890x80

Скульптор красоты

Чтиво. Кофе со сливками
09:30, 20 Мая 2020
фото: © Николай Смирнов / "Столица на Онего"
Загрузка...

Гость рубрики "Кофе со сливками" – пластический хирург Александр Зайцев.

Александр Зайцев – обладатель редкой профессии. Он – молодой и талантливый пластический хирург из Петрозаводска, который ведет интересный блог в Инстаграме, полностью посвященный эстетической медицине. Судя по материалам, которые он там размещает, – пластическая хирургия его руками творит настоящие чудеса.

А еще Александр – замечательный собеседник, вдумчивый и искренний, из разговора с которым понятно, насколько он любит дело своей жизни и дорожит каждой сделанной операцией.

Микс из того, что нравится

– У Вас достаточно редкая профессия. Расскажите, как Вы к ней пришли.

– Когда я выбирал профессию, мне хотелось, чтобы в ней сочетались социальная направленность и творческое начало. Для меня это важно – делать что-то нужное людям, оказывать помощь, и при этом творить, заниматься своего рода искусством. Наверное, это произошло потому, что я всю жизнь увлекался музыкой… Ну и, конечно, меня всегда интересовали современные технологии. В итоге получился микс из того, что нравится. Так я выбрал пластическую хирургию. Сегодня я понимаю, что это действительно мое, я не ошибся в выборе профессии.

Недавно у нас был вечер встречи выпускников, и наш классный руководитель принес на встречу мое сочинение, в котором мы писали, кем себя видим в будущем. Представляете, я еще тогда, много лет назад написал, что вижу себя пластическим хирургом. Правда, я писал, что буду жить в Москве, и у меня будут оперироваться звезды… Не на 100%, но все-таки это сбылось. Я не живу в Москве, но я работаю в популярной на всю Россию клинике "Кивач", и в числе моих пациентов бывают достаточно известные люди.

– Насколько сложным был путь в профессию?

– Достаточно сложным, как и у всех медиков. Сначала я закончил наш медицинский институт при ПетрГУ, потом поехал в Санкт-Петербург поступать на старейшую в России кафедру пластической хирургии. Там был огромный конкурс, требовалась серьезная подготовка. И мне удалось из сотен людей попасть в десятку тех, кого взяли. Несколько лет я учился в Санкт-Петербурге, закончил медицинский университет им. Мечникова. 

Ну а профессиональный путь я начал с Ожогового центра в Ленинградской области, где мы лечили людей от ожогов и последствий травм в результате чрезвычайных происшествий. Это был очень значимый для меня опыт. Получив его в Ожоговом центре, где приходилось работать, в том числе, в экстремальных ситуациях, я позднее перешел на работу в клиники пластической хирургии. Сначала работал в Санкт-Петербурге, потом меня пригласили в "Кивач", и я вернулся на родину в Карелию.

– Правда, что Вы учились в Южной Корее? Почему именно там?

– У меня была цель поучиться у мировых лидеров пластической хирургии. Я для себя выделил США, Турцию, Бразилию и Южную Корею. И, в конце концов, поехал на учебу в Южную Корею, потому что там были наиболее удобные условия обучения. Я прошел там курс и научился самым передовым технологиям, которые применяю сейчас.

Южная Корея – это мировой центр пластической хирургии, там живут гуру нашей сферы. И, конечно, это большая удача, что я смог у них многое взять.


© instagram.com/doctor_zaitsev

"Нельзя сказать: извините, не получилось"

– Как считаете, что самое трудное в работе пластического хирурга?

– Нужно понимать, что в сфере пластической хирургии есть свои особенности. Как правило, к тебе приходит абсолютно здоровый человек, который хочет улучшить качество своей жизни посредством коррекции каких-то эстетических недостатков. Он ждет идеального результата, соответственно, на хирурга возлагается большая ответственность. Если ты берешься за операцию, значит должен дать именно этот максимальный результат. Нельзя сказать: извините, не получилось.

И это при том, что пластическая хирургия – это ведь тоже хирургия. Бывают осложнения, дополнительные коррекции, и это совершенно нормально. Но это сложнее объяснить нашему клиенту, чем, например, пациенту обычной государственной больницы. 


