ПОСМОТРЕТЬ
Чтиво. Без политики
15:43, 20 Октября 2017

"Девятка"

Недавно мне предложили написать о колонии строгого режима №9, что находится в микрорайоне Птицефабрика. Недолго подумав, согласилась.

Что нас разделяет с людьми, отбывающими наказание в колонии? Забор с колючей проволокой?

Мы все живем за забором – разница только в стороне.

Итак, я выехала в ИК-9.

О том, что мы приближаемся к колонии, говорили окрашенные в черно-белую полоску столбики, словно на границе. Вскоре показалась стена с колючей проволокой.

На здании за ней крупными буквами был написан лозунг: Закон суров, но справедлив.

Я зашла в полосатые ворота и оказалась на зоне, за забором.

Здесь отбывают наказание известные в Карелии и за ее пределами Иван Петунов – священник, совершивший смертельное ДТП, и бывший замминистра труда Карелии Гивий Карапетов, осужденный за взятки.

Весной отсюда вышел на свободу экс-функционер карельского отделения "Единой России" Сергей Кучин, по вине которого в ДТП погиб его товарищ.

Летом из колонии освободили экс-главу Прионежского района Светлану Чечиль, которая получила срок за превышение должностных полномочий.

Что увидела я, расскажу тем, кто остался по другую сторону забора.

Три в одном

ИК-9, а в народе просто "девятка", находится на выезде из Петрозаводска в забытом богом и властями микрорайоне Птицефабрика. Нет сюда ни нормальной дороги, ни регулярного транспортного сообщения.

В "девятке" размещается сразу две зоны – колония-поселение и колония строгого режима, а также СИЗО (следственный изолятор).

В СИЗО содержат обвиняемых до суда, также там находятся те, кто уже под судом, и те, кто получил наказание и ждет дальнейшего распределения.

В поселении отбывают наказание осуждённые к лишению свободы за преступления по неосторожности, а также лица, впервые совершившие преступления небольшой или средней тяжести. Здесь и виновники смертельных ДТП, алиментщики и воры.

Колония строгого режима относится к наиболее строгим исправительным учреждениям закрытого типа, где отбывают наказание люди, совершившие тяжкие или особо тяжкие умышленные преступления, такие как убийства, грабежи, мошенничества, изнасилования.

Условия содержания в таком исправительном учреждении, как колония строго режима, более жесткие, чем в колонии-поселении. Это проявляется в большем количестве ограничений и полной изоляции.

Хлеб на французской закваске, макароны ручного приготовления и булочки с корицей

Еще на входе у меня забрали паспорт, телефон и диктофон, выдав взамен деревянный номерок, поэтому писать буду без цитат, хотя многие фразы начальника отряда ИК-9 строгого режима Александра Гоминюка просятся в текст.

Колония строгого режима №9 – город со своими законами и порядками, своей инфраструктурой: здесь едят, спят, работают, моются в бане, смотрят телевизор, занимаются спортом, читают книги и газеты, ходят в церковь – живут.

Первое, что я почувствовала, попав на зону, - запах теплого хлеба, а в глаза бросился огромный плакат: "Помни, тебя ждут дома" на фоне цветного здания.

С плаката на меня смотрела девушка с ребенком на руках и бабулька с морщинистым лицом, сидевшая на пороге, обхватив колени натруженными руками. Наверное, это образ мамы, которая будет ждать и любить тебя всегда, каким бы ты ни был.

Оставив позади плакат, мы шли по асфальтовой дорожке, выметенной до блеска: казалось, что на ней нет даже пыли. Накрапывал мелкий осенний дождь, дул ветер – было зябко.

Ноги сами несли к теплу, на запах хлеба. Вот и пекарня. Небольшое низенькое помещение в зелени деревьев. Четыре человека в фартуках и колпаках выпекают ровные поджаристые буханки хлеба, которые пахнут так, что от аромата начинает качать. От печи исходит домашнее тепло.

