ПОСМОТРЕТЬ
Чтиво. Частная жизнь
13:26, 10 Мая 2018

Один День Победы

Вдали от большого города 9 мая – это совсем другой праздник: без чиновников, пафосных речей и показного безумства.

Так получилось, что в этом году правительство России на празднование Дня Победы смогло выделить один выходной день. Всего несколько часов, чтобы поздравить ветеранов с великим праздником, который они ждут целый год, поклониться до земли в благодарность за то, что живем, прийти наконец-то к ним, сесть рядом и просто послушать и поговорить.

Единицам, оставшимся в живых, пережившим ужасы войны, кроме внимания больше ничего не надо: ни подарков, ни парадов. В силу своего возраста, а участникам войны всем уже больше 90 лет, они с трудом ходят, плохо слышат и видят – они превратились в беспомощных стариков, которые очень боятся одиночества и забвения.

Шанс провести 9 Мая рядом с родным ветераном в этом году выпал не всем. Многие люди физически не успевали за сутки преодолеть расстояния от больших городов до деревень и обратно. Мне, корреспонденту "Столицы на Онего", в этой ситуации повезло дважды: во-первых, у меня есть родной дедушка – 90-летний ветеран, участник Великой Отечественной войны; во-вторых, он живет от Петрозаводска всего в 200 километрах, что позволяет регулярно его навещать. Решила: ничто не сможет помешать 9 мая подарить дедушке праздник - и поехала. Встала в 5 утра, села за руль и отправилась в деревню Тулокса Олонецкого района отмечать День Победы.

Там, в деревне, вдали от большого города, 9 Мая совсем другой: без чиновников, пафосных речей и показного безумства. Там искренне плачут, поют "Синий платочек", а праздничный стол собирают в складчину.

Скорость на дороге ограничивается венками и ямами

Среда 9 мая – солнечный день. Ранним утром пустая дорога, лишь одинокий гаишник стоит на выезде из Петрозаводска. Сонный взмах палки. Обочина. И вот уже страж порядка принюхивается через открытое окно, с хмурым лицом проверяет документы.

"Все нормально", - сухо произносит сотрудник ГИБДД и неспешно возвращается на точку ждать других одиноких путников. Ни тебе – "С праздником!" Ни "Счастливой пути!"

Ну что ж… Впереди, как в песне, дорога серою лентой вьется.

Вдоль трассы по всему Пряжинскому району установлены знаки, предупреждающие о неровном асфальтовом покрытии. Каждый знак надежно укреплен мешками у основания – подготовились дорожники и и не придерешься: предупрежден – значит вооружен.

Трасса до поворота на Олонец федеральная, поэтому, хоть и покачиваясь на неровностях, доехала быстро и без проблем.

Настоящее испытание меня ждало на дороге до Тулоксы по Олонецкому району. А здесь уже предупреждением, а заодно и ограничителем скорости стали ямы, ухабы и кресты с венками вдоль дороги.

Асфальт в деревнях просто изгрызен, едешь, как по стиральной доске, время от времени попадая колесами в углубления. В Олонце, где в прошлом году отмечали День республики и проводили дорожный ремонт, асфальт также исчез после зимы. Но особенно крупные провалы все же засыпаны гравием: то ли митинг коммунистов против плохих дорог, проведенный недавно, сыграл свою роль, то ли к Дню Победы местные власти готовились.

Поселениям денег, видимо, не дали даже на гравий для засыпки особенно опасных ям, поэтому там приходилось ехать змейкой. На знаки смотреть не было необходимости: больше 40 нигде не проедешь.

Встречающиеся на поворотах венки и кресты с фотографиями являлись ярким свидетельством того, что торопиться действительно не стоит. Так, "фронтовой" дорогой я все же добралась до дедушки. С четкой уверенностью, что враг, как в далеком 45-ом, и сегодня не пройдет.

Праздничные ботинки

В доме у окошка сидел мой дедушка – Ахтиев Михаил Федорович, 90-летний ветеран Великой Отечественной войны. Коренастый, приземистый старичок, аккуратный, и, как все карелы, немногословный.

Несмотря на то, что я приезжала 4 дня назад, увидев меня на пороге, широко заулыбался, в глазах блеснул огонек. Внучка из города приехала на машине – праздник будет.

"Давай, давай, пей чаю, отдыхай, да будем собираться на митинг к памятнику", - сказал дедушка и потопал в комнату готовить парадный костюм с наградами. Через некоторое время из комнаты послышалось сопение – приготовления давались нелегко.

- Помогите застегнуть пуговицы на рубашке… И верхнюю.

- Дедушка, ты не сможешь дышать.

- Ну и что, застегивай.

- Давай просто галстук завяжем?

- Галстук не этот, и не этот, вот тот – он к пиджаку подходит, но какой-то неаккуратный, широкий, как лопата… Ладно надевай. Ох, всё. Остались праздничные ботинки. Это самое сложное.

