ПОСМОТРЕТЬ
Аналитика. Тема недели
11:09, 20 Октября 2017

"Был бы человек, а преступление найдется"

Сторона защиты попросила полностью оправдать Девлета Алиханова, так как в его деле нет ни состава, ни события преступления.

В Петрозаводском городском суде завершились прения сторон по делу Девлета Алиханова. Выступавшие в течение двух дней адвокаты в финале прений попросили суд вынести оправдательный приговор. И по статье, касающейся так называемой "приватизации сберкасс", и по статье о якобы незаконном пересечении границы, где уже истекли сроки давности.

Напомним, что Девлета Алиханова обвинили по ч.4 ст. 159 УК РФ в совершении мошеннических действий, в результате которых он якобы завладел муниципальным имуществом по заниженной стоимости. Вместе с тем, он не имеет никакого отношения к спорным объектам недвижимости, приватизация которых стала предметом судебного рассмотрения. А именно – Алиханов не выставлял "сберкассы" на аукцион, не участвовал в оценке и приобретении, то есть – не становился собственником. Сама сделка была проведена в соответствии с федеральным законодательством.

"Мы убеждены, что в действиях подсудимого отсутствуют такие элементы мошенничества как обман и злоупотребление доверием, отсутствуют вина, умысел и корыстная цель, отсутствуют факты незаконного приобретения права на чужое имущество и хищения чужого имущества, отсутствуют квалифицирующие признаки мошенничества в виде причинения ущерба в особо крупном размере. Все это как по отдельности, так и в совокупности, не позволяет квалифицировать вменяемые подсудимому действия как мошенничество", - заявила сторона защиты.

По мнению адвокатов, в суде было доказано, что в деле Алиханова нет ни состава, ни события преступления. И сам он не признает себя виновным. Что касается обвинения, то оно "основано на необъективной, односторонней оценке доказательств, подмене понятий и вольной трактовке действующего законодательства. При этом голословные предположения зачастую преподносятся стороной обвинения как доказанные факты".

Исключительный случай

Как полагают защитники, это дело нельзя рассматривать вне политического контекста. Как справедливо отметил в прениях известный и уважаемый адвокат Михаил Ямчитский, вся история с привлечением Алиханова к уголовной ответственности – это история того, как сначала нашли человека, а уже потом стали искать под него преступление. И нашли, и довели это "преступление" до суда, хотя в нем нет ни события, ни состава, ни виновного лица.

"Это дело невозможно рассматривать, оторванным от политики, - сказал на суде адвокат. -  Оно никогда бы не появилось, если бы у кого-то не возникло желание убрать Алиханова из общественно-политической жизни".

По мнению адвоката, одно из главных доказательство того, что дело Алиханова – результат политического заказа, тот факт, что на оперативном уровне им занималось Управление ФСБ, хотя по составу преступления оно не относится к компетенции этого ведомства.

"Это же не коррупция, не шпионаж какой-то. Дело в принципе не имеет отношения к тому, что несет в себе угрозу безопасности Российской Федерации, - сказал Михаил Ямчитский. – Мы имеем банальную сделку 10-летней давности по приватизации имущества, но все оперативно-розыскные мероприятия при этом осуществляют сотрудники ФСБ. И понятно, что, начиная с 2013 года, их целью было исследовать всю деятельность Алиханова – политическую, общественную, коммерческую, любую… Это не было расследованием в нормальном смысле, когда совершается преступление, и сотрудники начинают выстраивать цепочку в поисках виновного. Тут было все наоборот – сначала указали на человека, а потом стали подыскивать под него преступление". 

Второе доказательство – то, что дело Алиханова вел не наш, карельский Следственный комитет, а Главное следственное Управление Следственного комитета РФ – сыщиков по указанию федерального начальства прислали в Петрозаводск из Санкт-Петербурга. Произошло это после того, как карельские следователи несколько раз отказали в возбуждении уголовного дела по "приватизации сберкасс", не усмотрев в сделке, за которую судят сейчас Девлета Алиханова, ничего противозаконного.  При этом, дела других карельских депутатов, министров, мэров, - если в их действиях были признаки нарушения закона, - расследовали только местные специалисты. 

"На моей памяти Главное следственное Управление вело в Карелии всего два дела, и оба имели резонанс по всей стране, - сказал Михаил Ямчитский. - Это дело о крушении самолета ТУ-154 под Петрозаводском и расследование трагедии в Сямозеро, где погибли 14 детей. Как можно по значимости сопоставить эти дела с обычной имущественной сделкой, к тому же, 10-летней давности? "

Ну, и, конечно, главный аргумент того, что дело политически мотивированно - срок, который Девлет Алиханов провел за решеткой без приговора суда по экономическому делу. Почти три года необоснованного содержания в СИЗО – это астрономическая цифра. Не случайно, дело Алиханова в короткие сроки было принято к рассмотрению Европейским судом по правам человека.

