Аналитика. Обществоведение
14:03, 11 Июля 2019
фото: @ Ирина Меркова / "Столица на Онего"

Жители карельской деревни отказываются умирать

Власти создали невыносимые условия жизни для жителей деревни Большие Горы Олонецкого района, оставив людей без транспортного сообщения, медицинского обслуживания и еды. Но большегорцы не сдаются.

21 июня президент Путин проводил прямую линию, в ходе которой четыре часа "простые" жители России рассказывали ему о своих низких зарплатах, разваливающемся жилье, отсутствии работы и несправедливости местных властей и спрашивали, как жить дальше. Свой вопрос о том, как жить без еды, когда не приезжает автолавка, отправили президенту и жители Больших Гор из Карелии, предупредив об этом местных чиновников.

По словам большегорцев, олонецкие руководители тут же зашевелились: пообещали отправить к ним в деревню продуктовую лавку на колесах. Жители Больших Гор обрадовались, пришли в назначенное время к месту сбора, прождали два часа, да так и ушли несолоно хлебавши. Доведенные до последней черты, деревенские написали пост в Интернете, позвонили в редакции местных и федеральных СМИ, рассказали, что в их деревню, которая находится в 16 километрах от административного центра Видлицы, уже месяц не ездит автолавка с продуктами, поэтому старики голодают – им даже хлеба купить негде.

Журналист "Столицы на Онего" Ирина Меркова побывала в деревне Большие Горы и встретилась с голодающими жителями.

Дорога в Большие Горы

От Петрозаводска до Видлицы 180 км, а дальше до Больших Гор по навигатору. Ранним субботним утром под накрапывающий дождик въехали в Видлицу. Оставив позади площадь с магазинами, резко повернули направо, выехав на проселочную дорогу без указателей. Навигатор говорил, что направление до Больших Гор выбрано верное. За окном автомобиля виднелись домики, стоящие вдоль широкой реки Видлица, несколько полуразрушенных мостов соединяли левый и правый берега водоема. Вскоре показалась перечеркнутая табличка "Видлица", дальше нашу машину ждало испытание дорогой. 16 километров грунтовки и плохого асфальта. После каждой ямки руки до синевы сжимали руль, успокаивал лишь вид за окном: густой зеленый лес и прозрачная с перепадами река. Сюда еще не дотянулась рука беспощадной цивилизации. Здесь плещется рыба и растут ягоды. Красота.

Вот оборвалась зеленая стена деревьев, показался просвет. Чуть проехали в гору по перекопанной дороге и заметили возвышающуюся в траве табличку "Большие Горы".

Было видно, что дорогу начали ремонтировать: ее перекопали, кое-где отсыпали песком, где-то проложили дренажные трубы. Но не покидало ощущение, что начатый ремонт забросили, и не вчера…

Вид с горы на деревню открывался замечательный. Повсюду стояли домики, покрашенные, с резными окошками, трава во дворах была аккуратно скошена - присутствовал жилой дух. Деревенский пес с лаем атаковал машину, выйти не дал. Ехали, пока собака не отстала. В одном из дворов увидели мужчину, остановились пообщаться.

"Там все дорого, полпенсии оставишь, а домой ничего не принесешь"

Мужчина представился Иваном, рассказал, что живет здесь постоянно с женой Светланой, летом на каникулы приезжают внуки. На вопрос, ездит ли продуктовая автолавка в деревню, Иван отмахнулся.

"Последняя автолавка, по-моему, недели три назад была, - сказал Иван. - Частник из Видлицы продукты возил, а потом перестал. У них там вроде онлайн-кассы ввели – дорого стало, невыгодно. Был и еще предприниматель с Видлицы, ему бензин депутат оплачивал, но тоже ездить перестал".

Как и все деревенские мужики, Иван был несловоохотливым. На наше счастье, вышла во двор его жена. Узнав, что мы журналисты, с осторожностью, но все же рассказала, что проблема с подвозом продуктов существует уже давно, с той поры как магазин в деревне закрыли, просто месяц назад народ совсем без продуктов остался.

