Аналитика. Обществоведение
16:23, 22 Августа 2018

"Надеялся, что все обойдется"

Вадим Виноградов, единственный признавший вину в гибели детей на Сямозере, рассказал в городском суде Петрозаводска, как произошла трагедия и как выжили дети, которые в тот день находились с ним.

Вадим Виноградов стал вторым из подсудимых, кто дал показания в суде. Ранее Валерий Круподерщиков ответил на вопросы адвокатов, но отказался давать пояснения гособвинителям, заявив, что представители прокуратуры хотят его запутать. И если Круподерщиков заявил, что не признает своей вины, то Виноградов на вопрос адвоката "вы признаете себя виновным в инкриминируемом деянии?", ответил "Да".

- В полной мере?

- Да.

Виноградов в суде держится уверенно и спокойно. Лишь два раза во время допроса он заплачет. Когда вспомнит, как будет уезжать катер, который приходил к ним на помощь из лагеря, но отказался искать ребят, и когда будет говорить, как узнал, сколько детей утонуло в тот день – 18 июня 2016 года.

- Я на первую смену (в июне 2016 года – прим. "Столицы на Онего") вообще не собирался ехать, потому что в Детско-юношеском центре у меня еще была работа. Это конец года, у нас отчетные мероприятия, подведение итогов, сдача всяких педагогических отчетов. Но Елена Васильевна (Решетова), я так понимаю, не нашла координатора и старшего инструктора, и она предложила мне приехать.

По словам Виноградова, он сотрудничает с Решетовой с 2008 года. Их познакомил директор Детско-юношеского центра Сергей Воздвиженский. В этом центре Виноградов работает педагогом дополнительного образования. С тех пор Виноградов ежегодно летом, в течение вторых и третьих смен, трудился координатором лагеря "Парк-отель "Сямозеро". При этом сам он не помнит, в какие годы он заключал с Решетовой договор, а когда работал, что называется по договоренности. В его обязанности входило составление планов занятий для ребят, организация и проведение общих мероприятий, контроль внутриотрядной деятельности лагеря и т.д.


фото: Fon2fun.ru

В июне 2016 года Решетова смогла договориться с непосредственным директором Виноградова, чтобы последнего отпустили для работы в лагерь в первую смену.

- Я занимался исключительно педагогической задачей, которая была поставлена в лагере и непосредственно работал с педколлективом, который приезжал туда на работу. Я никого не нанимал, - продолжает подсудимый. – Тогда (в 2016 году) возникла ситуация, что она (Решетова) уезжает на время похода в Москву по своим личным делам, и в лагере никого не останется. Мы с ней работали давно, поэтому я выручил… Не заключал никаких договоров. Просто приехал на смену, наверное, да, в должности координатора, но, скорее, больше консультанта. Потому что смена была новая.

В тот год, вспоминает Виноградов, он увидел новый "педагогический" состав лагеря – всего 24 человека. Из них только трое ранее работали в лагере на Сямозеро, среди них инструктор Павел Ильин, который также находится на скамье подсудимых.

"Они были более-менее знакомы с программой лагеря. Остальные – абсолютно новые люди, которые даже не знали специфику этого лагеря", - уточняет Виноградов.

16 июня 2016 года он получает смс-предупреждение от МЧС о том, что 17 июня "в большинстве районов республики ожидаются ливни, грозы, порывы ветра до 15-20мс. Виноградов связался с Решетовой, которая запретила отменять поход, назначенный на этот день, так как это "будет срыв программы". Виноградов рассказывает, что директор лагеря "посмотрела в Интернете погоду", и сказала, что погода будет нормальная.

И действительно, и по словам Виноградова, и по показаниям свидетелей и потерпевших, 17 июня стояла тихая солнечная погода. Сямозеро было спокойным. Утром два каноэ и рафт с детьми под руководством Павла Ильина отплыли на Пятый пляж Сямозера, где разбили лагерь и спокойно переночевали. На следующий день – 18 июня – к ним присоединился Виноградов, который сменил Ильина, уезжавшего до вечера в Петрозаводск. Все это время, утверждает подсудимый, он больше не получал предупреждений по смс, что надвигается непогода и сильный ветер. Около 12.30 он прибывает на берег, чтобы вместе детьми, двумя вожатыми (они, кстати, в лагере назывались кураторами) и инструктором Валерием Круподерщиковым отправится на остров Фокенсуари, чтобы разбить там лагерь.


Павел Ильин (слева) и Валерий Круподерщиков (справа)

- Павел Ильин сразу ко мне подошел, и при выходе мне сказал такую фразу: "Слушай, по-моему, ночью дети скрутили с каноэ пробки. Утром мы смотрели, пробок не оказалось". Я сказал Круподерщикову, если в каноэ не будет заливаться вода извне, то оно не утонет. Потому что пробка находится внутри судна, - говорит Виноградов. – Я, конечно, виноват, что не придал этому значения. Но на тот момент я надеялся, что инструктор сделает какой-то вывод, потому что он на этом плавательном средстве плывет и будет контролировать это отверстие (откуда вытащили пробку).

