890x80

"У меня не было никаких эмоций, кроме желания помочь"

Чтиво. Кофе со сливками
11:05, 07 Октября 2020
фото: © Леонид Николаев, Николай Смирнов / "Столица на Онего"
Загрузка...

Вице-премьер по экономике Дмитрий Родионов стал гостем рубрики "Кофе со сливками".

Дмитрий Родионов не любит фразу о том, что во время эпидемии законы эпидемиологии выше законов экономики.

- На практике это не работает. – говорит вице-премьер правительства Карелии. – Когда бизнес является твоим единственным источником дохода, ставки высоки, страшно остаться без финансовой поддержки. Как в таких случаях объяснить предпринимателям: на что им жить, содержать семью, чем платить по обязательствам, тут одними законами эпидемиологии ситуацию не исправить, одинаково важно и то, и другое.  

Когда в республику пришел коронавирус и в одночасье встал весь малый и средний бизнес, ведомства, которые курирует Дмитрий Родионов, приняли на себя основной удар. В условиях эпидемии нужно было спасать экономику и каждого конкретного предпринимателя, отправившегося на простой и потерявшего источник дохода, не допустить массовых увольнений и продолжить реализацию на территории республики Федеральной целевой программы развития.  

За чашкой кофе вице-премьер рассказал, как работал по ночам и сам переболел коронавирусом, и почему после первой волны эпидемии изменил содержательную часть своей диссертации. Мы поговорили о том, сможет ли Карелия когда-то выбраться их отстающих регионов и построить экономику так, чтобы обеспечивать себя, не прося федеральной помощи.

У Дмитрия Родионова, кстати, по этому поводу вполне оптимистичные прогнозы. Он и сам, как оказалось, позитивный человек.

"Существенного падения экономических показателей в Карелии не было"

 - Дмитрий, экономика Карелии справилась с пандемией и последствиями весеннего карантина, как Вы считаете?

- Я считаю, что экономический блок региона с пандемией справился успешно. Мы в кратчайший срок сформировали пул предприятий, которые не приостанавливали свою деятельность. Нам удалось сохранить работу наших промышленных гигантов – целлюлозно-бумажных комбинатов, предприятий в сфере судостроения, машиностроения и других. А если они работают, то работают и все, кто их обеспечивает сырьем, материалами, организует доставку грузов и т.д. Поэтому существенного падения экономических показателей в Карелии не было.

Конечно, ограничительные меры, когда у нас стояли магазины и сфера услуг, не работал общепит и туристическая отрасль, сказались на налоговой базе и экономике в целом. Но в отличие от других регионов, мы достаточно благополучно пережили этот период. Что у нас стояло в первую очередь? Розничная торговля. Но если посмотреть статистику по августу, то несмотря на простой в два месяца, по обороту розничной торговли мы уже превысили показатели 2019 года. Так что некоторое падение экономических показателей мы восполняем.

- С чем же тогда связано падение доходов в бюджет, которое мы сейчас наблюдаем?

- Этот год в плане поступления доходов в бюджет в принципе не самый лучший. Основное влияние на снижение налоговых платежей оказало двукратное сокращение налога на прибыль организаций. Это связано  с ухудшением мировой конъюнктуры на экспортируемую продукцию. Снизились цены реализации, в том числе на товары лесопромышленного комплекса, сократился спрос.

Поэтому мы сегодня наблюдаем парадоксальную ситуацию: деревоперерабатывающими предприятиями продукции за последний период изготовлено больше, а выручки от ее реализации получено меньше

Кроме этого, снизились поступления в бюджет от тех отраслей, которые в наибольшей степени пострадали от ограничительных мер.

Для малого бизнеса часть платежей была перенесена на более поздние сроки, часть реструктуризирована, а некоторые платежи вообще были отменены. Естественно все это отразилось на доходной части бюджета

"Бизнесу была оказана помощь – почти полмиллиарда рублей"

– Карелию называют регионом, где во время карантина действовали самые строгие ограничительные меры, в том числе, для малого и среднего бизнеса. Как Вы считаете, власти с ними не перегнули палку?

- По показателям смертности от коронавируса и по количеству заболевших на 100 тысяч человек, ситуация в Карелии значительно лучше, чем в других регионах. Поэтому все, что мы вводили, я считаю, было абсолютно правильным. Все меры, которые кому-то казались чрезмерно жёсткими, себя оправдали.