Как полагает сторона защиты, привлечение к уголовной ответственности за якобы незаконное пересечение границы, а также то, что потерпевшей стороной по делу о "приватизации сберкасс" очень долго и совершенно безосновательно признавалось  правительство Карелии, имело целью как можно дольше держать Алиханова под стражей – продлевать и продлевать арест. Этого просил представитель правительства на каждом заседании, когда рассматривался вопрос – отпустить Алиханова на свободу, заменить СИЗО домашним арестом, или дальше держать за решеткой.

"То, что карельское правительство не является потерпевшей стороной, было очевидно для всех с самого начала. Но суд закрывал на это глаза, и только в самом конце судебного процесса потерпевшей стороной была признана администрация Петрозаводска. Что это, как не еще одной подтверждение политической составляющей этого дела? " – задавал на прениях риторический вопрос Михаил Ямчитский.

Сторона защиты не обошла вниманием и другие "исключительности" в деле Девлета Алиханова, которые, как говорится, с потрохами выдают заказчиков. Например, на то, что в эпизоде с "приватизацией сберкасс" ущерб по имущественному преступлению не обоснован данными судебно-оценочной экспертизы, что является обязательным условием в таких случаях.

Новое обвинение

Также сторона защиты обратила внимание суда, что на стадии прений Девлету Алиханову радикально изменили формулировку предъявляемого обвинения, что в соответствии с уголовно-процессуальным кодексом влечет за собой возвращение дела прокурору.

Как справедливо полагают защитники Алиханова, в итоговом заключении, которое прокурор Торопов зачитал в ходе прений 4 октября, гособвинение в корне поменяло "способ совершения преступления", то есть способ причинения ущерба. Эта формулировка в принципе не была предметом исследования в ходе судебного заседания. Алиханов свою невиновность по ней не доказывал. Получается, что, изменив суть предъявленного обвинения, Алиханова лишили права на защиту. А это является основанием для возвращения уголовного дела прокурору для устранения указанного противоречия, поскольку подсудимому фактически предъявили новое обвинение (в порядке ст. 237 УПК РФ).

Как пояснили адвокаты, при судебном разбирательстве не допускается изменение обвинения на более тяжкое или существенно отличающееся по фактическим обстоятельствам от предъявленного ранее. Кроме этого, нельзя на этой стадии взять и применить другую норму закона с более строгим наказанием и нельзя включить в обвинение дополнительные факты (эпизоды), увеличивающие фактический объем обвинения, хотя и не изменяющие юридической оценки содеянного. Именно последний вариант мы наблюдаем в деле Девлета Алиханова. По сути, ему оставили ту же квалификацию (ст. 159, ч.4 УК РФ), но увеличили объем предъявленного обвинения на самой последней стадии судебного процесса.

Как считают защитники, пойти на это прокурорским работникам пришлось от безысходности - в суде Девлет Алиханов разбил его доводами в пух и прах. Разложив все по полочкам, он доказал абсурдность обвинения, его противоречие федеральному законодательству и сложившейся по всей стране и в Карелии практике приватизации государственного имущества. Чтобы доказать свою невиновность, Девлету Алиханову и его адвокатам пришлось собрать огромный объем документальной информации и допросить нескольких экспертов и специалистов в области оценочной деятельности. В результате на завершающей стадии судебного процесса уже стало очевидно, что вынести обвинительный приговор, опираясь на логику следствия и прокуратуры, невозможно. Позицию стороны обвинения Алиханов и его защитники опровергли, доказав, что договор аренды является обременением, а указанная статья 31 ФЗ № 178 никакого отношения к определению начальной рыночной цены не имеет – начальную цену определяет независимый оценщик, который руководствуется федеральным законом № 135 "Об оценочной деятельности".

И именно поэтому уже на стадии прений гособвинение предприняло попытку обосновать незаконность сделки и ущерб, ссылаясь на другие аргументы. Когда представитель прокуратуры Сергей Торопов 4 октября зачитывал итоговое обвинительное заключение, в нем уже не было ссылок на 31 статью ФЗ №178 о том, что долгосрочная аренда не является обременением. В новой редакции гособвинение выдвинуло довод, что наличие долгосрочной аренды "не должно было учитываться в данной ситуации, так как имущество выставлялось на продажу для покупки его самим арендатором – Карельским отделением Сберегательного банка…".

Однако, на суде не раз отмечали, что Сбербанк по закону не мог участвовать в той приватизации и выкупать арендованные помещения, так как более 25% его акций принадлежат государству (в соответствии со ст.5 все того же ФЗ №178). И по всей стране, во всех регионах приватизация "помещений сберкасс"  проходила по одинаковой схеме, где при определении начальной цены долгосрочная аренда учитывалась, как обременение.