"Раньше к бывшему магазину приезжала автолавка, которая с Олонца на Сяндебу ходила, - рассказала Светлана. – Предприниматель полгода поездил да и пропал. Но мы у него почти ничего не брали. Там все дорого было, полпенсии оставишь, а домой ничего не принесешь. Буханка хлеба в 1,5-2 раза дороже, чем в магазине. А у нас пенсии с мужем маленькие – у меня 13, у него 14 тысяч. Шестеро внуков летом живут, всех надо накормить. Нам лучше в Видлицу самим ехать за продуктами".

Как оказалось, у Ивана со Светланой есть машина, хоть и не новая, но дело справляет, поэтому вопрос с продуктами остро не стоит, как, например, у бабы Вали Деменович, которая все время вынуждена кого-нибудь просить привезти ей хлеба. Они привозят, не отказывают.

Поинтересовались, где живет баба Валя и выехали к ней, спросив напоследок, давно ли ремонт дороги начался.

"Да куда мы только ни писали, - с болью сказала Светлана, - чтобы нам эту дорогу отремонтировали. Вот пришли, наконец-то, начали делать – да так все и бросили. Уже давно никого не видно".

"Мне продукты дети из Питера привозят"

Путь к бабе Вале нашей машине преградил большой камень, поэтому дальше знакомство с деревней проходило вживую. Встретили миловидную женщину, которую, как оказалось, тоже зовут Валентина. Она приезжает сюда в родительский дом только на лето с внуками.

"Автобус здесь не ездит уже очень давно, наверное, лет двадцать, - сказала Валентина. – А раньше утром и вечером из Олонца до Кинелахты ходил, потом стал ходить два раза в неделю – по пятницам и воскресеньям, а потом и вовсе перестал ездить. У меня самой машины нет, поэтому кормят меня дети. Они продукты нам из Питера привозят".

Женщина показала, где стоит дом бабы Вали, и ушла развешивать белье.

"Хлеб в холодильнике месяцами храним, потом грызем - аж зубы сводит"

Подойдя к дому бабы Вали, увидели в поле женщину с косой и с сеткой на лице от комаров, она крикнула, что бабушка дома и велела стучаться погромче. Дверь нам открыла седая женщина в халате в горошек.

В доме топилась печь, на плите что-то варилось. Нашему приходу баба Валя не удивилась, потому что, как она сказала, уже общалась с нашим братом (журналистами – ред.) и вчера, и позавчера, и сегодня днем корреспондентов из самой Москвы ждет.

"Ой, вы меня не фотографируйте, - зашумела баба Валя и замахала на фотоаппарат руками. – Ведь в дурдом заберут, скажут, бабка всем ходит жалуется". Потом, правда, разрешила.

"Как вы здесь живете?" - поинтересовались мы.

"Я в Больших Горах 58 лет живу, - начала свой рассказ баба Валя. - Деревня здесь была большая, хорошая. Автобус ходил два раза на Кинелахту, утром и вечером. Было хорошо. Теперь в Видлице больницу закрыли, в Ильинском закрыли… Хоть помирай - некуда ехать! Ни аптеки, ни магазина. Даже буханки хлеба нету! Вчера телевидение ваше приезжало из города, так я им показала, что мы едим, вынесла хлеб заплесневелый. Хлеб в холодильнике месяцами храним, потом грызем - аж зубы сводит".

В доказательство своих слов баба Валя открыла холодильник и показала, что на каждой полке у нее лежит хлеб – две буханки и батон, еще полбуханки начали покрываться зеленой плесенью. Больше в закромах у пенсионерки ничего особо и не было.

"Мне набирать хлеб приходится с запасом, - рассказала женщина, - вдруг не попадешь ни на чем в магазин. Своего транспорта у нас нету. Вот едут люди хорошие, просим, привозят. Поблагодарить хочу семьи, которые меня спасают, – это Клементьев Ваня да Светлана, Максимова Люся, Моисеев Толя, да Михайлов Коля да Валя - им большое спасибо, если бы не они, сидела бы бабка без хлеба".

