ПОСМОТРЕТЬ
Аналитика. Капитал
14:09, 28 Апреля 2004

ДОМИК У ОЗЕРА

Обитатели экологического поселения в Северном Приладожье в течение 9 лет выживают за счет строительного бизнеса, садоводства и земледелия.



Северное Приладожье издавна славилось своей живописной природой и мягким климатом, а его относительная незаселенность и близость величественного Ладожского озера способствовали творческой фантазии и философским размышлениям. В первой половине Х века греческие миссионеры Сергий и Герман основали в этих местах Валаамскую обитель, ставшую впоследствие одним из наиболее известных центров православия. В начале прошлого столетия в небольшом городке Сердоболь ( Сортавала ) на северном побережье Ладоги жил знаменитый русский художник и философ Николай Рерих, и именно здесь формировалось его духовное учение об истинном Знании. Неслучайно первое в современной России экологическое поселение "Нево-Эковиль" появилось в 1995 году также на берегах Ладожского озера, и вот уже около 9 лет его обитатели доказывают состоятельность этой формы общественного существования.

В поисках Города Солнца


Еще на заре перестройки группа молодых питерских архитекторов, движимая желанием изменить городской образ жизни и вернуться к естественной природной среде, отправилась вместе со своими семьями на Карельский перешеек. В поселке с поэтическим названием Ромашки переселенцы стали строить общий дом, возделывать землю, открыли детскую художественную школу. "Мы мечтали создать Город Солнца, но наша маленькая коммуна оказалась неспособна противостоять внешнему миру, - вспоминает один из основателей экопоселения Иван Гончаров, - В поселке нас просто не понимали и относились с неприязнью. К тому же, мы допустили серьезную ошибку, поставив интересы коммуны выше интересов наших семей." Спустя некоторое время среди переселенцев произошел раскол, одна из семей распалась, а сама идея строительства Города Солнца в поселке Ромашки потерпела крах.

Иван Гончаров с женой и двумя малолетними детьми перебрался с материка на остров Валаам, где архитектору предложили работу в государственных реставрационных мастерских. На Валаам в те годы приезжали исключительно идеалисты, грезившие прикоснуться к сакральному месту, поэтому очень скоро Гончаров нашел себе единомышленников. "На сей раз мы поставили цель построить светлое будущее в рамках небольшого островного социума", - рассказывает архитектор, - Мы создали неформальную экологическую организацию и попытались влиться в существовавшую на Валааме административно-хозяйственную систему, чтобы изменить ее изнутри. Тогда в стране впервые стали выбирать руководителей, и мы тоже, не задумываясь, ринулись во власть. Кто-то из нас баллотировался на пост председателя местного совета, кто-то претендовал на должность директора музея, а моей задачей было возглавить мастерскую. Но поскольку все наши "неформалы" были романтики, а политике романтизм чужд, выборы мы с треском проиграли. Это был еще один удар по нашим идеалистическим представлениям о другой жизни."

Удар оказался настолько сильным, что некоторые из "неформалов" вообще покинули Валаам. Другим пришлось уйти с работы и пытаться выживать на острове вне сложившейся системы. Гончаров и его единомышленники организовали два кооператива: ремонтно-реставрационный и садоводческий. Позднее этот опыт пригодится им при создании экопоселения на материке, но тогда потерпевшие поражение идеалисты были просто вынуждены приспосабливаться к новым реалиям.

Третья попытка Ивана Гончарова


В 1989 году на Валаам вернулся монастырь. С самого начала Русская православная церковь не была заинтересована в светской деятельности на острове и строила свою политику на вытеснении государственных структур.

Монастырь добился закрытия местного музея и ликвидации реставрационных мастерских. Кооператорам стало очевидно, что любые проекты, не имеющие тношения к церкви, в таких условиях обречены на провал. "Бороться с монастырем за свой маленький клочок земли на острове было бессмысленно, и мы решили уйти добровольно, если церковь выделит нам средства на строительство жилья на материке, - говорит Иван Гончаров, - Но мы не cобирались переезжать в Сортавалу, как многие бывшие жители Валаама, потому что никто из нас не хотел возвращаться в город".

В итоге переселенцы - две семьи и двое одиноких пенсионеров – остановили свой выбор на местечке Реускула в 20 километрах от Сортавалы, заключили договоры с монастырем, передали ему свои квартиры и хозяйственные постройки на острове и, получив деньги, отправились на материк, где приступили к реализации новой программы действий по созданию экологического поселения "Нево". Так древние финские племена называли Ладогу, и, по преданиям, под таким именем душа озера являлась людям в образе прекрасной девушки. Впоследствие к мифологическому названию поселения добавилось слово "Эковиль", что означает "экологическая деревня".

