Три миллиона за страдания

Аналитика. Тема недели
09:03, 03 Марта 2023
фото: коллаж © «Столица на Онего»

За что экс-руководитель Роспотребнадзора Карелии Анатолий Коваленко, признанный судом невиновным в гибели 14 детей на Сямозере, потребовал от Минфина РФ 12 млн рублей компенсации.

Судья Петрозаводского городского суда Юлия Саврук 1 марта завершила рассмотрение гражданского дела по исковому заявлению бывшего руководителя Управления Роспотребнадзора Карелии Анатолия Коваленко к Министерству финансов России в лице Управления федерального казначейства по Карелии и прокуратуре республики. Экс-чиновник требовал взыскать компенсацию морального вреда в сумме 12 млн рублей за 6 лет незаконного уголовного преследования, во время которого он с июня 2016-го по апрель 2017 года находился под домашним арестом. Позже мера пресечения была изменена на подписку о невыезде. Она сохранялась в течение почти четырех лет.

Право на реабилитацию


Напомним, 18 июня 2016 года участники детского оздоровительного лагеря «Парк-отель „Сямозеро“ на лодках попали в шторм на водоеме. На трех плавсредствах находилось 47 детей и 4 взрослых инструктора. Во время похода по озеру лодки перевернулись и затонули. В результате погибли 14 детей.

По факту трагедии было возбуждено уголовное дело по ч.3 ст. 238 УК РФ („Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности“) и ч.3 ст. 293 УК РФ („Халатность, повлекшая по неосторожности смерть двух и более лиц“).


фото: © Меркова Ирина / «Столица на Онего»

В результате бывший директор детского оздоровительного лагеря "Парк-Отель "Сямозеро" Елена Решетова, не признавшая себя виновной, была приговорена к лишению свободы на срок 9 лет 6 месяцев, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. Аналогичное наказание суд назначил и ее заместителю Вадиму Виноградову, признавшему свою вину.

Уголовное дело инструкторов лагеря Валерия Круподерщикова и Павла Ильина, обвиняемых в оказании услуг, не отвечающих требованиям безопасности, в настоящее время рассматривает Петрозаводский городской суд.

Бывшего и действующего руководителей карельского Управления Роспотребнадзора Анатолия Коваленко и Людмилу Котович следствие обвиняло в халатности, повлекшей по неосторожности смерть двух или более лиц. Гособвинитель, замначальника отдела прокуратуры Карелии Ирина Кириллович просила назначить обоим фигурантам по 6 лет колонии-поселения, а Котович еще и лишить права занимать определенные должности на госслужбе и в органах местного самоуправления.

По версии следствия, в 2015 году в региональное управление Роспотребнадзора неоднократно поступала информация о многочисленных нарушениях закона при организации летнего отдыха несовершеннолетних, допускаемых руководством ООО "Парк-Отель "Сямозеро"‘. Речь шла в том числе и о нарушении санитарно-эпидемиологических норм. Однако Коваленко и его подчиненные в течение года не приняли никаких мер (приостановление деятельности или закрытие лагеря) в отношении руководства ООО "Парк-Отель "Сямозеро". По версии следствия, именно такое халатное отношение и ненадлежащее исполнение обязанностей Анатолием Коваленко и другими должностными лицами стало одной из причин трагедии.

Однако вначале судья Александр Смирнов, затем другая судья Петрозаводского городского суда Марина Носова вынесли Коваленко и Котович оправдательный приговор, оставив за ними право на реабилитацию.


Фотоколлаж: gubdaily.ru, Flashnord.com

Этим правом и воспользовался Анатолий Коваленко. Его интересы в суде представлял известный в Карелии адвокат Михаил Ямчитский, ранее занимавший пост президента коллегии адвокатов республики, он же защищал экс-руководителя Роспотребнадзора по уголовному делу о трагедии на Сямозере.

Беспрецедентный для Карелии иск на 12 млн вызвал интерес прессы и общественности к делу экс-чиновника. Все потянулись к залу суда, двери которого оказались закрытыми для слушателей, потому что в большей части заседаний затрагивались вопросы здоровья истца, что является медицинской тайной.

Не оставляя попыток все же узнать, как незаконное уголовное преследование могло нанести моральный вред Коваленко именно на 12 млн рублей, журналисты с ноября прошлого года из раза в раз приходили к закрытым дверям судебного зала. И вот в первый день весны уже 2023 года Фортуна улыбнулась представителям СМИ — Фемида заговорила.

Прокуратура должна извиниться


Попав в зал заседания, первое, что услышал журналист, — это отказ Коваленко от требований в части обязания прокуратуры о принесении официального извинения.