Рассказала баба Валя, что ей идет уже 79-й год. Было пятеро детей, но троих сыновей уже похоронила. Старший Афганистан прошел, а смерть свою здесь нашел: неизвестные забили его до смерти, требуя деньги от проданной машины, которых он еще не успел получить. Так, по словам бабы Вали, пока скорая ехала, и умер. Позже еще двоих похоронила. Остались сын и дочка – оба переехали жить в Финляндию.

"Они оттуда приедут, привезут бабке продуктов, - говорит пенсионерка. - Мой сын в Финляндии первый год живет, за сестрой уехал. Так он и здесь работал, но там хоть отдача есть. Тут на бензовозе работал сутками - инсульт заработал, а денег нет. А дочка-то уже давно там, даже квартиру купила. Внуки кто где: кто в Петрозаводске, кто в Ленинграде, кто в Лодейном поле. Когда могут, приезжают, порядки мне тут помогают навести, продуктов привозят".

Рассказывала о своей жизни пенсионерка эмоционально: то на край лавки присядет, то у печки похлопочет. Чувствовался боевой дух. Только когда хлеб заплесневелый в руках держала, предательски слезы потекли, но она их быстро смахнула мозолистой рукой и вновь о прошлом вспомнила.

"Все советскую власть ругают, говорят, плохо при ней было жить, - размышляла баба Валя. – Не знаю, только вот наш деревенский мужик Богданов Василий Васильевич в райкоме партии работал, один раз к нему обратилась - на второй день уже все было сделано, просьба выполнена. А сейчас… звоним в сельсовет, а толку нет".

Неожиданно из комнаты вышел муж бабы Вали – Ефим. Мы и не ожидали, что он дома. Поздоровался и вышел на улицу. Пенсионерка объяснила, что он всегда такой неразговорчивый, а сейчас еще сердце больное стало – так и вовсе стих.

"Дочка говорит, чтобы мы на зиму к ней перебирались, - призналась баба Валя и посмотрела в окно, где зеленеет поле с сочной травой и ромашками. – Да разве можно вот это все бросить, ведь жизнь здесь вся!"

Мы вышли на улицу и попрощались с хозяевами. Неожиданно Ефим решил тоже свое слово о ситуации сказать: "Если бы власти вернули в деревню автобус, мы бы сами все сделали - и до больницы добрались, и до магазина, и хлеб бы купили, сколько хотели…"

"Нас просто забыли"

Подытожил картину жизни и уничтожения Больших Гор тот самый Василий Васильевич Богданов, бывший первый секретарь Олонецкого райкома КПСС, о котором баба Валя рассказывала. Он тогда и сейчас душой за деревню болеет. В свои 74 года и по всем инстанциям прошел, и все документы и обращения отправил, чтобы вернуть Большим Горам хотя бы часть того, что было: магазин открыть, клуб отремонтировать, фельдшера привезти – ведь медпункт-то целехонький стоит, только запертый.

По словам Василия Васильевича, Большие Горы – самая лучшая деревня на свете, здесь он родился и вырос, воспитал детей, теперь встречает внуков. Когда-то в Больших Горах было все – и знаменитая ферма, где выращивали молодняк коров, и школа, и медпункт, и клуб, и магазин. А теперь все закрыто.

"У нас бабушки, тем кому за 80 лет, вынуждены свои родные дома покидать, потому что нет торговли, а автобус уже с 90 годов не ходит, - рассказал Василий Богданов. – Мы еще тогда начали борьбу за выживание деревни. Когда перебои с подвозом хлеба были, так и сами пекли. Моложе были – крутились. Сейчас вот в министерство экономики ездил, заходил в кабинет, там женщина сидит, я ее просил открыть в деревне магазин. Она сказала, что это проблема не только Больших Гор, а всей республики. Ну а я же к ней пришел не с проблемой всей республики, а конкретно с нашим селом. Почты нет. Медпункта нет. Клуб закрыли, а он у нас исторический. В 1941-42 годах в нем был концлагерь, и там содержались финнами советские военнопленные. Мы, когда были маленькими, находили на стенах надписи, сделанные карандашом, как финны оскорбляли и унижали советских солдат, держали в голоде и холоде. Была яма три метра, провинившихся сажали в холодную яму. Двое пытались убежать, так их во время побега и расстреляли. Теперь на том месте памятник стоит. Я просил Степанову, главу администрации Видлицкого поселения, помочь с ремонтом, сказал, что мы всем селом деньги соберем на ремонт крыши, чтобы клуб не развалился. Но ни ответа, ни привета… Они там награды получают, а мы - хлеб с плесенью".