© instagram.com/doctor_zaitsev

Еще одна сложность – мы оказываем высокотехнологичную помощь, и поэтому требуется специальная подготовка. Например, чтобы хорошо делать лицо, мы проходим подготовку в сфере микрохирургии – учимся сшивать артерии, нервы, сосуды очень маленького диаметра. Для этого требуется дополнительное оборудовании и навыки. Чтобы заниматься эстетической хирургией, делать все красиво и аккуратно, нужно очень много учиться. Учеба не заканчивается никогда! Ну и, конечно, нужно уметь работать на высокотехнологичном оборудовании. Потому что качество оказываемых услуг в клинике во многом зависит от наличия такого оборудования.

"Сегодня к нам может прийти бизнес-леди, а на следующий день – продавец из магазина"

– Еще несколько лет назад бытовало мнение, что пластическая хирургия – это очень дорого, доступно только очень богатым людям. Сейчас ситуация изменилась?

– Да, и кардинальным образом. На сегодняшний день пластическая хирургия получила широкое распространение и стала гораздо доступнее. Это произошло в силу различных факторов. Во-первых, в Россию пришел общемировой тренд и затронул самые разные слои населения, охватил миллионы людей. Во-вторых, в нашей сфере возникла конкуренция – появилось достаточно много специалистов в этой области, открылось много клиник, соответственно, и цены на услуги пластических хирургов снизились.

Мы оперируем всех, потому что цены стали приемлемыми для разных категорий пациентов. Сегодня к нам может прийти известная бизнес-леди, а на следующий день – продавец из магазина. И это хорошо. Это говорит о доступности пластической хирургии.

Все больше людей приходят к пониманию, что легче один раз заплатить пластическому хирургу, чем двадцать раз – косметологу. Сейчас ведь практически все женщины пользуются услугами косметологов и тратят на это большие деньги. А те, кому надоело тратить, путем простой арифметики складывают ежемесячные процедуры, и сразу идут к нам – платят один раз за операцию и уходят довольные. Потому что косметологические процедуры зачастую дают временный эффект или частично устраняют проблему, а пластическая хирургия устраняет ее в принципе и надолго.

И есть еще один важный показатель, по которому мы видим, что пластическая хирургия на самом деле стала распространенным явлением. Мы это понимаем по количеству карельских пациентов в клинике.  Если раньше, когда в клинике "Кивач" только-только открылось отделение пластической хирургии, процентное соотношение приезжих пациентов из Москвы, Санкт-Петербурга и других больших городов к нашим местным было примерно 75 на 25, то потом стало 50 на 50. И пропорция продолжает меняться. По моей личной статистике, пациентов из Карелии сейчас уже около 70 процентов. 

– А какие сейчас самые популярные операции?

– В России, как и во всем мире, на первом месте до сих пор стоит маммопластика – коррекция формы и размера молочных желез. Увеличение, подтяжка и т.д. Это самый распространенный спектр операций, и в моей практике, в том числе. На втором месте идет пластика живота и липосакция. И на третье место я бы поставил коррекцию возрастных изменений лица. Думаю, что моя личная статистика по частоте операций близка к российской и мировой. 

В последнее время набирают популярность комплексные операции. Когда за один наркоз делается, допустим, грудь и живот. Эти операции часто делают женщины после вынашивания детей, родов и кормления грудью. Если раньше эти операции делались отдельно, и приходилось выдерживать между ними полгода, то теперь мы делаем их комплексно.  

Также становится модным увеличивать ягодицы. Этот тренд пришел к нам из Бразилии, где увеличение ягодиц – самая популярная пластическая операция.

– Считается, что к услугам пластических хирургов обращаются, прежде всего, женщины. А пациенты-мужчины у Вас есть?

– Да, конечно. Пусть и с небольшим опозданием, но пластическая хирургия пришла в жизнь российских мужчин.

– А какие операции делают мужчины?

– Это определенные типы операций. Обычно это корректировка возрастных изменений лица и корректировка тела, прежде всего, липосакция. Можно долго сидеть на диете и заниматься в спортзале, но есть определенные места, жир в которых очень сложно сжигается – это бока, низ живота. И чтобы довести фигуру до ума, мужчины в таких случаях обращаются к нам. Липосакция длится от часа до трех часов, жир убирается. При соблюдении определенных правил в питании и образе жизни, жир уже не возвращается.