Тем самым у прокуратуры как участника судебного процесса изменился статус с 3-го лица на соответчика.

По словам представителя — Михаила Ямчитского, принесение реабилитированному официального извинения от имени государства за причиненный вред — эта обязанность прокуратуры, которая прямо предусмотрена законом.

"На сегодняшний день имеются сведения, что это требование прокуратура исполнит в процессуальном порядке", — сказал адвокат, объяснив, что Анатолия Коваленко, который пострадал от незаконного уголовного преследования, должны вызвать в ведомство и принести ему извинения.

И истец, и представитель верят, что это произойдет, потому что таковы требования закона.

А тем временем дело подошло к прениям.


фото: © Валерий Поташов / «Столица на Онего»

Минфин: ‚Размер компенсации морального вреда в 12 млн не обоснован‘


Представитель Минфина Анна Маркова, которая первая начала выступать в прениях, заявила, что истцом не доказан и не обоснован размер компенсации морального вреда в сумме 12 млн рублей.

Также, по ее словам, Коваленко предоставил недостоверные сведения об имеющихся заболеваниях, которые были приобретены в период уголовного преследования.

"По данным электронной амбулаторной карты данные заболевания в тяжелой форме были уже у истца с 14 апреля 2015 года по 27 июня 2016 года, то есть до осуществления уголовного преследования", — рассказала Анна Маркова.

Представитель финансового учреждения отметила, что истцом было заявлено, будто его уволили с госслужбы, однако в ходе судебного заседания опять же было установлено, что Коваленко уволился по собственной инициативе.

"Есть заявление от 15.09 2016 года, где истец собственноручно указывает причину увольнения по состоянию здоровья, — пояснила Маркова. — После отмены меры пресечения он мог бы продолжить занимать должность госслужащего до приговора суда".

Также Минфин обратил внимание на суммы, которые взыскивались судами в пользу реабилитированных лиц по аналогичным делам.

"По похожему делу, где реабилитированный истец обвинялся в тяжком преступлении и 3 года содержался под стражей, Петрозаводский городской суд удовлетворил иск на сумму 2 млн рублей", — рассказала представитель Минфина Анна Маркова.

На основании изложенного Минфин попросил суд вынести решение с учетом конкретных обстоятельств, имеющихся в деле, а также руководствоваться разумностью и справедливостью.


фото: © Ирина Меркова / «Столица на Онего»

‚Я стал инвалидом!‘


В свою очередь, истец Коваленко не согласился с мнением представителя Минфина РФ и сообщил, что все предоставляемые данные медицинского характера ему дали в поликлинике, где и ведется учет его состояния здоровья. И недействительными они быть не могут.


Фото: ГТРК «Карелия»

Далее Коваленко долго перечислял, чем занимается медицинское учреждение, что и где хранит, как ведет учет записей о приемах, при каких заболеваниях нельзя работать на госслужбе, рассказал о своих полученных наградах и почетных званиях.

Истец приводил законы, зачитывал документы, а потом остановился и просто сказал: "До уголовного дела я хоть и был болен, но не был инвалидом, после уголовного преследования я стал инвалидом!".

После краткого выступления Коваленко на помощь к нему пришел его представитель Михаил Ямчитский, речь которого была яркой, эмоционально окрашенной и, конечно, профессиональной. Он разнес в щепки все доводы и несогласия представителя Минфина.

‚Не дай бог никому: на него надевали наручники, помещали в клетку…‘


В начале прений Михаил Ямчитский сразу отметил, что в судебном заседании стороной ответчика не оспаривалось наличия законного права реабилитированного Коваленко обратиться за компенсацией морального вреда.


Михаил Ямчитский. Фото: www.krl.ranepa.ru

Вопрос изначально был только в заявленной сумме компенсации — 12 миллионов рублей, которую Минфин РФ, по словам адвоката Ямчитского, ожидаемо считал завышенной.

"Когда задавался вопрос, какую бы вы компенсацию посчитали не завышенной, я понял из ответа, что любая сумма не устроит и будет представляться завышенной", — пояснил представитель Коваленко.