Как сказал Василий Васильевич, перед Новым годом три месяца продукты с большими перебоями возили.

"Зимой приезжала корреспондент с телевидения, показали сюжет про нашу деревню, - с горечью рассказал пенсионер. – После сюжета приехали, отремонтировали часовню, покрасили, а торговли как не было, так и нет. А зимой у нас здесь 36 постоянных жителей, не три человека. Летом вообще все дома заняты, больше 100 человек набирается. Большие Горы живут. Видлицкое поселение и олонецкая власть нас просто забросили. Магазин у нас прекрасный, там и прилавки, и все сохранилось".

По словам Василия Васильевича, его надо просто открыть и завозить туда хотя бы три раза в неделю свежий хлеб и молочные продукты, а мясо с рыбой они могут и подольше хранить.

"А эти автолавки продуктовые – только мучение для жителей: то приедут, то не приедут; продукты там все дорогие, выбор небогатый, каждый предприниматель о своей выгоде думает, про людей - никто".

Обидно Василию Богданову, что убивают деревню, которая, несмотря на все трудности, хочет жить. Забывают историю, перестают уважать прошлое, без которого нет достойного будущего.

"1 июля исполнилось 75 лет со Дня освобождения деревни Большие Горы, - рассказал Василий Васильевич. – Мой отец воевал, и в 1944 году здесь был страшный бой за высоту у деревни Железная Гора, что находится в 2,5 километрах от Больших Гор. Погибли более 1,5 тысяч молодых солдат 98-й гвардейской Свирской Краснознаменной дивизии. Вся дорога до Больших Гор была заминирована. Бойцы, погибшие при освобождении Больших Гор и Железных Гор, похоронены в братской могиле села Видлица и в Железных Горах".

По словам Василия Васильевича, раньше каждый год 1 июля руководители Олонецкого района приезжали в Железные Горы, чтобы почтить память павших воинов, а в этом году все проигнорировали эту дату. Но жители деревни Большие Горы сдаваться не собираются, они будут отстаивать право на нормальную жизнь в своих домах, на своей родине, на своей земле. И требуют от властей вернуть им транспортное сообщение и открыть магазин.

"А что мы можем сделать?"

Так как администрация Видлицкого поселения в выходные дни не работает и получить комментарий местных властей о ситуации в Больших Горах на месте нам не удалось, пришлось общаться с чиновниками по телефону.

Выяснилось, что глава администрации Видлицкого поселения Татьяна Васильевна Степанова находится в отпуске, поэтому поговорить с нами не сможет, хотя именно она занималась вопросом по доставке продуктов большегорцам. Главный специалист Видлицкой администрации Марина Михайловна Степанова сообщила, что всего в Больших Горах зарегистрировано 45 жителей, восемь из которых в возрасте от 70 до 86 лет.

"Мы им предлагали соцработника, но они отказываются, потому что, видимо, платить надо, - сказала Марина Михайловна. – А предпринимателей мы же не можем заставить ездить, если они не хотят. У нас депутаты и деньги выделили на компенсацию ГСМ, но бизнесмены все равно отказываются".

По словам чиновницы, в администрацию пришло письмо из Минэконмразвития, в котором говорится, что ситуация с доставкой продуктов в Большие Горы должна быть решена.

"А что мы можем сделать? - сокрушалась Марина Степанова. – Вот в четверг поедем, будем опять предлагать соцработника, он и будет бабушкам, у которых транспорта нет, продукты привозить".