Каждый день здесь выпекают 430 буханок черного и 450 белого хлеба. А еще в пекарне делают макароны – 40 кг в день. Простенькая машинка для нарезки, тесто, умелые руки пекаря – и продукт готов.

По словам начальника отряда Александра Гоминюка, профессию пекаря осужденные получают в колонии.  

В бригаде, которую мы застали у печи, был потомственный пекарь из Узбекистана. По словам сотрудников колонии, у него и дед, и отец пекли хлеб. Вот и ему мастерство передалось.

"Знаете, как у него руки  ловко работают, у нас так никогда не получится", - похвалили осужденные своего напарника из Узбекистана и рассказали, что они здесь не только хлеб выпекают, но раз в неделю сладкие булочки  с корицей делают для магазина на территории колонии, а к Пасхе куличи, к Новому году – булочки с сахарной пудрой.

В доказательство своего мастерства нам предложили попробовать только что выпеченный хлеб, щедро отрезав большой кусок от еще теплой буханки.

Аромат, хрустящая поджаристая  корочка, хорошо поднявшееся тесто – хлеб удался.

Секрет хлебопечения раскрыл Александр Гоминюк, сообщив, что выпекают всю продукцию на французской закваске, чтобы воздушнее была.

Молодцы, подумала я, и осеклась, вспомнив, что нахожусь в колонии и все стоящие передо мной пекари-умельцы – это люди, совершившие преступления: большинство из них тяжкие – убийства, грабежи, изнасилования. И работают они здесь не от любви к профессии, а проходят исправительный путь.

Звон колокола и Карапетов с крестом

Послышался звон колоколов, мы вышли из пекарни на улицу и увидели колонну осужденных перед храмом.

Под серым небом на сером асфальте в серых робах стояли в два ряда, опустив бритые головы, молодые и не очень преступники. Двое с краю опирались на палки. Чувствовалось, что стоять им было тяжело, но, переминаясь с ноги на ногу, они смиренно слушали речь батюшки или просто думали о чем-то своем, так как до них вряд ли доносились слова молитвы – слишком далеко стояли и очень тихо говорил священник.

А дождь все шел и шел, стекая струйками с опушенных голов осужденных, словно пытался смыть грехи, совершенные ими по другу сторону забора.

Возможно, кто-то плакал… но мы этого не узнаем.

После недолгой молитвы начался крестный ход. Медленно, все также с опущенными головами строем шли осужденные вокруг храма. Впереди процессии с крестом шел убеленный сединами Гивий Карапетов, бывший замминистра труда Карелии, осужденный на 7,5 лет колонии строгого режима за взятки. Он нес крест с распятым Христом, прижимая его к себе так, словно только в вере и видел спасение.

За Карапетовым шагали остальные, несколько человек – с иконами в руках. Время от времени строй останавливался, батюшка читал молитву и окроплял заключенных святой водой, помогая дождю смывать грехи.

Как пояснил Александр Гоминюк, из 860 осужденных, отбывающих наказание, храм постоянно посещают 420 человек. Крест и иконы доверяют нести только тем, кто регулярно посещает церковь, приходит на службы и проявляет искренний интерес к богослужению.

А крестный ход стал уже ежегодной традицией в исправительной колонии №9, он проходит в престольный праздник в честь памяти преподобного Ионы Яшезерского.  

Празднование проходит в храме, который назван в честь преподобного. Этот храм построен руками осужденных на территории колонии более 12 лет назад.

Специально для празднования в исправительную колонию строгого режима приезжает иерей Андрей Мазаев, который также является настоятелем храма преподобного Ионы Яшезерского.

Отец Андрей посещает колонию два раза в месяц и проводит молебны, исповеди и причастия для осужденных.  

Так было и в этом году.

