизм, следить за тем, что делает фонд Дуни Смирновой и ее товарищей. Поэтому, дорогие родители детей с особенностями, рассказывайте друзьям о своих детях, знакомьте их друг с другом, объясняйте, с чем приходится сталкиваться. 
Мы же порой не столько жестокие, сколько дикие - от незнания пугаемся, а от страха впадаем в неадекват.

 

Максим Тихонов, журналист, блогер:

- Уничтожение еды продолжается по всей Руси. Эти действия настолько очевидно лишены смысла, что первое, что приходит на ум: исполняющие их люди и государственные организации безумны.

Ну, в самом деле, если государство российское хочет бороться с преступной деятельностью иностранных государств, компаний и мелких частников, которые нагло продолжают ввозить в Россию еду из Евросоюза, то разве это путь? Разве можно установить правопорядок, наказывая не преступника, а орудие преступления? Разве таким способом можно, вообще, достичь какой-то разумной цели?

Вот давайте представим себе ситуацию. Совершено убийство. Преступник зарезал ножом честного гражданина. Но преступника мы поймать и покарать не можем. Или не хотим. Но у нас есть орудие убийства – нож. Ага! Этот нож у нас поплатится! И вот следствие расследует роль ножа в убийстве и предъявляет ножу обвинение. Прокурор утверждает обвинение. Суд рассматривает дело и выносит ножу приговор: смертная казнь через уничтожение. Служба исполнения наказаний приводит приговор в исполнение: нож отправляется в печь на переплавку. Все это снимают и показывают федеральные телеканалы…

Вам не кажется, что все это слишком глупо даже для России? Но именно это мы видим сегодня каждый день: очередная партия еды принимает мученическую смерть, расплачиваясь за грехи неизвестных контрабандистов. Причем сами преступники-контрабандисты каким-то таинственным образом всякий раз оказываются за кадром этого аутодафе. Известность получил только один, который развернулся на белорусской границе и увез свои контрабандные помидоры подальше от Святой Инквизиции…

Увольте, во всем этом есть какая-то загадка. Невольно отбрасываешь первую версию: нет, эти люди и организации вовсе не безумны! Они явно действуют осмысленно. Просто смысл ускользает – он неочевиден. Мы пытаемся понять логику. Ищем какие-то исторические аналогии. Вспоминаем затопление в океане барж с едой в Америке, описанное классиками политэкономии как проявление кризиса капиталистического перепроизводства. Или вспоминаем историю августейших семей Европы, когда наказывать розгами отпрыска царственного рода было нельзя: вместо него наказание принимал специальный мальчик для битья. Но все это тут не работает. Логика бессильна, ее нет!

Вернемся, однако, к еде. И рассмотрим ее систематическое уничтожение как часть глобальной ритуалики, взращенную на российских черноземах.

И что мы тут видим. Видим – богатейшую славянскую и общемировую традицию. Но, поскольку мы находимся на славянской почве, то всем рекомендую статью «Ритуальное уничтожение» из современной пятитомной энциклопедии традиционной культуры «Славянские древности». Вчитайтесь в эти строки – и вы увидите перед глазами картинку Первого канала:

«УНИЧТОЖЕНИЕ ритуальное — комплекс магических действий, призванных ликвидировать или устранить опасность; избавиться от вредоносных предметов, осмысляемых как носители зла, порчи, болезни, смерти (…)».

Объектами уничтожения могли быть:
1) Вещи, бывшие в соприкосновении с покойником; одежда больного или предметы, на которые была символически перенесена болезнь; объекты и субстанции, с помощью которых насылалась порча, или которые считались «нечистыми»: бытовые отходы, щенки, стружки, «наговоренное» яйцо и другие подброшенные вредоносные предметы;
2) Домашние насекомые, животные, а также заменяющие их символы;
3) Употребленные в обряде бытовые предметы или специально изготовленные ритуальные символы — по истечении срока их использования;
4) Вышедшие из употребления старые вещи, производственное сырье, срок обработки которого истек;
5) Телесные «отходы» человека (состриженные волосы, срезанные ногти, послед, пуповина).

Если вдуматься, имея в виду фантазии Роспотребнадзора и проч., то к нашей ситуации подходит почти все, за исключением, пожалуй, телесных отходов человека. Схема проста: некие темные (не поминаем Нечистого) силы извне подбрасывают нам некие вредоносные предметы. Просто не принять эти вредоносные предметы – недостаточно. Их надо ритуально уничтожить, как «заговоренное яйцо», чтобы рассеялась их вредоносная сила. Только так!