Ира Меркова

Комментарии

кир
2019-07-14 20:21:24
Ира Меркова, не надо слезу вышибать из читателя. То "инвалидик" был у вас "героем", которого жалеть надо всем миром и который не так прост и добродушен как вы его описали. То не бедная бабуля, которая тоже не вызывает жалости. Дети её уехали на ПМЖ в Финляндию. Флаг им в руки. "Какое мне дело до вас до всех? А вам до меня"(с). Лучше бы разобрались в редакции, кто из ваших сотрудников создаёт клоны и косит под меня или под Однозначно? Или вам альтернативная точка зрения не нужна?
Бородатый
2019-07-16 12:57:15
кир, чему вы удивляетесь? У "людей с хорошими лицами" совесть ампутирована. Если есть дыра в регистрации, они обязательно будут через неё лазить. Это клиника.
Англичанин
2019-07-13 17:26:24
Если бы ещё думали на выборах за кого голосовали , то в таком положении не оказались . Сами и виноваты , пусть молчат дальше . Старосты придут , организуют их как надо , от того места куда надо .
Американец
2019-07-12 11:17:43
где пиар акции от Фукса и Ермолиной? Или только Голунов и Дмитриев вас интересует?
Или на это не дал добро госдеп?
Тюлень Ладожский
2019-07-13 20:51:45
Американец, вам он точно дал добро. Завидовать не станем.
родитель
2019-07-12 09:29:03
К слову. Пенсионер из Больших Гор Василий Васильевич Богданов во второй половине 80-х работал первым секретарём Олонецкого райкома КПСС. Он хорошо знает, что было в его родном селе при советской власти.
В Видлице родился и до сих пор временами живёт Виктор Николаевич Степанов, занимавший высшую государственную должность в Карелии с 1990 по 1998 год.
Сеня
2019-07-12 09:01:31
Хм ушатали "приставы" всё и вся .
однозначно
2019-07-11 18:39:09
Калитки у них тоже заплесневелые ? И морс прокисший ? Не надо нам тут в уши дуть. Весьма понятно, что это всё политический заказ. Сдобрили липовым патриотизьмом. Какой нафиг концлагерь финский в клубе ? Не удивлюсь, ежели местные там с финнами и сотрудничали.
Шура
2019-07-11 17:06:24
В Больших Горах есть "волшебное озеро" (читайте Круковского). А еще удивительно большая береза, чудо природы - около 4 м в обхвате, настоящее Древо жизни. Рядом с нею воронка от бомбы. И люди какие интересные. Такая деревня не умрет.
однозначно
2019-07-11 14:19:02
Самобытные совсем обленились. Заплесневелый хлеб едят вместо того, чтобы свежий самим испечь. Или мука нынче по карточкам ? Всего 16 км. до Видлицы, а устроили нытье вселенского масштаба.
antimol antimol
2019-07-13 11:52:30
однозначно, "Но сперва я должен вам, ребятки, открыть один секрет. Взрослые люди читают книжки совсем не так, как дети. Дети - они радостные и доверчивые, поэтому им чего не расскажешь - всему верят, как будто так и надо. Детям можно рассказать любую историю, лишь бы в ней было побольше страшных опасностей и ужасных приключений. А взрослые - я имею в виду настоящих взрослых - угрюмые и подозрительные. И поэтому они не только читают, но ещё и думают, нет ли в рассказанной истории каких-нибудь противоречий и несуразностей. И если они их там находят, то они снова берутся за книжку. И начинают её читать секретным взрослым способом: не только то, что написано, а ещё и между строчек. У самых-самых взрослых есть такое специальное умение - читать между строчек, в тех местах, где вроде бы ничего и не написано. На самом же деле между строчек обычно рассказывается много всякого занимательного. Только это написано малюсенькими буковками, и к тому же они того же цвета, что и бумага, поэтому их не видно. Однако если смотреть очень-очень пристально, то кое-что всё-таки можно разобрать."
zanoza
2019-07-11 16:03:15
однозначно, ну ты моральный урод ,каких ещё поискать!
Гость
Выбор читателей

Чтиво

13.12.2019 10:54
Без политики
Пяточную шпору ни с чем не перепутаешь – острую боль в пятке, как будто оттуда торчит гвоздь или острые шипы, от неё не спасают народные рецепты, а таблетки помогают лишь на время. Так можно жить годами, а можно – избавиться от неё раз и навсегда!

Опрос

Вас пугает ситуация с массовыми вспышками инфекционных заболеваний в Карелии?