Аналитика. Обществоведение
11:12, 04 Декабря 2007

Детей защитят от учителей и родителей

Права детей в Карелии будут защищать специальные уполномоченные по правам ребенка, которые появятся в большинстве школ, детских садов и даже больницах республики. В задачу «детских омбудсменов» будет входить защита прав ребенка во взаимоотношениях с учителями, сверстниками, родителями, и другими взрослыми.

Родители 12-летней Тани развелись несколько лет назад, но квартиру не разменяли и продолжали жить вместе. Отец пил, хулиганил, истязал мать. Более того, заставлял бывшую жену и свою дочь убирать за ним, когда он мочился в комнате, включал по ночам свет, не давал дочери готовиться к урокам. Ее мама, запуганная бывшим мужем, боялась обращаться в милицию, чтобы не навлечь на себя еще больший гнев домашнего тирана. Ее дочка оказалась смелее. Она пришла на прием к уполономоченному по правам ребенка, который работал в ее школе. Рассказала обо всем. Омбудсмен сообщил об этом в правоохранительные органы, социальные службы и городским властям. Совместными усилиями им удалось помочь несчастной семье разменять квартиру, чтобы девочка с матерью смогли жить отдельно от отца.

Это лишь один из многочисленных примеров, как работают уполномоченные по правам ребенка. К сожалению, пока не в Карелии, а в Москве и еще в 25 регионах России. В Карелии должность омбудсмена при министерстве образования республики была создана лишь несколько месяцев назад. А в ближайшее время такие специалисты начнут работать в большинстве школ, детских садов и даже больницах республики. Об этом говорили участники республиканской конференции по созданию служб уполномоченных в городах и районах Карелии, в которой приняли участие кандидаты на должности омбудсменов.

По словам уполномоченного по правам ребенка в Республике Карелия Галины Григорьевой, в задачу этих специалистов будет входить защита прав детей во взаимоотношениях с учителями,  сверстниками, родителями, и другими взрослыми. Ребенок сможет обратиться к уполномоченному с любыми проблемами, связанными с нарушением его прав. Уполномоченные по правам ребенка будут знакомить учителей и родителей с правозащитным законодательством и служить посредниками между взрослыми, детьми, социальными службами и правоохранительными органами, если возникнет необходимость их вмешательства.

Такие специалисты будут так же работать в учреждениях здравоохранения, детских домах, социальных учреждениях. Первые уполномоченные появятся в Карелии в следующем году после специальной подготовки. По словам Галины Григорьевой кандидаты на эти должности будут выбираться, в основном, из числа, педагогов и школьных психологов, прошедших специальную процедуру выборов. Например, в Москве, школьникам и учителям выдают бюллетени с фамилиями нескольких кандидатов, из которых нужно выбрать того, кто пользуется наибольшим доверием. «Дети должны сами выбрать того человека, которому они доверяют. Только в этом случае их работа будет успешной», – сказала на конференции сопредседатель Совета уполномоченных по правам ребенка в РФ Татьяна Алексеева.

По опыту Москвы, где уполномоченные по правам ребенка работают уже несколько лет, половина обращений граждан к омбудсменам – это жалобы на нарушения жилищных прав детей. 10,4  процентов - жалобы на нарушения прав ребенка на проживание с родителями, их воспитание и заботу, а также права на общение с родителями и другими родственниками, 9,2  процентов – жалобы на уклонение родителей от выполнения своих обязанностей, жестокое обращение детьми, ,8,4 процентов – жалобы на нарушение права на уважение человеческого достоинства детей, охрану здоровья.

По словам омбудсменов, права детей зачастую нарушают их родители и учителя. «Повсеместно нарушается право ребенка на уважение к его личности, и это должно стать главной задачей уполномоченного,- считает Татьяна Алексеева. – Психологическое давление на ребенка со стороны учителей – распространенное явление. И они не подозревают, что суицидальные попытки среди детей косвенно вызваны именно таким давлением. Как минимум школьник зарабатывает невроз».

Поэтому, в первую очередь уполномоченные по правам ребенка создаются в школах.

Судя по опыту других регионов России, где уже работают омбудсмены, к своим защитникам, в основном, обращаются ученики 5-11 классов, особенно часто – старшеклассники. Ребята жалуются друг на друга: кто-то кого-то обозвал, унизил, произошла драка и т.п. Уполномоченные разбираются с каждым конкретным случаем. Причем не только по поступившим претензиям, но и по собственной инициативе. Например, если омбудсмен случайно услышит на перемене разговор учеников, что учительница к ним придирается, он обязан посетить урок, выяснить, действительно ли существует почва для конфликта, чтобы не допустить его возникновения.

Впрочем, будущие омбудсмены, большинство их которых сами работают педагогами, понимают, что их коллеги, не ждут их с распростертыми обьятиями. Об этом можно судить по опыту школьных психологов, которые уже давно работают в карельских школах. «Были случаи, когда психолог в школе пытался отстаивать права детей, у него начинались проблемы с администрацией, с коллегами, - говорит сотрудник петрозаводского психолого-педагогического социального центра Елена Руденкова. – Нас воспринимают как врагов, но это не так. Мы должны убедить школы, что мы не против них, а вместе с ними за права детей. Как это сделать? Повестить значок на грудь – я уполномоченный и начать всех наказывать? Нет, конечно! Надо, чтобы учитель пропустил через себя понимание того, что права детей нуждаются в защите, нужна внутренняя перестройка всех нас».