Да, мы рано ввели ограничения – произошло закрытие общепита, торговых центров, магазинов, общественного транспорта – но и одни из первых стали их отменять. Когда июне в других регионах показатель закрытости экономики был 10,0%, в Карелии – 1,0 %. И сейчас по всем регионам он составляет 0,5 %, а у нас – менее 0,1%.

Ну и главное, в период, когда предприятия стояли, бизнесу была оказана колоссальная помощь. только министерством экономики и управлением труда и занятости было выдано 480 млн рублей предпринимателям в качестве субсидии.

И я же общаюсь с руководителями компаний, которые работают в разных регионах. Они рассказывают, что такого, как в Карелии, нет нигде. Один бизнесмен в трех регионах заявки подавал, а получил помощь только у нас. Неслучайно даже по оценке Уполномоченного по правам предпринимателей России Бориса Титова Карелия вошла в тройку регионов с самыми эффективными мерами поддержки экономики.

- Вы сами, какую меру поддержки считаете наиболее эффективной? Что в итоге спасло наших предпринимателей во время карантина?

- Я считаю, что наиболее эффективной себя показала компенсация предпринимателям платежей, которые они вынуждены были платить за аренду в период простоя. По факту они не работали, но все равно должны были платить, и мы им это компенсировали из бюджета. Очень востребованной также оказалась компенсация работникам выплаты заработной платы во время простоя. Многие предприниматели в сфере общепита обращались за ней в управление труда и занятости. Ну и третья мера, которая оказалась эффективной, – это компенсация затрат по уплате коммунальных платежей.

До пандемии мы получали в год 200-300 заявок от предпринимателей на финансовую помощь из бюджета и считали это достаточно большим объемом. Когда только-только началась пандемия, мы сразу же получили 600 заявок. За весь период карантина по линии министерства экономики и управления труда и занятости мерами господдержки воспользовались более 5 тысяч предпринимателей. И это только региональные выплаты.

- Откуда Вы взяли деньги на всю эту помощь?

- Мы потратили на господдержку достаточно много региональных средств, в том числе, ранее предусмотренных на другие цели. Но, когда началась пандемия, и наиболее активная часть населения оказалась в трудной ситуации, мы приняли решение снять деньги с других статей, чтобы максимально помочь нашим предпринимателям.

Источников было много, и один из них образовался опять же, из-за пандемии, – мы не могли проводить массовые мероприятия, выставки, ярмарки, и так как они не состоялись, мы перераспределили средства, расставили приоритеты по другим мерам поддержки, потому что понимали – сейчас помогать нужно именно малому бизнесу – общепиту, сфере услуг, магазинам розничной торговли, предприятиям туристической отрасли. Они остались вообще без источников существования.

"С Александром Лукьяновым виделся, с Романом Гольцевым…"

- И все равно было много недовольных. Я хорошо помню эти выступления, когда предприниматели говорили, что чиновники их не слышат и не понимают...    

- Мы предпринимателей очень хорошо понимаем. Когда ты бизнесмен, ты можешь рассчитывать только на себя, твой источник дохода – это твой вид деятельности. И фраза о том, что во время эпидемии законы эпидемиологии выше законов экономики, – она не работает, точнее предпринимателю ее невозможно понять, когда ты закрываешься и остаешься без средств к существованию.

Я же лично общался со многими предпринимателями, которые очень категорично высказывались, например, по мерам господдержки. С Александром Лукьяновым виделся, с Романом Гольцевым… И я их всех понимал, и не было у меня никаких эмоций, кроме как желания им помочь. И в процессе диалога, пускай сложного, горячего, рождались правильные решения. Ведь это бизнес нам подсказал – введите компенсацию заработной платы, вы же не хотите массовых увольнений! И мы сразу же отреагировали и буквально через две недели ввели эту меру. Тоже самое – по компенсации аренды.

Конечно, никому, наверное, не удалось на 100% компенсировать потери. Но максимально снизить убыток, который бизнес понес в результате введения ограничительных мер, я считаю, у нас получилось.

- И это ведь имело отложенный эффект? Взять, к примеру, туризм.  В Карелии после снятия ограничений был настоящий туристический бум.

- В мае, когда еще действовали ограничения, я давал интервью телеканалу Россия-24 на тему внутреннего туризма. Меня спросили, насколько этот туристический сезон будет хуже, чем сезон 2019 года. И я сказал тогда, что мы получим всплеск внутреннего туризма из-за закрытых границ, несмотря на пандемию, и улучшим показатели прошлого года. Вернувшись с интервью, я подумал, господи, что я наговорил… Пандемия, турбазы закрыты, никто не знает, когда откроются…

А сейчас, буквально на днях мы подвели итоги лета, и оказалось, что практически все предприятия и показа, и размещения, увеличили показатели того же периода 2019 года. Несмотря на то, что календарных дней они отработали меньше, по обороту и объему оказанных туристических услуг все предприятия выиграли. В Карелии наблюдался ажиотаж, номер в гостинице – не забронировать, 100%-ная заполняемость. И сегодня многие, кто работает в сфере туризма, захотели построить новые гостиницы, турбазы, кемпинги, создать новые объекты показа.

