ПОСМОТРЕТЬ
Аналитика. Капитал
10:14, 02 Ноября 2018
фото: . ИА «Республика» / Сергей Юдин, Сергей Макеев

Официальная память стоит миллионы

Почему Музей Карельского фронта выбрали единственным значимым "инфраструктурным" проектом в сфере культуры Карелии?

Официальный интернет-портал правительства Карелии сообщает, что в рамках предварительной работы по редактированию Федеральной целевой программы (ФЦП) "Развитие Республики Карелия на период до 2020 года" в перечень новых проектов включено создание Музея Карельского фронта в Беломорске. Это решение представляется довольно спорным с учётом того, что до настоящего времени – с момента формирования ФЦП в июне 2015 года – данный проект в официальных документах никогда не фигурировал. Более того, в нынешней редакции ФЦП, утверждённой в марте 2018 года, о создании нового республиканского музея нет никакой информации.

При внимательном изучении действующего перечня мероприятий ФЦП обнаруживается некоторое противоречие. В описательную часть мероприятий включён абзац о Национальном музее Карелии, концепцией развития которого "предусматривается поэтапная реставрация, реконструкция всего ансамбля Круглой площади для создания современного музейного комплекса, включающего постоянную экспозицию, образовательные площадки, а также надлежащего фондового хранения музейных коллекций". Однако в перечне мероприятий ФЦП с указанием источников финансирования ни один музейный проект не представлен.

Сложно предположить, что об одном из двух важнейших направлений развития региональной инфраструктуры в сфере культуры – а к таковым отнесены только 1) реконструкция административного здания муниципального бюджетного учреждения "Сегежская централизованная библиотечная система", 2) реконструкция здания бюджетного учреждения "Национальный музей Республики Карелия" (3-я и 4-я очереди) – просто забыли. Здесь правильнее говорить о том, что идея создания современного общереспубликанского музейного комплекса должна быть, вероятно, реализована не в приоритетном порядке.

Хоть как-то обосновать такую логику можно только с опорой на положение, заключающееся в том, что выполнение "музейных" мероприятий ФЦП не позволит к 2020 году достичь «значений целевых индикаторов и показателей Программы». К последним отнесены … инвестиции в основной капитал, общий уровень безработицы, число созданных рабочих мест, протяженность построенных и реконструированных дорог, мостов, причальных стенок и так далее. Но если следовать предложенной логике, то и создание абсолютно нового Музея Карельского фронта в Беломорске не будет способствовать ожидаемым показателям экономической эффективности. Тогда почему именно музей? Почему именно в Беломорске? И почему Музей Карельского фронта?

С последним вопросом надо, конечно, как-то полегче. Но если не задавать и эти "почему?", то Карелия скоро превратится в один бесконечный мемориал.

Ключевым в данном обсуждении выступает само институциональное измерение политики памяти, проводимой государством или от лица государства. В этом пространстве более чем очевидна роль памятников, состоящая в закреплении ценностей и интерпретаций, определённых обществом (кстати, странно, что в ФЦП не нашлось места проекту возведения петрозаводской стелы "Город воинской славы"). Но наряду с памятниками способом закрепления точки зрения доминирующей политической силы являются санкционированные государством музеи и музейные экспозиции, которые устанавливают «правильное» понимание истории.

В республике эта тема приобрела особую актуальность в последние годы. И то, что происходит с карельским "Мемориалом" и Сандармохом, сыграло здесь не последнюю роль. Ведь музеи и мемориалы представляют собой площадки для диалога, одной из сторон которого является прошлое, сформированное источниками, а другой – ставящее перед источниками вопросы настоящее. Именно вследствие изменяющегося "сегодня" каждое поколение "переписывает историю", но вопреки обыденным представлениям это совершенно нормальный и плодотворный процесс, ведущий к улучшению нашего общего понимания и прошлого, и настоящего. Музеи – это организаторы, проводники и хранители такого диалога, "переводчики" вопросов и ответов, умеющие свести к минимуму искажения при передаче смыслов.

Вместе с тем различные политические силы используют историю в целях укрепления собственных позиций, черпая из неё ресурсы для формирования собственной идентичности и изменения идентичности сообщества, внутри которого они существуют. В борьбе за изменение идентичности политического сообщества в значительной степени и заключается современный политический процесс. Таким образом, наряду с профессионалами-музейщиками в поле исторических интерпретаций всегда присутствует большое количество групп и лиц, заинтересованных в получении ответов на заданные вопросы или хотя бы в ограничении круга задаваемых прошлому вопросов.

Естественно, историческое сознание живёт и на неполитическом уровне общества; память передаётся в семьях и неформальном общении, вплетается в ткань литературных произведений и кинофильмов, утверждает себя в планировке городов и топонимике. Отшумевшие споры оседают в историческом сознании в виде так называемых "мест памяти", по поводу которых нация не испытывает разногласий, но использует их в качестве своеобразного строительного материала для интерпретации позднейших событий.

