ПОСМОТРЕТЬ
Чтиво. Частная жизнь
10:38, 05 Февраля 2009

Великая пустота Мариуша Вилька

В питерском издательстве Ивана Лимбаха вышла книга польского писателя Мариуша Вилька. Впрочем, сам Мариуш предпочитает называть себя русским писателем, пишущим на польском языке. И имеет на это полное право, потому что около двадцати лет живет в России, осваивая просторы русского Севера как территорию своей души. Свои наблюдения и размышления Мариуш Вильк фиксирует на бумаге, поэтому каждая книга этого писателя – это своеобразный дневник путешественника, для которого путешествием стала сама жизнь. На русском языке пока вышли в свет только две книги Вилька, написанные в России – «Волчий блокнот» и «Волок». «Волчий блокнот» практически уже невозможно купить ни в книжных магазинах Москвы и Питера, ни в сети Интернет. Книгу «Волок» петрозавочане получили возможность приобрести во время презентации этого издания, прошедшей в Национальной библиотеке.


Первая презентация книги «Волок» состоялась еще в ноябре, в Санкт-Петербурге. В Дом книги пришли те, кто днем услышал интервью с Мариушем на местном радио. Их можно понять: стоит лишь раз услышать размышления этого человека о жизни, чтобы понять, что он не только писатель, не только путешественник, но и философ. Перед началом встречи люди переговаривались: «Издательство Ивана Лимбаха? О, эти кого попало, издавать не будут!». А пока Мариуш отвечал на вопросы, книгу «Волок» подвозили дважды – так быстро ее раскупали петербуржцы.


В Петрозаводске на встречу с писателем пришли подготовленные люди. Для них имя Мариуша Вилька знакомо уже по той простой причине, что живет он на соседней улице. С кем-то он дружит, кто-то помогает ему собирать интересные сведения для книг, кто-то читал Мариуша в журнале «Север»… Кстати, в своих произведениях Вильк не забыл никого из тех, с кем судьба свела его в России. И читают в Польше об историке Михаиле Данкове, о краеведе Николае Кутькове, о музыканте Саше Леонове, об отце Николае Озолине… Ибо, для настоящего путешественника имеет значение не то, откуда он идет, не то, куда он идет, а люди, которые встречаются ему на пути.


Первый вопрос, который всегда задают Мариушу: «Почему Россия?». Журналист, который стоял у истоков польского движения «Солидарность», был правой рукой Лехи Валенсы, дружил со многими, кто сегодня руководит Польшей… Сегодня Мариуш не очень любит вспоминать о тех временах. Как-то в интервью он сказал: «Для меня с «Солидарностью» были связаны очень важные переживания. Это было очень красиво, потому что никто не собирался тогда быть президентом, или премьер-министром, или директором банка. Мы тогда не знали, что с нами будет: посадят в тюрьму, расстреляют… И когда я вижу сегодня этих людей, которые пытаются друг друга лишить головы, я счастлив, что я далеко и меня это не касается. Тогда я был человеком социума, я не был одиночкой. А сейчас мне уже интересно что-то более высокое, чем национальное определение. Это мне дала Россия».

А если говорить точнее, то даже не Россия, а Север вообще, потому что понятие русского севера гораздо шире, чем Россия. Кстати, русские – это единственная нация, которая называет себя словом прилагательным, потому что тем самым люди, живущие в нашей стране, определяют не национальность, а место жительства. Мариуш смеется: «В каком-то смысле я тоже русский, потому что здесь живу». В его представлении, Север – это вершина мира. Можно сказать, что мы тут сидим на холме, свесив ножки, а все остальное под нами. Конечно, самой верхушки этого холма Мариуш еще не достиг, но уже помотался по Северу и с одной стороны земного шара, и с другой. Минувшей осенью он совершил путешествие по Лабрадору. И эта земля так его захватила, что писатель даже решил на время отложить книгу о Петрозаводске, потому что этот город от него никуда не денется, а лабрадорские впечатления могут потускнеть со временем. Из своих странствий по миру он вынес вывод, что самые мудрые народы называют себя словом «человек». Тем самым они словно отказываются от снобизма человеческой цивилизации, возомнившей себя хозяевами мира. Люди такие же обитатели планеты, как медведи или олени. Мариуш даже попытался представить такую ситуацию: попадает, к примеру, француз к саамам. Знакомится. Саам протягивает ему руку и говорит: «Я человек». «А я француз» – отвечает ему француз. Глупо как-то получается.

О России Мариуш задумал написать шесть книг. Четыре из них уже закончены: «Волчий блокнот» и «Волок» о Соловках, «Тропой оленя» о лавозерских саамах, «Дом над Онего» о Заонежье, где писатель растил картофель, ловил рыбу, иногда пил водку, чтобы лучше понять местных мужиков… Мариуш словно ставит над собой эксперимент, впитывая многие культуры, превращаясь в человека мира. А причем тут «Великая пустота»? – спросите вы. Именно здесь, на Севере, где мало истории, но много географии, писатель почувствовал ту Великую пустоту, о которой говорили восточные мудрецы. А прежде, чем начать писать новую книгу, писатель должен впустить эту пустоту в свою душу.

Юлия Утышева

Комментарии

Гость
Выбор читателей

Чтиво

15.12.2017 15:09
Без политики
Телефоны в ореховой пасте, деньги в лифчике и сим-карты в помидорах пытаются передать заключенным Карелии.

Опрос

Какую сумму вы планируете потратить на новогодние подарки?