Перед Виноградовым стояла задача провести караваном два каноэ и рафт до острова. Вечером его должен был сменить Ильин, а координатор должен был вернуться в лагерь. Детей из отряда "Поморы" Виноградов не знал: ни их возможностей, ни их особенностей, ни их навыков и умений. Так, "Поморы" и вышли в свой последний поход.

- Солнце светило, волн практически не было, просто маленькая рябь, - говорит Виноградов. – Дети стояли в спасжилетах. Я построил всех в шеренгу, чтобы визуально познакомиться. Потому что я этих детей не знал, я их видел в лагере, но я не знал, как их зовут… Мне эта команда, которая шла на рафтах показалась очень малорослой по комплекции. Я попросил Валеру, добавь мне более рослых ребят, потому что эти просто рафт не утянут.

После распределения участников похода по лодкам вышло так, что на одном каноэ вообще нет взрослых, одни дети. Как утверждает Виноградов, одна из вожатых – Люда Васильева – отказалась плыть с ребятами, аргументировав это тем, что чуть ли не первый раз будет плыть в каноэ и ничего в этом не понимает. Она предпочла плыть в лодке с Круподерщиковым. Во второй – одни дети.

- Ну а чему бы это помогло, если бы она, которая ничего не понимает, находилась в лодке? – спрашивает судья.

- Чему бы это помогло? Ну, в данном случае, когда начался шторм, она бы могла с этими детьми быть рядом и могла их успокаивать. Это, во-первых. Во-вторых, если бы она находилась в этой лодке, возможно, не пришлось бы эти лодки соединять. Я считаю, что причина соединения лодок – не потерять второе каноэ. Потому что во втором каноэ не было взрослых, - отвечает Виноградов.

Лодочный караван "Поморов" выдвинулся около 13.00 от Пятого пляжа до песчаного мыса, откуда они должны были повернуть к острову и встать на ночевку. Как утверждает Виноградов, общее расстояние составляло порядка 3,4 км. Достичь острова планировалось через два часа в районе 15.00. Два каноэ и рафт преодолели уже почти половину пути, когда погода на озере стала меняться. А каноэ, как более быстрые, уже оторвались от рафта практически на 100 метров.

- Мы прошли всю акваторию вдоль берега и вышли уже на мыс. Когда начали выходить от мыса в открытое озеро, появились волны и боковой ветер. Я позвонил Круподерщикову, это было 14.49, и сказал, что, Валера, дети устали, гребут очень плохо и поднялся боковой ветер, я думаю, что поход нужно отменять и причаливать куда-то к ближайшему берегу. Спросил, как у тебя дела? А у меня, говорит, нормально, гребем. Никаких высказываний, что нас заливает, мы тонем или давай вызовем МЧС, никакого беспокойства я не слышал.

Тогда Виноградов решает пустить рафт в дрейф, а детей собирает в центре плавсредства. После чего начинает звонить опытному рафтеру, своему директору Сергею Воздвиженскому, чтобы узнать, насколько сильный ветер приближается и что делать в этой ситуации.

- Он (Воздвиженский) сказал, что вас, скорее всего, тащит на Кудамскую гряду, туда ветер. Но по интернету он посмотрел, ветер 9 мс. 15 мс будет только ночью. Это не чрезвычайная ситуация, он говорит. Он говорит, дрейфуйте и приставайте к островам, - продолжает вспоминать Виноградов.

Он звонит Круподерщикову, и каноэ тоже начинют дрейфовать. Но визуально уже не видели друг друга. Лодки уносит в озеро. В 16.10 позвонил Круподерщикову, рассказывает координатор, и сообщил, что вокруг сильные волны, и они попытаются пристать к острову, после чего пообещал перезвонить.  Виноградов со второй вожатой умудряются пристать к одному из островов, спустить детей на берег и вытащить рафт.

- После этого я сразу начал звонить Круподерщикову, - вспоминает Виноградов. - Это было в 16.53. Номер был недоступен.

Виноградов звонит Решетовой и обрисовывает ситуацию, говорит, что на каноэ нет ничего, кроме котелков и треног. Виноградов еще не знает о трагедии и просит о помощи, предлагает вызвать МЧС.

- Она сказала, не надо вызывать МЧС, не надо привлекать внимания, - поясняет Виноградов. Добавляет, что Решетова пообещала прислать из лагеря лодку.

Решетова перезвонила, по словам Виноградова, только в 22.00 и поинтересовалась, как у них дела, сказала, что из лагеря на помощь вышел катер с завхозом Машей Поповой. Виноградов с ребятами разожгли костры по периметру острова, чтобы их легче было найти.