Вот поэтому и представляется корректной и вполне обоснованной последовательность вопросов к государству. Почему Музей Карельского фронта отобран в качестве единственно значимого "инфраструктурного" проекта в сфере культуры Карелии? Почему из всей столетней истории "карельской государственности" референтными выделены именно фронтовые события 1941-1944 годов? Почему официальная память, подкрепляемая миллионами рублей из средств федерального бюджета, выстраивается вокруг войны, а не мира с его героями, достижениями, планами и надеждами?

Олег Реут

Комментарии

кир
2018-11-06 14:09:15
Фигня. В мире нет белых и пушистых народов, "неустанно борющихся за мир во всём мире" и добро несущие всем. Вы не любите события, несчастья для нас. Зато смакуете, когда им в ответ удар был. Или упреждающий удар с гибелью населения. На войне как на войне. Вам, главное, сыр там купить, а если получится свалить туда навсегда. Тем более, что дети у многих уже уехали. Даже дети партийцев и бывших сотрудников КГБ и армейских командиров, получивших тут всё.
однозначно
2018-11-04 21:29:41
Zim, там есть некоторая несложность. Вот та фотография, где в начале своей карьеры губернаторства Артур в Куркиеки выглядывает из окна чердака якобы дома своего предка. Так это не его дом. Этот дом был отжат у финнов в результате советско-финляндской войны и предки Парфенчикова не имеют к нему никакого отношения. Вербованных из украины и белоруссии заселили на отжатые территории и не более того.
однозначно
2018-11-03 18:47:38
Глубоко пофиг на музей, карельский фронт и прочий патриотизьм.
Изя
2018-11-02 15:08:09
Патриотизм надо воспитывать у людей , так легче воровать .
stranger
2018-11-02 13:13:05
Если за основу "развития" принята модель мобилизационной экономики, то и идеологическое подкрепление оной -это героизм дедов и отцов. В мирной жизни мы так и не догнали Португалию беднейшую страну ЕС , запечатлеть "успехи" нечем.
User
2018-11-02 12:29:45
Почему из всей столетней истории "карельской государственности" референтными выделены именно фронтовые события 1941-1944 годов? Почему официальная память, подкрепляемая миллионами рублей из средств федерального бюджета, выстраивается вокруг войны, а не мира с его героями, достижениями, планами и надеждами?
Потому нет у этой самой государственности ни планов, ни достижений, ни надежд. Кроме как на "дидываевали" попиариться не на чем.
Zim
2018-11-04 18:25:40
User, да, но и тут все будет кастрированно, разве кто посмеет в этом так наазываемом музее сообщить, что 25 июня 1941 года на рассвете, без объявления войны Советсий Союз бомбил города и села Финляндии? Разве расскажут, что НКВД само взорвало около 30 объектов промышленности в г. П, в т.ч. и гостиницу Северную и что наши сами сожгли практически весь центр города, почти все жилые дома? А кто кто в этом музее посмеет утверждать, что заявления и документальные подтверждения финов о том, что карельские партизаны вырезали целые финские села, в т.ч. убивали женщин и грудных детей - это ложь? Как музей сможет (захочет) это опровергнуть?
Олег Реут
2018-11-04 20:24:59
Zim, Наитруднейшее дело – рассказать о том, чем можно и нужно гордиться, а чего стоит стыдиться. Музей может настраивать на примирение потомков, а может на конфликт. Если вся официальная память в будущем беломорском музее будет выстроена вокруг «мы на войне» («можем повторить», «никогда снова»), то уже сейчас стоит предположить, какие проблемы этот нарратив создаст для общества, для сферы публичной истории и для исторической науки.
Zim
2018-11-06 17:30:11
Олег Реут, а как можно гордиться тем, к чему ты лично не можешь иметь ни какого отношения? Разве это были наши подвиги и наши преступления? Какое отношение напотмер наше поколение имеет к героической обороне Козельска в 1238 году? А русские потомки татар тоже должны гордится или должны за это ответить?
Мизантроп
2018-11-04 20:22:59
Zim, Не ссы, посмеют. Посмели же Манергейму доску в Ленинграде повесить. На Кубани давно стоят памятники фашикам, Краснову и Шкуро и ничего, утерлись.
Zim
2018-11-06 20:18:50
Мизантроп, а Вы лично как относитесь к Манергейму? И кто, по вашему, в России более достоин памятника, например Колчак или Фрунзе?
Мизантроп
2018-11-06 19:11:36
Zim, Ну ка, ну ка напомни как ее снимали.
Zim
2018-11-06 17:37:13
Мизантроп, а разве доску не сняли? И интересно, а почему у Сталина не было претензий к маршалу Манергейму?
Гость
Выбор читателей

Аналитика

Сегодня 15:17
Капитал
Директор Олонецкого молочного комбината добивается участия губернатора в решении вопроса о выкупе имущества предприятия.
Сегодня 11:40

Чтиво

15.11.2018 15:24
Личное мнение
Карельские чиновники решили отметить главный государственный праздник республики через два с половиной месяца.

Опрос

Как вы относитесь к введению акцизов на колбасу и сосиски?