Без путей к отступлению


Поначалу предполагалось, что основным видом хозяйственной деятельности экопоселения станет садоводство и выращивание саженцев плодовых деревьев и кустарников. Одни из основателей "Нево-Эковиля" - Людмила Соловьева и Владимир Березин - успешно занимались этим на Валааме и поддерживали тесные контакты с государственной плодо-овощной академией имени Мичурина. Однако в 1995 году, когда первые экопоселенцы перебрались с острова на материк, произошла серьезная девальвация рубля, и деньги, полученные от монастыря, за несколько месяцев превратились в ничто. В такой ситуации остатки средств было решено вложить в организацию собственной строительной базы, которая позволила бы не только обеспечить переселенцев жильем, но и поправить их финансовое положение за счет заказов со стороны. Никто тогда и представить не мог, что Россия вошла в затяжной экономический кризис, и объемы строительства в стране начнут стремительно падать. Обитателям "Нево-Эковиля" удалось приобрести материалы, оборудование и ангар, но заказов катастрофически не хватало. По сути идея зашла в тупик: денег на постройку жилья и развитие производства у переселенцев не было, а возвращаться назад было некуда.

Трудно сказать, как сложилась бы судьба Ивана Гончарова и его единомышленников, если бы в тот момент им не оказала помощь датская организация Gaia Trust, поддерживающая экологические поселения по всему миру. "Нево-Эковиль" стало частью глобальной сети экопоселений GEN как первое экопоселение в России, а его обитателям был выделен грант, позволивший им наконец встать на ноги. На средства датчан переселенцы смогли построить два жилых дома и дорогу, подвести линию электропередач и оборудовать офис в Сортавале, где разместилась их строительная фирма.

Свобода выбора


"Поселение - не самоцель", - утверждает Иван Гончаров. По его словам, "Нево-Эковиль" замысливался не как закрытая система, подчиненная неким идеологическим догмам, а как община свободных людей, стремящихся жить в согласии с природой. "Мы просто воплощаем давнюю мечту русской интеллигенции: иметь собственный домик у озера, ходить босиком и воспитывать детей", - иронично замечает архитектор. Главным принципом взаимоотношений внутри экопоселения является свобода выбора. Каждый его обитатель сам определяет форму и меру своего участия в общей программе, но при этом, человек волен в любой момент из нее выйти. Земля в поселении находится в частном владении его жителей. Поэтому если кто-то из них решит покинуть "Нево-Эковиль", он будет вправе распоряжаться земельным участком по своему усмотрению.

Формально объединяющим фактором для экопоселенцев является общественная организация “Центр экологических инициатив “Нево-Эковиль”, которую возглавляет Иван Гончаров. Эта организация была образована в 1995 году как база для реализации программы создания экологического поселения. В свою очередь программа состоит из коммерческой ( полностью окупаемой ) и некоммерческой ( затратной ) частей. В затратную часть входит содержание и обслуживание жилья, инженерных сооружений, линии электропередач, а также развитие экологического образования, внедрение технологий альтернативной энергетики, участие в региональных проектах по лесовосстановлению и очистке водоемов, но пока это задачи на перспективу. Коммерческую часть программы, по первоначальному замыслу, должны были представлять строительная, туристическая, аграрная и торговая фирмы, контрольным пакетом акций которых владел бы Центр экологических инициатив. Эти фирмы обеспечивали бы поселенцев работой. Кроме того, их прибыль предполагалось направлять на развитие экологических программ. Однако на сегодняшний день коммерческая деятельность поселенцев ограничена лишь строительной фирмой и питомником садовых растений, которые являются отдельными бизнес-проектами и принадлежат конкретным жителям “Нево-Эковиля”. В поселении нет общего бюджета, поэтому остальные его обитатели выживают главным образом за счет натурального хозяйства.

Хлеб насущный



Безусловно, самым успешным коммерческим проектом Центра экологических инициатив "Нево-Эковиль" является строительный бизнес. Оборот компании "Архитектурно-строительные мастерские "Мир", созданной Иваном Гончаровым еще на Валааме, оценивается в несколько миллионов рублей. До дефолта 1998 года фирма участвовала в реализации федеральной программы "Свой дом"в части развития ресурсосберегающих и энергосберегающих технологий строительства. Однако после сворачивания программы экологический аспект деятельности компании был практически сведен к нулю. По словам Гончарова, внедрение нового подхода к строительству в провинции затруднено как консерватизмом мышления заказчиков, так и ограниченными возможностями местного рынка. Поэтому сегодня предприятию приходится заниматься изготовлением лоджий, всевозможных строительных конструкций, а также ремонтными работами и реставрацией архитектурных памятников в центре Сортавалы.