- Это был сложный период для всех. Говорят, в министерстве экономики сотрудники в две смены работали и даже по ночам, чтобы ответить на все запросы, правильно составить списки, распределить государственную помощь. Правда?

- Было тяжело, но все равно, пандемия – это большой опыт. На этапе формирования перечня предприятий, нужно было не просто принять заявления, но и правильно их оценить, понять, действительно ли компания состоит в цепочке тех, чья деятельность не может быть приостановлена.

Это правда, сотрудники министерства работали в две смены. В пандемию требовалось срочное, моментальное реагирование на новые изменения, и нагрузка была огромной.

Вдобавок, нам же пришлось исполнять новые контрольные функции, никак с экономикой не связанные. С одной стороны, мы все максимально работали на поддержку бизнеса, а с другой, – его же и контролировали. Внесли изменения в регламенты, создали мобильные группы и вместе с МВД ездили на составление административных протоколов. А что делать? Чаще всего выписывали штрафы, когда кто-то работал в карантин. А когда открылись кафе и рестораны, следили, соблюдаются ли в них требования по маскам, перчаткам, защитным экранам и т.д.

- Вы сказали, что приобрели большой опыт. Чему лично Вас научила пандемия?

- Очень многому. Как правильно работать с бизнес-сообществом, как эффективно помогать бизнесу в условиях кризиса. Теперь мы четко понимаем, что при принятии решения о введении той или иной меры поддержки, всегда нужно обсудить данный вопрос с бизнесом, а нужна ли она?

 После карантина я даже решил переписать свою диссертацию, добавив в нее новый раздел. Я окончил очную аспирантуру и скоро буду защищаться. Моя тема: "Региональная инвестиционная политика как инструмент преобразования структуры экономики региона (на примере Республики Карелия").

"Бизнес снова не встанет"

- Вы организационно готовитесь ко второй волне? Какая она будет?

- Я надеюсь, что история с жесткими ограничительными мерами уже не повторится. Во-первых, это связано с тем, что вирус мутировал, и люди теперь легче его переносят. Во-вторых, мы знаем, что есть вакцина, она уже поступает в регионы. Я, кстати, недавно узнал, что сам переболел коронавирусом. Сдал анализы, и увидел, что у меня антитела. Врачи сказали, что где-то в феврале-марте я переболел COVID-19. Получается, бессимптомно перенес и даже не заметил.

А в-третьих, особенно в период роста заболеваемости,  многое зависит и от самих предпринимателей, от их уровня ответственности за соблюдение ограничительных мер, масочного режима, использования средств индивидуальной защиты, антисептиков. Мы возобновим проверки на соблюдение требований. Безусловно те предприниматели, которые их игнорируют – будут закрыты, ну а добросовестных предпринимателей, я уверен, это не коснется.

- Физически и морально уже оправились от той запредельной нагрузки?

- Работы много всегда. Но сейчас хотя бы есть время и на отдых. Семья поддерживает мое чисто мужское увлечение охотой, поэтому я иногда ухожу в лес и на природе привожу мысли в порядок.  

"Карелия дает существенный рост собственных доходов"

- Понятно, что эпидемия коронавируса внесла коррективы в нашу жизнь. Но еще одним событием этого года и, пожалуй, главным, стало 100-летие Карелии. Недавно Госкомиссия подвела итоги реализации юбилейной ФЦП развития Карелии, и выяснилось, что далеко не все объекты были доведены до конца. В чем причина?  Как Вы сами оцениваете работу по федеральной программе?

- Первая редакция Федеральной целевой программы "Развитие Республики Карелия на период до 2020 года", составленная еще в 2015 году, содержала 65 объектов. При этом, многое тогда было не учтено. Первое и главное, – что не на все объекты к моменту финансирования была подготовлена проектно-сметная документация, или она была, но устарела. Мы проделали огромную работу, чтобы исправить все недочеты и недостатки в проектно-сметной документации, в том числе разработанной органами местного самоуправления. Для приведения ПСД в надлежащий вид были вновь выделены средства из регионального бюджета. В первом варианте были совершенно нереальные по реализации проекты, типа психоневрологического диспансера в Суоярви за 450 миллионов рублей. Когда мы заказали по нему ПСД, оказалось, что этот объект стоит не менее 2,5 миллиардов. Мы были вынуждены обращаться за корректировкой и исключать некоторые объекты, так как федеральные средства были ограничены. Решили, пусть их будет меньше, но только те, которые можно реально построить.