Но, как сказал Михаил Ямчитский, разобраться с вопросом, почему за моральные страдания запрошено именно 12 млн рублей, помогут материалы Пленума Верховного суда РФ:

"В частности, пункт 42 Пленума Верховного суда РФ № 33 от 15 ноября 2022 года содержит требование, что должно учитываться при определении размера компенсации морального вреда, причиненного в связи с незаконным уголовным преследованием. Так, Пленум говорит о том, что моральный вред может проявляться:

— при возникновении заболеваний в период уголовных преследований;

— при эмоциональных страданиях в результате нарушений со стороны госорганов и должностных лиц в отношении прав и свободы человека и гражданина;

— в испытываемом унижении истца как добросовестного и законопослушного гражданина иного дискомфортного состояния, связанного с ограничением прав на свободу передвижения, выбор места пребывания, изменения привычного образа жизни, лишения возможности общаться с родственниками;

— при распространении для обсуждения в обществе информации о привлечении лица к уголовной ответственности;

— при потере работы и затруднении в трудоустройстве, сопряженном с возбуждением уголовного дела;

— при ограничении участия истца в общественной и политической жизни".

Кроме того, пояснил Михаил Ямчитский, при определении суммы компенсации судам надлежит учитывать длительность и обстоятельства уголовного преследования, тяжесть вменяемого истцу преступления, избранную меру пресечения, а также личность истца, род занятий, привлекался ли ранее к уголовной ответственности, ухудшение здоровья, нарушение общения с родственниками, лишение возможности оказания заботы им помощи, а также степень нравственных страданий.

"Я полагаю, что руководствуясь этими указаниями Пленума Верховного суда РФ, мы можем ответить на вопрос, какая должна быть назначена судом справедливая сумма компенсации морального вреда", — подытожил представитель экс-чиновника Ямчитский.

Далее адвокат рассказал о личности истца, отметив, что у Коваленко безупречная репутация, которая пострадала из-за незаконного привлечения его к уголовной ответственности.

"Анатолий Иванович всю жизнь отдал служению обществу, здравоохранению, заслуги его отмечены и госнаградами, и высокими почетными званиями", — сказал Михаил Ямчитский.


Анатолий Коваленко. Фото: Николай Смирнов / ИА

Кроме того, по словам адвоката, хоть Коваленко и обвинялся в совершении преступления средней тяжести, но здесь есть большое "но".

"Вы посмотрите, какое именно обвинение было предъявлено Коваленко! Он обвинялся в должностном преступлении, последствиями которого стало наступление смерти 14 несовершеннолетних детей! То есть более тяжких последствий, наверное, представить невозможно?! И это доставляло ему такую степень нравственных страданий, которую не дай бог никому из нас присутствующих испытать. Достаточно просто сказать, что в большей части заседаний по уголовному делу присутствовали законные представители погибших детей, которые, я считаю, были введены в заблуждение следственными органами и прокуратуры относительно виновности Коваленко в смерти их детей и которые соответствующее свое отношение переносили на него. И находиться с ними в одном зале в течение длительного времени, слушать их выступления, когда на него показывали пальцем и говорили: ты убил наших детей! Такого не пожелаешь никому. Проще, наверное, находиться в роли подсудимого по обвинению во взятке. По крайней мере, никто не будет показывать на тебя пальцем и говорить, что ты убийца", — эмоционально защищал Коваленко Михаил Ямчитский.

Напомнил представитель и о том, что из-за того, что дело отправлялось на пересмотр, Коваленко пришлось дважды выслушать обвинительную речь прокурора, где ему требовали назначить наказание в виде реального лишения свободы на длительный срок.

"А что касается длительности уголовного преследования, то здесь все очевидно: 6 лет вычеркнуты из жизни. Вычеркнуты, потому что после вступления оправдательного приговора в законную силу уголовное преследование продолжалось: пришлось еще участвовать в судебных заседаниях Кассационного суда в Санкт-Петербурге. Я считаю, что прокуратура использовала все возможные способы, чтобы доказать виновность Коваленко. Слава богу, суды разобрались, сделали правильные выводы, что между действиями, которые были совершены работниками Роспотребнадзора нет причинно-следственной связи с теми последствиями, которые наступили впоследствии", — заметил Михаил Ямчитский.

Опроверг представитель Коваленко и слова Минфина о недостоверности предоставленных истцом медицинских данных.

"Коваленко предоставлял ровно те сведения, которые есть в поликлинике. Там указывается, что он обращался за медицинской помощью после начала уголовного преследования, там диагностировались определенные заболевания, ухудшение здоровья, что в результате привело к установлению ему группы инвалидности", — заявил Ямчитский.

А что касается увольнения, то, пояснил адвокат, хоть Коваленко и написал заявление на увольнение по собственному желанию, указав в качестве причины ухудшения здоровья, но во всем виноваты были обстоятельства, к которым привело незаконное уголовное преследование.