– Приходилось делать какие-то необычные операции?

– В Санкт-Петербурге мне приходилось участвовать в операциях по смене пола. Но этот вид операций до сих пор является редкостью. В нашей клинике мы такие не делаем.

Мне запомнилась достаточно сложная операция женщине, которой много лет назад провели коррекцию груди гелем. Тогда этот метод считался передовым, но сейчас мы такую технологию уже не используем, было доказано, что она наносит вред организму. Этот гель, спустя время, потерял форму, мигрировал в окружающие ткани, нужно было его убрать и воссоздать грудь заново. Все прошло успешно, пациентка осталась довольна.

"Настоящий пластический хирург – это еще и психолог"

– Вам приходилось когда-нибудь убеждать клиента отказаться от пластической операции? Ведь очень часто люди пытаются улучшить то, что и так неплохо выглядит…

– Я всегда очень много времени и сил трачу на подготовку пациента к операции. Когда ты с самого начала честен с человеком, обо всем его предупреждаешь, как правило, никаких проблем впоследствии не возникает. 

Настоящий пластический хирург – это всегда еще и психолог. Ведь некоторые люди приходят за тем, чтобы услышать: у вас все хорошо...

Многим пластическая хирургия помогает обрести уверенность в себе. У многих после операции жизнь полностью переворачивается и меняется в лучшую сторону. Налаживаются отношения, профессиональная карьера и т.д. Причем это же не только маммопластики касается. Вы не представляете, какие чудеса в жизни людей происходят после исправления формы ушей!..

Конечно, у меня бывали такие случаи, когда я отговаривал от пластической операции. И это нередко происходит в нашей практике. Например, обращалась женщина, которой нет даже 40 лет, но она уже хотела радикальную операцию на лице по омоложению. И при этом я видел, что пока ей это не нужно – можно было спокойно обойтись косметологическими процедурами, не прибегая к операции. И я ее отговорил, отправив к косметологу.

Бывают неадекватные запросы от девушек по маммопластике, связанные с размером груди. И мне приходится объяснять, что есть определенные анатомические особенности, которые нельзя нарушать даже в угоду красоте. Нельзя миниатюрной девушке поставить огромные импланты… В таких случаях я тоже стараюсь убеждать. Я всегда честно это делаю.

В нашей сфере очень важно, чтобы пациент доверял своему хирургу. Как сделать, что сделать – это должен выбирать хирург, а не пациент. Сейчас в Интернете очень много самой разной информации, люди ее начитаются и приходят, думая, что они эксперты. Но это не так… Даже в маммопластике, поверьте, один и тот же имплант будет совершенно по-разному смотреться на разных женщинах. Поэтому я убеждаю пациентов – доверьтесь нам, профессионалам, мы всегда порекомендуем лучший вариант.

"Сарафанное радио не обманешь"

– Как Вы относитесь к шокирующим историям на ТВ о том, что кто-то стал жертвой пластической хирургии? Таких немало, и героями часто выступают известные люди.

– Я ничему не удивляюсь, потому что в нашей сфере, в нашем профессиональном сообществе, как и в любом другом, есть хорошие люди, и есть плохие, есть специалисты с высокой квалификацией, а есть с низкой, которые берутся за операции, делают их некачественно, и потом пытаются уйти от ответственности.

Чтобы не стать жертвой обманщиков, мой совет: выбирайте пластического хирурга на основании реальных отзывов и реальных работ. К сожалению, в эру Инстаграма и социальных сетей в пластической хирургии появилось много обмана. Для того, чтобы привлечь клиентов, некоторые используют фотошоп – закрашивают рубцы, изменяют форму тела и т.д. Все эстетические недостатки после операции прикрывают, шлифуют, и только такой результат выкладывают в Сеть.