Политический процесс

Прения сторон закончились. Защитники попросили у суда полного оправдания Девлета Алиханова. Гособвинители - 8 лет лишения свободы в колонии общего режима. Сказать, что это большой срок – значит, ничего не сказать.

"Мне бы не хотелось думать, что господа из прокуратуры "добавили" в эти 8 лет что-то личное, обидевшись на то, что мой подзащитный слишком активно защищал свою позицию и не соглашался с обвинением, - подытожил Михаил Ямчитский. – Ведь во внимание они не приняли ничего из того, что можно считать смягчающими обстоятельствами. Ни то, что Алиханов привлекается первый раз, ни то, что ему почти 60 лет, и у него, как любого в этом возрасте, есть хронические заболевания. Ни то, что, в конце концов, он трижды был депутатом, и что он - известный и уважаемый  человек, который за все годы потратил на благотворительность в десятки раз больше денег, чем тот ущерб, который ему пытаются приписать! 8 лет! И это при том, что Алиханов даже не действовал в составе организованной группы  и не привлекается как должностное лицо. Таких наказаний по экономическим статьям вообще нет ни в российской, ни в карельской практике!  И приходится говорить, что обвинение даже не попыталось создать какую-то видимую объективность. Это, как и много другое, свидетельствует об одном – речь идет не о справедливом и объективном рассмотрении, а о политически мотивированном уголовном преследовании".

После окончания прений судья Наталья Маненок определила дату, когда Девлету Алиханову дадут возможность выступить с последним словом. Это произойдет во вторник, 24 октября в 10 часов утра. После этого судья удалится для вынесения приговора.

Наталья Захарчук

Комментарии

grigorjev
2017-10-26 15:59:45
Для Путина и Ниинистё (ушло 19.10.2017): "Скоро уже 4 года как у жителей Карелии и России нет полноценного журнала Carelia на финском языке. Журнал лишили должного финансирования, нарушив закон и совершив должностной подлог. Власти откровенно плюнули на жизненные интересы коренных жителей Карелии. Это преступление". И где здесь судьи, прокуроры и прочая? Масштабное, международное преступление!
однозначно
2017-10-23 16:31:22
Не надо нагонять жути. Алиханову гораздо удобней сидеть в персональной камере с телевизором в сизо и изучать идишь, нежели содержаться в общем бараке и убирать навоз за кроликами. Все он это прекрасно понимает, тянет время и по решению суда выйдет на свободу минута в минуту с учетом срока содержания под стражей.
Иван Петрович
2017-10-22 19:21:54
Знаете, когда я в 2014 году впервые посмотрел "Левиафан", то с режиссером Звягинцевым не согласился, что это про нас. Теперь поверил.
Михаил Борисович
2017-10-20 22:13:36
Беспредел. Дела нет, а "группа" желает убрать Алиханова! А когда есть преступление - не видят. Потому, что это "их люди". Нашел обращение Григорьева к Путину, в мае: "... не отстранена от должности замминистра нац. политики Е.И. Мигунова... совершившая ряд преступных действий... По вине Е. Мигуновой... за 3 года от журнала изъяли 6 млн. бюджетных рублей". И где здесь прокуроры, следователи и прочие блюстители??? Верить этим нельзя ни на йоту!!!!!!!!!!
ненец
2017-10-21 17:12:14
Михаил Борисович, прокуроры и протчие блюстители находятся на ручном управлении. Д.... мля(С.Лавров)
кир
2017-10-20 12:13:33
Вы то не в курсе, а комментируете. Нехорошо.
Михаил Борисович
2017-10-20 11:44:07
И наоборот, когда есть преступление, но есть "нужный" человек. Нужного не касается преступление? Григорьев Путину сообщил: "власти республики поддержали и поддерживают тех, кто нанес урон самобытности и совершил преступление на национальной почве..." Национальная самобытность - святое! Почему не судят?
ненец
2017-10-21 17:10:55
Михаил Борисович, потому что Путин на Пентагон работает. Д.... мля(С.Лавров)
xxxxxxx
2017-10-20 11:21:18
Как так освободить??)) Это ж надо тогда судью и прокурора посадить, ну дела ))))
Гость

Аналитика

23.11.2017 11:10
Политкухня
В проекте федерального бюджета на 2018 год на ФЦП развития Карелии заложено всего 160 млн рублей.
15.11.2017 13:28

Чтиво

21.11.2017 13:10
Без политики
В Петрозаводске официально открылось Карельское отделение клиники репродуктивной медицины ICLINIC Северо-Запад (ООО "Ай-Клиник Северо-Запад"). Что такое "честное ЭКО" и как это работает?

Опрос

Как вы оцениваете работу Парфенчикова на посту главы Карелии?