По окончании крестного хода вновь зазвонил колокол…

Мы привезли тебе невесту

Дождь не прекращался, но мы уже не обращали на него внимания. Я смотрела сквозь ряды осужденных вдаль, за колючую проволоку, где совсем рядом виднелись жилые дома. Там за забором тоже шла жизнь: люди ели, спали, работали, читали книги, смотрели телевизор, молились. Возможно о тех, кто был по другую сторону забора.

- Проходят ли на зоне свадьбы, - поинтересовалась я у сотрудников колонии.

- Конечно, - ответили мне, - за этот год уже 15 бракосочетаний и два накяха. Но больше все же разводятся, так как сроки у этих осужденных большие – от 2,7 до 24 лет. Не каждая девушка будет ждать полжизни.

Браки в колонии в основном заключают те, кому за 30. Здесь проходит все так же, как у всех. Невеста приезжает на зону, привозит нарядную одежду, двух свидетелей, кольца, вкусную еду – торт. Сотрудник ЗАГСа оформляет брак, молодожены одевают кольца. Разрешена даже фотосъемка столь торжественного момента в местах лишения свободы.

А вот накях, как рассказал Александр Гоминюк, это мусульманский обряд бракосочетания. Как правило, родители осужденного сами выбирают девушку и говорят; мы привезли тебе невесту. Осужденный заключает брак с выбранной для него спутницей жизни, правда, перед этим они подписывают брачный договор, в котором оговаривают все условия: кто что дарит, сколько детей должна будет родить жена, чем должен обеспечить ее муж – машина, квартира, украшения.

В течение отбывания срока наказания осужденные получают право на свидания.

В колонии строгого режима сейчас положено 3 кратких и 3 длительных свидания в год.  Кроме того, им положены 4 передачи или посылки (до 20 кг) и 4 бандероли (до 2 кг) в год. Но есть и ограничения. Если осужденный нарушит режим, то количество свиданий будет уменьшено.

Для длительных свиданий осужденным предоставляется на три дня комната в гостинице среднего класса. В номере есть душ, телевизор, где 50 каналов, большая кровать. Питание организовывается в соответствии с распорядком.

Родственники, которые по каким-либо причинам не могут приехать навестить осужденного, имеют возможность передать ему посылку, воспользовавшись интернет-магазином ИК-9.

Полезная еда и Суоярвский вестник перед обедом

Пока Александр Гоминюк рассказывал о жизни заключенных, все ушли, и площадка перед храмом опустела. Лишь навязчивый осенний дождь падал на наши головы, стекая ручейками за воротник.

Одежда стала больше походить на мокрую тряпку, волосы палками свисали вдоль лица, фотоаппарат намок - остро ощущалась нехватка зонта. Нащупанный в кармане деревянный номерок напоминал, что при всех сложившихся обстоятельствах у тебя нет еще документов и средств связи. Стало грустно, грела лишь одна мысль, что все это ты можешь прекратить в любую минуту: сейчас вот пойдешь на КПП, обменяешь номерок на документы – и всё – свобода.

А пока меня пригласили в столовую, чтобы показать, где и что едят осужденные, как проводят досуг.

На пути к пищеблоку увидела огромный камень с табличкой, где обозначалась дата создания колонии: 14 августа 1986 года.

В столовой нас встретил молодой осужденный плотного телосложения. Он показал три вида меню, которое предназначено для заключенных: обычное, диетическое и усиленное – для ВИЧ-инфицированных, туберкулезных больных и тех, кто выше ростом.

Как пояснил начальник отряда колонии строгого режима, тем, кто выше 190 см, полагается усиленное питание, правда, только в том случае, если вес не соответствует росту.

Подивившись гастрономическому разнообразию, обратила внимание на ряд белоснежных полотенец, висевших вдоль раковин. Подумала, что специально перед приходом журналиста повесили, но мои подозрения сразу же развеяли несколько человек, сообщив почти хором, что полотенца меняют три раза в день перед каждым приемом пищи. А сейчас как раз скоро обед.