Способы уничтожения еды в современной России во многом совпадают с действиями, применяемыми в ритуалах изгнания, проводов, вождения ряженого, символических похоронах. Это сожжение, потопление или сплавление по реке, закапывание в землю, разрывание на части, разламывание/рассечение предмета, разбрасывание частей за пределами жилого пространства, а также забрасывание камнями, топтание, сбрасывание вниз с горы, моста, колокольни.

А в заключение позвольте мне внести свой посильный (хотя и небольшой) личный вклад в дело исполнения Указа Президента об уничтожении еды. Это древний, очень эффективный обряд уничтожения, почерпнутый мною в специальной литературе. Дарю.

Для того чтобы ритуал на уничтожение еды был выполнен, необходимо:
Ритуальный нож (черная рукоять), свеча с похорон. Необходимо достать свечу, которая находилась на могиле. 
В полночь нужно призвать дух-наставник - Лоа/Эшу. Ножом на свече начертывается название еды, на которую делается ритуал уничтожения.
Зажигается свеча с кладбища, и при каждом произношении названия еды производится надрез на свече. Призывается Лоа/Эшу/ дух-наставник, на свече ножом пишется название еды. После нанесения названия более 15 раз, свече дают догореть.
Все это делается в совокупности с мысленным настроем и представлением уничтожаемой еды.

Я лично проверил на куске сыра – сыр к утру почернел и истлел.

 

Александр Фукс, журналист, блогер:

- В принципе выжить можно и на хлебе с водою. Так что все эти продуктовые санкции, по большому счету, пустяки и легкое неудобство. Но запрет на качественные томографы, кювезы, рентген и аппараты для вентиляции легких – это уже вообще не шутки. Год назад правительство обозначило перечень импортных препаратов, использование которых следует запретить в государственных медучреждениях России. В этом году оно предложило расширить список еще на 101 наименование. Ультразвуковые сканеры, протезы, тест-полоски для диабетиков, стоматологическое оборудование и даже презервативы (их запретили то ли в целях увеличения рождаемости, то ли, наоборот, для укрепления морали).

В постановлении правительства сказано, что все это делается «в целях защиты основ конституционного строя, обеспечения обороны страны и безопасности государства, защиты российского внутреннего рынка, развития национальной экономики, поддержки отечественных товаропроизводителей». То есть диабетиков лишат нормальной возможности проверять количество сахара в крови «в целях защиты основ конституционного строя». А отечественные иглы для чистки корней зубов станут ломаться у нас в зубах «в целях обеспечения обороны страны». То есть если зубы россиян будут лечиться безболезненно и надежно, оборона отечества может дать трещину.

В принципе при желании это даже можно объяснить. Война, боль, кровь, ранения, анестезия закончилась, а мы уже как бы и готовы. Враг изнежен, избалован, расслаблен, мы же, взрощенные родными бормашинами, ничего не боимся. Их врачи, привыкшие к супернавороченной диагностике, лишившись качественного УЗИ и томографа, не знают, что резать раненому бойцу. Они деморализованы и в истерике рвут свои белые халаты. А тем временем наши привыкшие лечить на глазок хирурги легко и непринужденно ставят раненых в строй. Западное медоборудование расслабляет. Российское, армянское, белорусское и казахское (то, которое разрешено у нас к применению), наоборот, расслабиться не дает. И, как итог, Родина в безопасности.

Придумщики этого постановления, правда, уверяют, что запрет на ввоз иностранного оборудования должен стимулировать отечественного производителя. Поднимите руки, кто верит, что он, таким образом, стимулируется? Оно, конечно, не проверишь — не узнаешь. Так что решили проверить. Может, лет через 10-20, глядишь, и сделаем свой клевый дефибриллятор. Может, сделаем, может, не сделаем. Ну, а в течение этих 10-20 лет мы с вами типа побудем в качестве подопытных мышей.

Пишу, пытаюсь из последних сил улыбаться, но, блин, не сильно получается. Потому как все время подмывает написать слово «вредительство». И ведь сами эти прекрасные люди будут ездить лечиться в Германию. У них же зарплаты позволяют. Да еще можно наверняка попробовать сгонять в Мюнхен на УЗИ за казенный счет. Так что вся эта фигня с запретом коснется только нас…

Карельский блогер

Комментарии

Гость

Чтиво

Сегодня 15:09
Без политики
Телефоны в ореховой пасте, деньги в лифчике и сим-карты в помидорах пытаются передать заключенным Карелии.

Опрос

Какую сумму вы планируете потратить на новогодние подарки?