Начищенные до блеска праздничные ботинки стояли под табуретом. Надеть их сам дедушка никогда бы не смог, и не только в силу возраста, а потому что на нем уже были брюки со стрелками, затянутые ремнем по всей строгости закона, наглухо застегнутая рубашка с плотно завязанным галстуком и пиджак с наградами. В таком обмундировании не каждый сможет согнуться, чтобы обуться.

- Дедушка, может быть, обувь поудобнее?

- Нет, ботинки эти! Они праздничные!

Спорить не было смысла. Общими усилиями, со скрипом, надели и ботинки.

Ветеран Ахтиев, бывший пулеметчик и моряк Северного флота, к празднованию 73-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне готов!

"Поздравляю с праздником, извините, что так…"

- Ну, вперед! – сказал дедушка и пошел на веранду.

- До начала митинга еще целый час.

- Ничего, я посижу, подожду.

Смотреть на ожидание не было сил, поэтому, смахнув с помытой машины дорожную пыль, отрегулировав пассажирское переднее сиденье, я скомандовала: выезжаем!

Памятник воинам, павшим в Великую Отечественную, расположен в Тулоксе на пригорке у часовни, всего в 700 метрах от дедушкиного дома.

Подъехали торжественно. На месте митинга уже шли праздничные приготовления. Активисты села – пожилые женщины во главе с молоденькой руководительницей  Ильинского сельского поселения Юлией Мининой развесили на ветках сосен воздушные шары, у памятной плиты зажгли свечу, из автомобиля доносились слова песен военных лет… Над пригорком развевался флаг 150-й стрелковой Идрицкой ордена Кутузова дивизии, которая прикрывала Северо-Западный фронт.

Через открытое окно автомобиля и пелену слез дедушка смотрел за происходящим. В багажнике лежал стул и фронтовые сто грамм.

К 11.00 стал подходить народ: молодежь и старики шли с цветами и портретами ушедших из жизни героев. Более 20 человек встали вокруг единственного на митинге Победы ветерана (другая участница войны – 97-ми лет -  уже не смогла прийти на торжество).

В этом году дедушка стоять на праздничном мероприятии уже не мог, поэтому сидел на принесенном из дома табурете, от которого он до последнего отказывался, стесняясь признаться и показать, что сил уже нет, что старость пришла, а вместе с ней беспомощность.

Торжественный митинг открыла односельчанка-активистка-общественница. Она по-простому от души поздравила всех с Днем Победы, прочла стих и передала слово ветерану.

Дедушка произнес речь, а в конце извинился, что не может сказать более торжественно и празднично. Далее выступили еще несколько участников праздничного митинга: они выходили с портретами своих дедов и отцов и рассказывали об их жизни и военных подвигах. Некоторые извинялись, что долго выступали, другие просили прощение, что в принципе вышли сказать слово. Дети читали стихи.

Не было ни чиновников, ни пафосных речей. Только подобие Бессмертного полка. И то, люди не шли шеренгой по дороге, ведь для них ее никто специально не перекрывал, безопасность не обеспечивал от летящих на полной скорости фур. Они стояли у памятника погибшим воинам, прижимая портреты ушедших из жизни родных героев, и пели  - "Катюшу", "День Победы", "Землянку", "Синий платочек" и "Хотят ли русские войны".

Слова последней песни "Хотят ли русские войны" произносились с особенным напором и твердостью, а усиливал эффект всего происходящего красный флаг Советского Союза, который держала в руках высокая, худощавая селянка.

Через час праздничное торжество у памятника в Тулоксе завершилось, всех, кому было на чем ехать, пригласили к памятникам в Видлицу и на чаепитие в Ильинское.

У дедушки машина была, поэтому он не без гордости прошествовал к ней, готовый вновь проехать "фронтовыми" дорогами по местам боевой славы.

Остальных участников митинга также разобрали по машинам. Памятник десантникам… Памятник военным морякам… Чаепитие в Ильинском… Песни под гармошку… На столе: котлеты, конфеты, чай с пирогами и "Рябиновая на коньяке" - никаких тебе расстегаев с красной рыбой и оливье.

Подарки ветерану, или Вам открытка

Уставший, но довольный, дедушка вернулся домой. Снял пиджак с наградами и бережно повесил в шкаф до следующего Дня Победы… Еле стянули с ног праздничные ботинки, потерявшие былой блеск после похода по "фронтовым" дорогам.

Налив победные 100 грамм, выпил, поставив пустую стопку рядом с вазой, в которой красовался цветок. Одна гвоздика и открытка "С Днем Победы" - этот подарок вручили представители Пенсионного фонда.

В комнате в банке стояла вторая гвоздика – ее подарил глава администрации Ильинского поселения Геннадий Степанов, а вместе с цветком еще дали пачку чая и шоколад "Российский".

На самом почетном месте – на кухне в буфете красовалась большая открытка от президента Владимира Путина.

Все поздравили ветерана как могли.

Ира Меркова

Комментарии

Гость
Выбор читателей

Аналитика

19.06.2018 12:00
Капитал
Власти Карелии хотят создать в Вяртсиля особую экономическую зону.

Чтиво

19.06.2018 09:58
Личное мнение
Во всяком случае, пока идет ЧМ-2018.