"В них за один раз руки вытирают 860 человек!", - сказал с восклицанием дежурный по кухне, - конечно, мы их меняем".

- Простите, что плохо о вас подумала. А это что за помещение?

- Это кабинка видеообращений, своеобразная будка гласности. Сюда могут заходить осужденные и по видеосвязи общаться с начальником колонии, рассказывать о том, что их не устраивает, пояснил Александр Гоминюк.

В помещении столовой ровными рядами стояли столы, на окнах висели занавески, а подоконники украшали цветы. Вкусно пахло едой. Нам продемонстрировали приготовленные котлеты, наваристый суп. Повар с гордостью сказал, что вся пища готовится по норме, всегда свежая: здесь нет подогретой или вчерашней еды. Все только полезное.

На территории "девятки" есть крольчатня, свиноферма, пекарня, теплица, где выращивают зелень и огурцы. К слову, первый урожай снимают уже в мае, так как в теплицах есть подогрев. Поэтому летом осужденные помимо полезных продуктов получают еще добрую порцию витаминов со своего огорода.

Те, кто вдруг решит, что его обделили и вкусняшки недодали, могут взвесить порцию на контрольных весах, стоящих тут же в зале.

Удивительное рядом, - подумала я и бросила взгляд на стены, где висели картины и тематические плакаты, нарисованные осужденными.

- Здесь у нас самое большое помещение в колонии, - пояснил Александр Гоминюк, начальник отряда, - поэтому используем зал для просмотра фильмов: есть экран и проектор. Здесь же за бархатной занавеской полукруглая сцена – даем концерты, так как в колонии есть музыкальный и театральный кружки.

По словам сотрудников, осужденные всегда охотно принимают участие в концертной деятельности, поют, сочиняют стихи и песни.

Многие выписывают газеты и журналы.

"В основном интересуются футболом, - сказал Александр Гоминюк, - сканворды часто выписывают и, как ни странно, чаще всего заказывают газету "Суоярвский вестник", не знаю – почему? А вот "Пудожский вестник" ни разу никто не попросил выписать. "Гео" еще любят читать и "Новую газету".

Ознакомившись с гастрономическими пристрастиями осужденных, их культурной и творческой жизнью, мы проследовали в жилой корпус.

113 коек и рыбки в аквариуме

В нескольких метрах от столовой расположился жилой корпус. К нему мы быстро проскочили между струйками дождя и за спинами осужденных, которые выстроились на площадке, готовясь идти на обед.

На втором этаже нас встретил дежурный отряда. Он вытянулся по струнке, словно часовой у Кремля. Мы прошли по коридору, пронеся мимо осужденного воздух свободы.

На стенах в жилом корпусе также висели тематические плакаты о жизни осужденных, красовались картины. Особенно впечатлил кричащий лось.

Чисто убранные, вымытые до блеска помещения уборной и моечной, радовали глаз.

Комната отдыха была оборудована телевизором, стояли стулья, на полках лежали книги. Дл я получения полного релакса предусмотрен аквариум. Маленькие рыбки плавали за стеклом в ограниченном пространстве. Им по часам включают свет и дают корм.

И глядя на них, подумалось, что они напоминают заключенных и так же находятся в неволе.

После комнаты отдыха заглянули в спальню, где в большом помещении стояли двухъярусные кровати - 113 штук.

На нескольких койках спали люди. Как объяснили сотрудники, это отдыхают те, кто работал в ночную смену в кочегарке.

Колония – заведение автономное. Здесь есть все, что нужно для жизни: не только пекарня и теплицы, но также и свое производство.

За ВДВ!

Осужденные "девятки" заняты на производстве. Их рабочий день составляет 8 часов. Оплата производится согласно Трудовому кодексу – не меньше МРОТа. За вредную или тяжелую работу дают молоко.

На территории колонии работает деревообрабатывающий цех, швейное производство, автомастерские и кроликоферма.

