ПОСМОТРЕТЬ
Новости. Общество
14:00, 27 Октября 2018

"В Карелии вообще не осталось политической жизни"

Загрузка...

Независимый эксперт ООН по правам коренных народов Алексей Цыкарев уверен, что в Карелии вообще не осталось политической жизни.

По его мнению, в республике больше нет состязательности политических взглядов и различных точек зрения. В этих условиях, когда всю повестку формирует одна команда новым ярким карельским политикам просто неоткуда взяться.

"Карелия стала регионом, где представительство коренных народов во власти даже на региональном уровне постоянно стремится к нулю. При этом я являюсь противником квотирования по национальному признаку. Но вместе с тем, власть должна создавать условия и стремиться к тому, чтобы коренные народы – профессионалы из их числа – были представлены в политической системе", - отметил он.

"Карелы по своей ментальности и характеру – очень скромный народ. Это вовсе не значит, что они чего-то боятся или не знают, они просто тихо сделают выводы и останутся в стороне. Мы – большие хозяйственники в своем: дома, на приусадебном участке, озере и в лесу. У настоящего карела в своем доме такой устрой и порядок, что любому политику можно поучиться. Но, правда, озеро и леса тоже уже не наши", – заметила член Совета уполномоченных VIII Съезда карелов Республики Карелия Наталья Антонова.

Подробнее читайте далее.

Подписаться
А вы знали? У нас есть свой Телеграм-канал.
Все главное - здесь: #stolicaonego

Комментарии

однозначно
2018-10-27 14:12:21
Работать некому. Все самобытные - эксперты ООН вселенского масштаба. Карелия устала кормить пустозвонов
Гость
Выбор читателей

Аналитика

13.11.2018 09:00
Расследование
Покупка правительством Карелии старого здания на улице Ленинградской в Петрозаводске и реконструкция его под детский сад проводились с многочисленными нарушениями.
09.11.2018 11:37

Чтиво

13.11.2018 12:22
Без политики
Очередной шедевр Натальи Ермолиной, пост, навеянный детскими воспоминаниями о том, что "девушка с алкоголем намного симпатичней в глазах мужчины".

Опрос

Почему реконструированный в Петрозаводске садик оказался опасным?