- В конечном итоге они нас нашли в 23.43. Они подплыли к острову с другой стороны, где камни. Они в 10 метрах от берега плавали, там волна, они подойти не могли. Двое мужчин с ней. Она меня спрашивает по телефону: "Что у вас случилось?" Я говорю: "У нас все нормально, давайте приставайте к берегу, и мы плывем вдоль этих островов искать Валеру. Она говорит: "Мы не можем к берегу пристать, большая волна, мы разобьем катер". Я говорю: "Плывите вдоль этих островов и посмотрите, потому что на одном из дальних островов лежит каноэ. Мы его видим. Наверняка, там ребята, если что, к нам перевезите". Она мне говорит, что "мы не поплывем туда, потому что уже темно, мы не знаем фарватера, мы сюда еле дошли, потому что большая волна, нам еще обратно идти". Я уже, прошу прощения суд, в нецензурной форме начал выражаться – "А зачем вообще вы сюда приплывали?.. Она говорит "звоните Решетовой". Они развернулись и уплыли".  

Больше тем вечером никто на помощь так и не пришел. Виноградов объявляет отбой и звонит Решетовой. Без толку. Сам продолжает жечь костры на берегу.

- Я продолжал всю ночь сидеть у костров. В 06.00 позвонила Елена Васильевна, сказала, что вот такая ситуация – СМИ уже всех на ноги подняли, утонули четыре человека, что лодки перевернулись… - говорит Виноградов. – К вам плывет с Кудамы лодка. Я, естественно, детям ничего не сказал. На тот момент я посчитал, что это лишняя стрессовая информация. Я детей до последнего держал в неведении на острове для того, чтобы у них не было стрессового срыва. Не понятно, что на острове может после этого произойти. Я понимал, что они об этом узнают, но пускай они узнают уже на берегу, там будут психологи…

Лодка с рыбаками прибыла в 09.00. Они нашли место крушения двух каноэ. В 15.00 приехали спасатели, которые в 17.00 вывезли Виноградова и детей с острова. На берегу Виноградов оказался в машине с той самой Людой Васильевой, которая не решилась плыть одна в каноэ с детьми.

- На базе Кудама я оказался часов в шесть. Там уже были автобусы МЧС, были дети, которых эвакуировали. Потом я, Иванова и Васильева сели в автомобиль. Мы поехали в парк-отель "Сямозеро". И вот по дороге в парк-отель я решил узнать из первых уст… Я говорю: "Люда, как это так получилось?" Она мне сказала: "Когда началась волна, Валера соединил лодки. После этого лодки опрокинулись и начали тонуть", – голос Виноградова срывается. – Я ее спросил, зачем вы соединили лодки, этого нельзя делать, это запрещено! Почему мне об этом не сказали?.. Но она расплакалась и говорит "Я не знаю"… Больше мы ни о чем не говорили.

Виноградов взял паузу и произнес:

- Я хочу сказать, что я прошу очень большого прощения у пострадавших, я действительно сожалею. Я действительно пытался что-то сделать. Но, наверное, что-то не получилось. Но я просто надеялся, что все обойдется… Я очень сильно сожалею, извините меня, пожалуйста.

И заплакал.

Трагедия произошла 18 июня 2016 года. Дети отправились вместе с инструкторами на прогулку по озеру. Всего в составе группы находился 51 человек, из них четверо взрослых. Когда начался шторм, два каноэ с детьми вынесло на открытую воду, а рафт прибило к одному из островов. Оба каноэ опрокинулись, погибли 14 детей. После случившегося лагерь был закрыт.

В числе фигурантов уголовного дела: директор ООО "Парк-отель "Сямозеро" Елена Решетова, куратор лагеря Вадим Виноградов, бывший руководитель управления Роспотребнадзора по Карелии Анатолий Коваленко, и.о. руководителя карельского Роспотребнадзора Людмила Котович, бывшие инструкторы лагеря Валерий Круподерщиков и Павел Ильин.

Роман Баландин

Комментарии

опришник
2018-08-22 18:33:22
Креста на ней нет ...
Иван
2018-08-22 18:03:42
С ним все понятно : виноват. Но, у меня только два вопроса к следствию и суду. Знало ли наше карельское МЧС , что в лагере проводят водные переходы ( я так думаю, что знало)? И второй вопрос, если знало , то почему Шугаев и его подчиненные до сих пор не сидят рядом Виноградовым и ко.? Про получение грамоты руководством мчс я промолчу- настоящий мужской поступок....
Гость
Выбор читателей

Аналитика

Сегодня 14:33
Капитал
Почему жилой комплекс "Иволга" настолько популярен у жителей Петрозаводска, рассказала маркетолог компании "Баренц Групп" Мария Круглова.

Чтиво

Сегодня 14:34
Без политики
"С больничного на больничный" - знакомая ситуация?

Опрос

Может ли чиновник некорректно высказываться в соцсетях?