Огромным спросом пользуется сувенирная продукция, изготавливаемая осужденными.

Нам показали святая святых – помещение, где вырезают нарды, шахматы, пишут портреты. На все принимают заказы.

Работа кипит – вот на меня смотрит с портрета белокурая жизель в саду на качелях. За другим мольбертом корабль бороздить морское пространство, у окна на столе набирает высоту вертолет – "За ВДВ!". Видимо, некоторые заранее готовят подарки к праздникам.

По рассказам сотрудников, был на их памяти в колонии осужденный – краснодеревщик-профессионал. Проходил по 105 статье (убийство), поэтому срок отбывал большой. За время пребывания на зоне он создал не один вырезанный из дерева шедевр.

Долго любоваться моделями корабликов, вытесанными шахматными королями не стали, так как запах лака и краски подгонял на свежий воздух.

Кролики – это не только ценный мех

Оказавшись на улице, мы прошли вдоль закрытых ворот промзоны. Заглянуть в цеха не было возможности, так как все работники ушли на обед.

Зато нам с радостью показали кроликоферму. Найти ее, впрочем, не составляло труда: надо было лишь идти на запах.

Огромное количество клеток, где сидели белые, серые, черные, рыжие и в пятнышку кролики. Разных размеров и весовой категории. Всего 300 самок и 18 самцов. Всех их выращивают на мясо, которое поставляют в кафе, рестораны и магазины города.

Осужденный Сергей, ухаживающий за кроликами, с любовью брал их на руки, гладил по пушистому меху и ласково называет по именам каждого подопечного.

"Это Норд, а это Нота, она весит 6 кг и немного злая, - говорит кроликовод, доставая из клетки толстую крольчиху и улыбаясь неровными зубами, - вон у нее какой мешок, она много рожает – самка".

Он гладит крольчиху жилистой  рукой, треплет за холку, демонстрируя упитанность и мягкий мех.

Глядя на животных в клетках, которых растят для забоя, хорошие слова подобрать трудно, поэтому упущу эту часть нашей экскурсии по ИК-9, которая, по большому счету, уже подходит к завершению.

Черный кот и воздух свободы

За воротами кроликофермы нас поджидал черный кот. Этот хвостатый частый гость у кроликов, он таскает там еду.

Перемещается по территории колонии свободно и без опаски. Правда, погладить себя не дал.

"Боится людей в обычной одежде", - пошутили сотрудники колонии и повели нас к выходу.

На пункте пропуска я обменяла деревянный номерок на документы и телефон и почувствовала себя счастливой.

Полосатые ворота захлопнулись за спиной. Я вернулась на противоположную сторону забора. В лицо ударил воздух свободы.

P.S.

Редакция "Столицы на Онего" обладает фотографиями, где изображен бывший замминистра труда Карелии Гивий Карапетов с крестом в руках, но сам осужденный запретил опубликовывать снимки.

Ира Меркова

Комментарии

Старый дед щукарь
2017-10-27 16:20:03
Хорошо у нас ещё смертной казни нет!!
alex
2017-10-21 08:19:54
Я плакаль. ))))
Большей лажи читать не приходилось. про ШИЗО что то ничего нет.
однозначно
2017-10-20 16:59:44
Лысина убеленная сединой. Шедеврально
Гость

Аналитика

20.11.2017 12:22
Капитал
В конце сентября вступило в силу постановление Правительства РФ*, вносящее изменения в процедуру ограничения потребителей электроэнергии с целью обеспечения своевременной оплаты за электрическую энергию и услуги по ее передаче.
15.11.2017 13:28

Чтиво

21.11.2017 13:10
Без политики
В Петрозаводске официально открылось Карельское отделение клиники репродуктивной медицины ICLINIC Северо-Запад (ООО "Ай-Клиник Северо-Запад"). Что такое "честное ЭКО" и как это работает?

Опрос

Как вы оцениваете работу Парфенчикова на посту главы Карелии?