Другим серьезным подспорьем для участников экопоселения, как и
планировалось ранее, стал питомник садовых культур. Формально его владельцы Людмила Соловьева и Владимир Березин живут за счет личного подсобного хозяйства, но по сути они продолжают свое дело, начатое еще в садоводческом кооперативе на Валааме. Их семья выращивает саженцы плодовых деревьев и кустарников более чем 200 наименований - от яблонь и груш до слив и винограда. Экопоселенцы снабжают посадочным материалом не только сортавальских дачников, но даже жителей Ленинградской области и Финляндии. При этом,Людмила и Владимир предлагают только те сорта, которые традиционно выращиваются на севере или адаптированы в местных климатических условиях. Питомник находится в экстремальной зоне - на ветренном склоне холма и глинистой почве, поэтому, попав в благоприятные условия, саженцы из "Нево-Эковиля" быстро начинают плодоносить и дают высокий урожай. Неслучайно среди клиентов экопоселенцев – и простые пенсионеры, и почувствовавшие тягу к растительной жизни "новые русские", и и даже депутаты Госдумы.

Свой успех у садоводов Людмила Соловьева объясняет просто: "Наш бизнес не отделим от науки". Супруги ведут постоянные консультации и совместные эксперименты с государственной плодо-овощной академией имени Мичурина, пользуются только качественным прививочным материалом и отслеживают развитие выращенных ими культур на дачных участках. В будущем экопоселенцы надеются создать так называемый "материнский сад" или генофонд этих культур для местной климатической зоны. Причем, Людмила Соловьева не исключает того, что в "материнском саду" могут оказаться весьма экзотические растения. Ведь в питомнике "Нево-Эковиля" уже растут туя, сакура и абрикос.

Другая жизнь


Как ни странно, в Карелии о существовании экопоселения почти неизвестно.

Даже многие из тех, кто покупает посадочный материал у Людмилы и Владимира, ничего не слышали о "Нево-Эковиле". Для них - это самый обычный питомник или, как значится в официальных документах, личное подсобное хозяйство. Внешне экопоселение мало чем отличается от старых финских хуторов, разбросанных по всему побережью Ладожского озера. Даже информационный щит, установленный у дороги, ведущей к домам поселенцев, скупо сообщает, где можно приобрести саженцы для сада.

Тем не менее, желающих переехать в "Нево-Эковиль" предостаточно, особенно летом. Одни узнают об экопоселении в Северном Приладожье из интернета, другие из рассказа тех, кто здесь побывал. Как правило, это жители мегаполисов, уставшие от суеты городской жизни или ищущие свой Город Солнца. Однако далеко не все из них способны выживать в новых бытовых условиях и прежде всего - отказаться от привычных удобств. Поэтому сегодня в экопоселении постоянно проживают всего несколько семей.

Разрыв с городом определил для экопоселенцев и их отношение к образованию. В принципе основатели "Нево-Эковиля" изначально предполагали организовать экологическую школу, но из-за бытовых проблем проект так и остался нереализованным. Несмотря на это две семьи решили учить своих детей самостоятельно, на правах экстерната. Правда, такое обучение касается только программы начальной школы, а ученики старших классов ездят на занятия в Сортавалу.

"Мы отнюдь не пуритане, но не нам хотелось бы, чтобы наши дети с малых лет привыкали к городским соблазнам", - говорит один из родителей Андрей Обруч, - "Современное общество воспитывает потребителей, а ребенку этому трудно противостоять, когда на него со всех сторон обрушивается реклама "Пепси-колы" и шоколада. Пусть дети формируют собственное сознание в семье, и тогда они будут способны делать в жизни сознательный выбор."

Андрей этот выбор сделал 5 лет назад, когда приехал в "Нево-Эковиль" с женой и шестью детьми из небезызвестной общины "Китеж" в Калужской области, которая не устроила его своим авторитарным укладом. Но прежде бывший житель Петербурга успел немало поколесить по стране в поисках "другой жизни".

"Честно говоря, словосочетание "экологическое поселение" уже набило оскомину, - признается Андрей, - По большому счету, далеко не все из нас ведут полностью экологический образ жизни. Кто-то, к примеру, применяет удобрения при обработке земли, кто-то ест мясо. Но в конечном итоге это не главное. Важно, что люди просто приблизились к природе, хотя бы тем, что уехали из города".

Сам Андрей вместе со своей семьей придерживается вегетарианства, правда, при этом употребляет молоко. Его хозяйство держится на огороде, теплице, козах и небольшой пасеке. Это практически не приносит никаких доходов, но Андрей Обруч утверждает, что не стремится к материальной выгоде.

"Пять лет, прожитые здесь, в корне изменили наше сознание, - поясняет экопоселенец, - Поначалу мы тоже мыслили стандартными схемами: устроиться на земле, что-то выращивать, что-то продавать, что-то покупать. Но это такая же модель потребительского общества, какая существует в городе. Поэтому мы пошли по другому пути: мы сознательно стали ограничивать свои потребности, чтобы они не давлели над нашей семьей. В конце концов человеку в жизни по-настоящему нужно немногое."

Валерий Поташов

Комментарии

Гость
Выбор читателей

Чтиво

15.12.2017 15:09
Без политики
Телефоны в ореховой пасте, деньги в лифчике и сим-карты в помидорах пытаются передать заключенным Карелии.

Опрос

Какую сумму вы планируете потратить на новогодние подарки?