"Коваленко написал заявление по собственному желанию, находясь под домашним арестом. Он не мог исполнять обязанности руководителя. Он не собирался увольняться, если бы не уголовное преследование. Работал бы ровно столько, сколько бы ему позволили возраст и здоровье. На тот момент, в 2016 году, возраст, и здоровье ему позволяли заключить новый контракт. Кстати, Коваленко работал по срочным контрактам ежегодно. То есть говорить, что закончилось мера пресечения и его с распростертыми объятиями взяли на работу, нет! На тот момент срок контракта истек и новый с ним не был заключен. Уже был другой руководитель, исполняющий обязанности. Это не вопрос решения Коваленко, это решается центральным аппаратом Роспотребнадзора в Москве", — прояснил ситуацию с увольнением Ямчитский.

Адвокат отметил, что, конечно, трудно оценить нематериальные блага в денежном выражении, но, на его взгляд, эта компенсация в 12 млн рублей примерно соответствует той степени страданий физических и нравственных, которые Коваленко перенес.

"Вы только представьте то обстоятельство, что человека задерживали! На него надевали наручники! Его водили и помещали в клетку в зале судебного заседания перед журналистами и зрителями, перед родственниками! Одно это обстоятельство на половину заявленной суммы может претендовать, не говоря уже об остальном. Поэтому предполагаю заявленные требования законными, обоснованными и подлежащими удовлетворению", — эмоционально завершил свою речь адвокат Михаил Ямчитский.

Принципы соразмерности, разумности и справедливости


В своем выступлении представитель прокуратуры Карелии поддержала иск Коваленко относительно морального вреда, причиненного незаконным уголовным преследованием, но не согласилась с огромным размером запрашиваемой компенсации в 12 млн, попросив снизить сумму с учетом принципов соразмерности, разумности и справедливости.

"Действительно, как указал представитель истца, факт реабилитации никем не оспаривается. Это подтверждается вступившими в законную силу судебными актами по уголовному делу, — сказала представитель надзорного ведомства. — Вместе с тем предполагаю, что заявленная сумма компенсации морального вреда является чрезмерно завышенной и не отвечает тем принципам, которые закреплены в действующем законодательстве. Это принципы разумности, справедливости и соразмерности. Данные принципы позволяют соблюсти баланс как частных, так и публичных интересов, и полагаю, что при заявлении такой суммы указанный баланс нарушен.

При определении суммы компенсации морального вреда полагаю возможным учесть те обстоятельства, которые были установлены по делу, в том числе нравственные страдания.


фото: © Владимир Смирнов/ТАСС

Считаю, что не было представлено достаточно доказательств, что полученные заболевания связаны с уголовным преследованием, именно в связи с испытанием стресса нравственных и иных страданий. Поэтому полагаю, что размер компенсации морального вреда в этой части не соответствует тем принципам, которые установлены.

И то, что истец дважды заслушал обвинительное, то здесь действия прокуратуры не могут быть незаконными — таков закон. Что касается длительности рассмотрения уголовного дела, то тоже прошу учесть сложность указанного дела и категорию преступления, большое количество процессуальных исков и связанные с этим следственные действия.

При определении размера компенсации морального вреда прошу суд учесть все принципы, а именно соразмерности, разумности и справедливости и с учетом этих принципов снизить указанную сумму", — обратилась с речью к суду представитель прокуратуры республики.


Фото: © РИА Новости / Алексей Даничев

Четверть от 12-ти


Вернувшаяся из совещательной комнаты судья Юлия Саврук произнесла: "По результатам рассмотрения дела суд решил исковые требования удовлетворить частично и взыскать с Минфина РФ за счет средств казны Российской Федерации в пользу Коваленко компенсацию морального вреда в размере 3 млн рублей, а также 10 тысяч рублей на оплату услуг представителя".

Таким образом, суд оценил моральные страдания Коваленко в четверть заявленной суммы компенсации.

Устроил ли размер присужденной компенсации в 3 млн рублей за страдания Анатолия Коваленко, станет ясно в течение месяца, так как именно этот срок определен судом для  обжалования решения в Верховный суд Карелии.

Ира Меркова

Подписаться
А вы знали? У нас есть свой Телеграм-канал.
Все главное - здесь: #stolicaonego

Комментарии

Уважаемые читатели! В связи с напряженной внешнеполитической обстановкой мы временно закрываем возможность комментирования на нашем сайте.

Спасибо за понимание

Выбор читателей

Аналитика

02.07.2024 18:40
Обществоведение
В последние годы правительство республики Карелия активно поддерживает молодых учёных, способствуя их научным исследованиям и инновационным разработкам.