Второе – на тот момент нормативная база, регламентирующая строительный комплекс региона, не была готова к реализации ФЦП и вообще к тому, чтобы вести стройки за бюджетные деньги. Любой проект пересчитывается на строительные индексы, а в Карелии они были намного ниже, чем у наших соседей.

Неудивительно, что мы объявляли тендер, и ни один серьезный строитель республики не заявлялся. Мы были вынуждены брать подрядчиков с Москвы, Санкт-Петербурга, Курска, и далеко не всегда они оказывались добросовестными. Были ведь и те, которые брали аванс, а потом ничего не строили. И нам приходилось расторгать госконтракты. Только в начале 2020 года после долгой и серьезной работы Минстроем России было принято решение о пересмотре строительных индексов.

В итоге количество объектов ФЦП с 65 было сокращено до 53. Из них 14 уже закончены. По остальным объектам строительство ведется, и они тоже будут сданы.

- Почему их не удалось достроить в срок?

- Потому что именно по ним пришлось корректировать ПСД и сметную стоимость. Все эти важные моменты по ФЦП удалось решить только в конце 2019-го и в 2020 году. Но ведь правильно говорят: не разбив яиц, не сделаешь омлет.

- Эти объекты республике придётся за свой счет доделывать?

- Нет, федеральные деньги никуда не ушли – совместной работой с Минэкономразвития России мы восстановили эти деньги из резервного фонда Правительства РФ. И даже там, где мы меняли подрядчика, все сохраняется, средства восстанавливаются и на них мы заключаем государственные контракты.

На последней Госкомиссии обсуждался вопрос продления ФЦП до 2023 года с выделением дополнительного финансирования общим объемом 6,4 миллиарда рублей. Надеюсь, это предложение будет реализовано, и мы построим новые объекты.

- Какие объекты ФЦП лично Вы считаете наиболее важными?

- Благодаря ФЦП у нас появилось новое здание аэровокзала. Это, на мой взгляд, важнейший объект. И хорошо, что глава Карелии настоял, чтобы он был. Наш регион – один из первых в развитии туризма, а какой может быть туризм, если аэропорта нет, и когда прилетаешь на самолете, видишь старый одноэтажный ангар?! Сразу начинаешь сомневаться в туристическом потенциале региона! А когда заходишь в новый современный аэровокзальный комплекс, со стоянкой, кафе, то понимаешь, что приехал в регион, который развивается.

Кроме этого, в рамках ФЦП в Карелии построены серьезные дороги, ряд очистных сооружений в районах, есть успешные примеры строительства стадионов и т.д.

- Недавно Карелию включили в число отстающих регионов и выделили из федерального бюджета 5 млрд рублей. Вам, как вице-премьеру по экономике, наверное, неприятно быть в числе отстающих?

- Во-первых, слово "отстающий" там никогда не звучало. Это журналисты такой термин придумали. Была формулировка "регион с низким уровнем социально-экономического развития". То есть регион, у которого некоторые показатели ниже среднероссийских. Если мы посмотрим на динамику основных показателей за последние три года, то видно, что у нас уровень инвестиций, уровень собственных доходов населения, доходы регионального бюджета выше среднероссийских значений. Карелия уступает, наверное, только по уровню миграции и общей безработицы, хотя отставание и по этим показателям уже сокращается.

Так что формулировка не смущает, наоборот, мы рады, что вошли в число этих регионов, так как получили финансирование по индивидуальной программе развития и заложили в нее важные объекты, которые, я уверен, дадут эффект.

Я думаю, что, когда на кону 5 миллиардов, любой регион согласится быть в особом списке, лишь бы получить на свое развитие такие деньги.

- Жизнь в Карелии с каждым годом все больше и больше зависит от федерального центра и тех денег, которые мы получаем из Москвы. Согласитесь, что это не стимулирует экономику. Нужно ли Карелии стремиться к тому, чтобы зарабатывать самой и обходиться без дотаций?  