Руководители образовательных учреждений относятся к новшеству с опаской. «На то, чтобы решать конфликты к школе, есть администрация и учителя, – считает директор одной из школ Петрозаводска. – Есть опасность, что лишние надзиратели будут только копаться в бумажках, никаких реальных поступков не совершая. На мой взгляд, лучше нанять хорошего психолога, это решит если не все, то многие проблемы. Психолог мог бы формировать класс, подбирать детей так, чтоб возникало минимум конфликтов».

Эксперты сомневаются в необходимости вмешивать в жизнь такой закрытой системы, как школа, посторонних людей. «Мы постоянно впадаем в крайности – то милицию в школы вводим, то правозащитников, – считает президент Всероссийского фонда образования Сергей Комков. – Похожее пытались сделать в некоторых штатах США в начале 90-х. В школах работали полицейские и уполномоченные. Однако дети не ходили на занятия – они ходили жаловаться. Они знали, что в школе есть человек, который в любом случае примет их сторону. И злоупотребляли этим, донося на учителей за каждую мелочь. В итоге оставили только полицейских, которые в дела не вмешивались, а просто следили за порядком».

Идея защиты прав детей не находит пока и полной поддержки у родителей. Об этом на конференции говорила заведующая детским садом Сегежи, где уже несколько лет проводится эксперимент по правовому просвещению родителей. «Мы проводили анкетирование родителей, – рассказала  руководитель учреждения Татьяна Струкова. – И  36 процентов из них сказали, что детей нельзя знакомить с их правами, они должны слушаться родителей. Но в результате нашей работы многие изменили свои взгляды».

Многие опасаются, что защита прав ребенка в России пойдет по западному пути, где «запрещено шлепать малыша по попе, а дети могут подать в суд на родителей за плохое обращение». По мнению омбудсменов, существует грань между защитой прав ребенка и правом родителей воспитывать собственного отпрыска, хотя провести такую грань достаточно трудно.

Во всяком случае, западный опыт карельские детские омбудсмены оценивают с большой долей скептицизма. «У нас был обмен опытом со шведскими педагогами, – рассказала на конференции представитель одной из школ Медвежьегорска Наталья Степнова. – У них очень много надуманных прав детей. Например, они считают, что нельзя ставить оценки каждому ученику, потому что это для них мол, такой большой стресс! Наши российские проблемы более жизненные».

Алексей Укконе

Комментарии

Гоша
2007-12-06 13:48:45
Владимир Матвеевич, спасибо за отклик! А говорите - не специалист)))) Позвольте по этому поводу воскликнуть: "Не верю!")))))))) Ну а если серьезно, то ведь не обязательно быть узким специалистом. Достаточно просто неравнодушно относиться к подобным вещам и иметь собственное мнение. Спасибо!
D_Ak
2007-12-05 14:46:00
Так и думал что появится подобный материал после того как начались опять разговоры про секспросвет и «ювенальную юстицию» в отечественных СМИ. (ну это метод их работы). Ладно секспросвет , чёрт с ним ,пускай : «пиликала гармошка…»- научим Антошку натягивать гандон . Вроде как «чисто техническое мероприятие». Но здесь то всё гораздо и гораздо серьёзнее. Да автор это и обозначил вполне конкретно. Кажется мне что здесь есть большой риск что «натянут» то как раз «Антошку», т.е наше общество. Примерно пару лет назад на разных сайтах была опубликована статья православных авторов И. Медведевой и Т. Шишовой «Насилие над детьми». Рекомендую почитать . Кстати упомянуты «знакомые всё лица». Как будет работать защита детей – неизвестно. В лучшем случае ,как хорошо заметил Гоша : «Жалкое зрелище…». А вот если это заработает на «полную мощность», как тупая и жестокая электромясорубка “ made in USA” , мало не покажется.
Ирина
2007-12-05 09:41:04
Трудно сказать, как это приживется в наших палестинах. И приживется ли. В Хельсинки у моей подруги ребенок плакал в сауне (не любит мыться) - соседи обратились к примерно такому же уполномоченному - оградить ребенка от жестокого обращения.
Гоша
2007-12-04 11:58:42
Трудно сказать, насколько введение такой вот должности в каждой школе и садике оправдано. Первое: где взять столько специалистов, чтобы и юридически были подкованы, и с педагогическим образованием, да еще и с навыками практической психологии? Вспомним про тех же школьных психологов... Не скажу про всех, но знаю, что в большинстве своем это молодые выпускники психфака, которым самим еще набираться и набираться опыта, а они гордо именуют себя "детскими психологами", и в итоге толку от них - чуть. Сам родитель, общался с нашими психологами в двух школах. Жалкое зрелище... Ну и еще. Если и вводить подобные должности, то уверен абсолютно: эти люди должны получать зарплату не в той школе и детсаду, где работают. Они не должны быть ни в малейшей степени подконтрольными и подотчетными руководству того учреждения, где призваны защищать права детей. Иначе все провалится, не начавшись... Если Владимир Матвеевич Берштейн это читает, буду рад увидеть его мнение.
Гость
Выбор читателей

Аналитика

24.05.2017 11:31
Политкухня
Политолог Олег Реут о том, почему наблюдатели за выборами объединяются на непартийной основе.

Чтиво

22.05.2017 10:21
Личное мнение
Главные события минувшей недели в обзоре журналиста Евгения Белянчикова.

Опрос

Что должно быть на Онежской набережной?