Чтиво. Без политики
08:28, 26 Сентября 2019

"Других рук у Бога нет", или Цветы для хирурга

Юлия Александровна Мовчан – хирург офтальмологического центра Карелии, за плечами у нее 2000 операций и спасение зрения младенцев, которым нет и одного дня от роду.

Ранее "Столица на Онего" сообщала, что в течение года будет знакомить вас со специалистами Офтальмологического центра Карелии, чтобы показать, что за белым халатом скрываются интересные люди, которые умеют не только высокопрофессионально выполнять свою работу, но еще являются, например, известными блогерами или отличными кулинарами, гонщиками, музыкантами, путешественниками, заядлыми рыбаками… И возможно, познакомившись поближе с докторами, к которым вы приходите на прием, вам будет легче общаться, появится доверие и уйдет боязнь человека в белом халате. Все это будет лишь способствовать скорейшему решению ваших офтальмологических проблем и выздоровлению.

Итак, наш следующий доктор в портретной галерее Офтальмологического центра Карелии – Юлия Мовчан, врач-офтальмохирург 1-й категории. За время профессиональной деятельности она провела более 2 000 офтальмологических операций, из которых более 1000 – это факоэмульсификация катаракты. Юлия Александрова - член Российского общества катарактальных и рефракционных хирургов (RSCRS).

Встретиться с Юлией было не просто: у нее операции и пациенты, консилиумы и конференции, учеба в других городах и странах, путешествия, дайвинг, акулы... Юля Мовчан – доктор с сумасшедшей энергией, профессионал, один из ведущих хирургов Офтальмологического центра Карелии, при этом неисправимая путешественница.

Как простая девчонка из карельского поселка решила стать врачом и выбрала такую неженскую специализацию, как хирургия, и для чего врач опускается на дно моря с акулами, рассказала Юля Мовчан в интервью "Столице на Онего".

Гуманный – гуманитарный

Юлия Александровна, в Офтальмологическом центре Карелии работают врачи из разных уголков России, а вы откуда приехали?

- Из Пряжи, - сказала Юлия и засмеялась. – Я местная. До 9 класса в поселке училась, а потом в Петрозаводск переехала, чтобы к поступлению в университет подготовиться. Дело в том, что в 8 классе я решила, что, наверное, настал тот самый зрелый возраст, когда пора определяться со своим будущим, и ничего умнее не нашла, как пойти к школьному психологу. Попросила провести профдиагностику, чтобы знать, куда направить свою энергию. Провели диагностику и сказали: ты явный гуманитарий. Это языки, история, география, объяснила психолог. Подумала, языки не очень идут, история нравится, география и биология, химия - нравится… Потом думаю, какая самая гуманная на свете профессия? Это медицинская! А то, что гуманный и гуманитарный - это разные вещи, это я поняла позже.

Так было принято мое внутреннее решение, что пойду в медицину. Стала усилия в учебе направлять на те предметы, которые требовались для поступления. В семье медиков не было. Когда родителям объявила свои грандиозные планы, они, конечно, вздохнули, сказали: мы тебе будем помогать как можем, но вот в плане профессиональной поддержки не получится.

Поэтому на 10-11 класс меня перевели в 28-ю школу в Петрозаводск, я ее окончила, два года жила у тети с дядей дома. Спасибо им большое - они были моими вторыми родителями. Ну а потом поступила в университет. Сейчас мне 36 лет. В то время был конкурс большой, но так как в школе нас готовили к поступлению отлично, мне удалось набрать достаточно высокий балл - 9 из 10 возможных. У нас тогда на потоке 25 человек такое количество баллов набрали. Я это все помню, потому что был стресс: переживали, не спали, под дверями ночевали, списки проверяли.

Родители тогда продали квартиру в Пряже и купили мне жилье в Петрозаводске, чтобы я не была в общежитии. Помогали мне во всем, финансово обеспечивали.

"Здравствуйте, я хочу в Москву"

После университета практику у Владимира Григорьевича Звира в Республиканской больнице проходили, как все наши карельские окулисты?

- Нет, я окончила наш ПетрГУ и после университета прошла ординатуру в Москве в научно-исследовательском институте глазных болезней имени Гельмгольца. Поехала туда по двум причинам: во-первых, хотелось получить ординатуру не интернатуру в ведущей клинике нашей страны. Выбирала между Москвой и Санкт-Петербургом, но так как муж заканчивал на тот момент московский первый медицинский и поступал в ординатуру тоже в Москве, поэтому было принято решение ехать вместе.