- Я не соглашусь, что Карелия, особенно в последние годы, это регион, который живет только за счет федеральных дотаций. Если в целом проследить изменение доходной части бюджета, то на протяжении последних трех лет Карелия серьезно увеличила собственную налогооблагаемую базу и пополнение бюджета за счет региональных налогов. Это дало возможность значительно снизить государственный долг и зависимость от коммерческих кредитов. Доходов стало больше, и мы стали больше тратить, в том числе, на развитие региональной экономики. Увеличение доходов позволило в большем объеме профинансировать инвестиционные расходы. А это – развитие экономики.

Когда перед 100-летием республики состоялась онлайн встреча главы Карелии с Президентом, Владимир Владимирович Путин в качестве положительной тенденции обратил внимание на значительное улучшение показателей доходного потенциала Республики Карелия.

Конечно, никакой регион никогда не отказывается от федеральных дотаций. С 2018 года федеральное финансирование Карелии увеличилось очень серьезно, это произошло и по линии федеральных программ, и по линии ФЦП, и через национальные проекты. Теперь еще индивидуальная программа развития Карелии появилась. Федеральное финансирование – это хорошо, тем более, что оно выделяется целевым образом, под определенные объекты.  

Нужно понимать, что, когда федеральный центр принимает решение о предоставлении дотаций, в первую очередь, смотрят на готовность эти дотации осваивать. И если мы говорим о строительстве на территории Карелии новых объектов, то самым решающим фактором при отборе является наличие готовой ПСД, земельного участка и т.д. И второе, это момент некоторой состязательности между регионами. Понятно, что денег на всех не хватает, и, конечно, важна хорошая подготовка документов и личные встречи с федеральными министрами и вице-премьерами, которые, как правило, тоже дают эффект.

Могу сказать, что на сегодняшний день у федерального центра есть понимание, что Карелия готова.

- Понятно, что возглавлять экономический блок в региональном правительстве – задача не из легких. Но Ваша фамилия звучит сейчас еще и в качестве возможного претендента на должность сити-менеджера Петрозаводска. Хотели бы поработать в местном самоуправлении? 

- Я слышал, что такие разговоры ведутся, но никаких специальных планов по этому поводу у меня нет. Наоборот, планирование на ближайший год-два сейчас происходит на основной работе, я сконцентрирован на ней.

Беседовала Наталья Захарчук  

Фото Леонид Николаев, Николай Смирнов / "Столица на Онего"

По традиции – селфи на память

Подписаться
А вы знали? У нас есть свой Телеграм-канал.
Все главное - здесь: #stolicaonego

Комментарии

Коля
2020-10-14 16:46:22
Это кто там толкает ребенка на царство ,не маманька ли ?
Я-за!
2020-10-09 07:54:05
да ладно вам придираться - посмотрите: он старался, не только рубашки, но и водолазку за время интервью поменял (вспотел, волновался). Всё будет замечательно!
Изя
2020-10-08 20:29:48
Говорить почему то он так и не научился . как и его шеф )))) Бывает же такое , но очень редко ))) :)
Элла Фитцжеральд
2020-10-08 10:58:41
Себя не похвалишь — никто не похвалит.
?
2020-10-07 23:03:51
Оказывается еще в феврале - марте в гнезде местных шишек существовал очаг распространения смертельнейшего вируса.
Похоже многие из этих шишек уже незаметно вакцинировались естественным способом - переболев. В том числе и Артурчик. Но признаться в этом стесняются, по причине врожденной скромности.
Изя
2020-10-07 18:53:43
Охренели оба кофемана со сливками . Прямые выборы мэра где??? На кой....ПТЗ нужен сити-менеджер , как обычно , бестолковый .
Патриот
2020-10-07 15:58:56
Ни о чём и ни о ком !!!!!!!!!!!!!!!!!
Юнипер
2020-10-07 14:57:30
фу-фу-фу
Мария
2020-10-07 23:13:18
Юнипер, ну не «фу-фу-фу», нет. Конечно, не чувствуется глубины человеческой, яркой личности. Но тут уж вряд ли что изменится, да и надо ли? А вот речь как-то то нужно развивать, Дмитрий Андреевич. Вы же в рубрике «кофе со сливками», без галстука. И метите, по видимому, на бо?льшие высоты. А там нужно уметь разговаривать с людьми! И не так, как привычно с подчинёнными - в казенно-приказно- матерных выражениях. Может, попробовать начать читать Булгакова, Нагибина, Паустовского? А?
Гость
Выбор читателей

Чтиво

23.10.2020 12:45
Без политики
Тесты на коронавирус COVID-19 можно сдать теперь и по субботам в "Клиниках на Чайкиной".