Именно поэтому, кстати, в своем Инстаграме я стараюсь выкладывать больше видео, чем фото. Видео не подделаешь, к нему всегда больше доверия. Это самый честный вариант для пациента. Тем более, когда нечего скрывать и ретушировать…

Ну и еще раз отмечу. Чтобы не ошибиться в выборе, нужно обращать внимание на клинику, в которой работает пластический хирург. В хорошей клинике не может работать плохой специалист. Кроме этого, – интересоваться уровнем образования пластического хирурга. И, безусловно, искать отзывы реальных людей. Лучше всего в этом плане действует сарафанное радио. Его не обманешь…

"Мода на большие импланты возвращается"

– Расскажите о новых трендах в пластической хирургии. Есть ли что-то интересное? 

– Пластическая хирургия не стоит на месте. Постоянно появляется что-то новое. В нашей специальности, если хирург хочет быть реализованным, востребованным, если хочет быть в теме, он всегда будет учиться и постигать новые методики. Это бесконечный процесс обучения.

Я раз в квартал обязательно езжу куда-то учиться – на конгрессы, конференции, семинары и т.д., где мировые лидеры пластической хирургии делятся своими знаниями, наработками и т.д. И периодически прохожу стажировки за границей, чтобы не отстать.

Сейчас мы в клинике делаем абсолютно все эстетические операции, которые делают в мире. Российские специалисты ничуть не отстают от западных. У меня есть возможность видеть результаты работы хирургов из Швейцарии, Германии, Франции, и могу сказать, что наши, как минимум, не хуже. А по ряду направлений пластической хирургии Россия уже даже впереди.

Сейчас выходит в тренды так называемое липомоделирование тела и живота, в народе его называют "спортивный живот". Мы уже делаем такие операции и довольно успешно.

Пластический хирург, как скульптор, вычерчивает определенные линии с помощью липосакции: с одной области убирает жир, в другую добавляет. Например, липомоделирование живота очень популярно в связке с увеличением ягодиц. Хирург прочерчивает спортивные линии на животе, а жир, который мы получаем, добавляется в ягодицы. Получаются заметные изменения тела – возникает талия, контуры живота, привлекательная женская попа. Фигура приближается к идеалу.

– Как Вы относитесь к тому, что каждый год теперь возникает мода на определенный внешний вид, и люди становятся одинаковыми, теряя индивидуальность?

– Любой своей пациентке я стараюсь сохранить индивидуальность. Важна изюминка, в этом вся фишка. Но при этом спокойно отношусь к тому, что в сфере красоты и эстетики появляются свои тренды. Это как в моде: в одном сезоне носят узкие джинсы, в следующем – брюки-клеш и т.д. Тренды в пластической хирургии повторяются так же, как и мода. То, что актуально сейчас, уже было раньше. Все циклично. Ну, походят девушки с большими губами, с яркой помадой на этих больших губах, а завтра вообще перестанут краситься, так как в моду войдет естественность. Пройдет 10-20 лет, опять начнут делать большие губы.

Приведу пример. В 90-е был тренд на очень большую неестественную грудь. Силиконовая грудь была атрибутом обеспеченности. И если у девушки были огромные импланты, это говорило о том, что у нее есть деньги. С течением времени тренды поменялись, стала модной небольшая грудь, появились анатомические импланты. Пластические хирурги начали делать так, чтобы коррекция груди была практически незаметной – ничто не должно было выдавать искусственную грудь. А сейчас, вы удивитесь – мода на большие импланты снова возвращается. И кому-то они очень идут.

– Значит, встретимся на следующем витке бьюти-истории?

– Обязательно встретимся. Поверьте, все возвращается.

Вопросы задавала Наталья Захарчук

И, как всегда, селфи на память.

Подписаться
А вы знали? У нас есть свой Телеграм-канал.
Все главное - здесь: #stolicaonego

Комментарии

Гость
Выбор читателей

Аналитика

04.06.2020 15:01
Обществоведение
Глава Петрозаводска проинспектировала ход работ по благоустройству дворов и ремонту фасадов зданий в центре города.

Чтиво

04.06.2020 09:35
Без политики
Экспресс-анализ с применением высокочувствительной тест-системы SARS-CoV-2 Antibody Test позволяет всего за 20 минут определить наличие в крови антител IgM и IgG к коронавирусу COVID-19.