Я пришла такая наивная в Минздрав. Постучалась и говорю: здравствуйте, я окончила университет, хочу пойти в ординатуру в Москве - у меня там муж поступил. Я хочу вместе с ним учиться. Мне говорят: девочка, иди вначале поучись на терапевта, отработай терапевтом и потом в интернатуру. Если ты отучишься в интернатуре хорошо, у тебя будут хорошие рекомендации. Ты три года отработаешь, потом тебе, может быть, дадим ординатуру Я говорю: мне сейчас надо.

И тогда мне опять помогли родители: нашли финансовую возможность - и ординатуру я оканчивала на платной основе.

Были планы и на аспирантуру, но супругу предложили место в открывающемся новом кардиохирургическом центре Карелии, в Петрозаводске, должность в отделении кардиохирургии. И было принято решение приехать в Петрозаводск. Я здесь уже с 2009 года - 10 лет!

Когда мы приехали, к нам очень хорошо отнесся главный врач Республиканской больницы Александр Тимофеевич Балашов: когда узнал, что я тоже врач, то предложил мне место. К тому времени у меня медицинский стаж был большой, так как я весь институт отработала в республиканской больнице - вначале санитаркой, потом медсестрой.

"Я не такая"

Почему выбрали специализацию "офтальмология"?

- Моя санитарно-сестринская жизнь проходила в стенах республиканской больнице торакального и сердечно сосудистого отделения – большого, хирургического, тяжелого, где приходилось по-настоящему дежурить, ходила на операции. На 3 курсе стало понятно, что хирургические дисциплины ближе, чем терапевтические: это интереснее и по темпераменту мне больше подходят, плюс это делается все руками. Это не просто теория. Здесь результат виден сразу.

У меня была возможность присутствовать на операциях, и я поняла, что физически проводить большие операции для женщин тяжело, а с возрастом еще тяжелее. Конечно, есть женщины-хирурги, я восхищаюсь ими, но я не такая.

Поэтому взгляд переместился на более утонченные варианты хирургии, которые позволяют делать операции, сидя в удобном кресле, чтобы не болели ноги, не уставала спина. По сути, из выбора оставалось – либо лор, либо офтальмология.

У моего мужа был дедушка старой закалки, бывший военный, и он сказал: только офтальмология – за ней будущее. Она будет развиваться: посмотри, какая там аппаратура.

И так я выбрала офтальмологию, и ничуть не жалею.

"Пришло время сделать следующий шаг"

Вы в Офтальмологический центр пришли из Республиканской больницы?

- Из Республиканской больницы я ушла в МНТК "Микрохирургия глаза" имени С.Н.Федорова, куда меня пригласил Олег Геннадьевич Лексунов, где проработала меньше года, и была приглашена в Офтальмологический центр Карелии. Но для меня глазное отделение Республиканской больницы всегда будет родным местом. Именно там меня учила хирургии Оксана Васильевна Юнилайнен. Ее уже нет, к сожалению, в живых, но это преподаватель от бога. Именно преподаватель - не теоретик, а практик – она учила чувствовать инструменты, глаз, ткани. Ты садишься с ней, и она своим присутствием внушала тебе уверенность, что все получится.

Но всегда наступает какой-то внутренний этап, когда ты понимаешь, что тебе надо сделать следующий шаг. Не от того, что тебе там плохо или что-то где-то в другом месте хорошо. Просто тебе надо дальше идти.

В МНТК я проработала совсем недолго, но я увидела, как работает амбулаторная хирургия, как все организовано. Это был хороший нужный опыт, которого не было в круглосуточном стационаре.

Когда я пришла в МНТК, меня здесь очень тепло приняли Эдуард Беседин, Наталья Венедиктова, Елена Вольнова, да и весь коллектив МНТК – очень им благодарна. Они также ранее работали в Республиканской больнице, а после мы вместе перешли в Офтальмологический центр.

Работая в Офтальмологическом центре, ты каждый день имеешь возможность пользоваться новейшими технологиями. Это фантастика - современные офтальмологические возможности.

Уже по истечении нескольких лет я понимаю, что решение сделать шаг к переменам было правильным.

На сегодняшний день за 2 года я побывала в рабочих командировках, где училась, практиковалась, перенимала опыт, в Минске, Киеве, Москве, Санкт-Петербурге, Казани, Сочи, Ростове.

"Пациенты звонят, цветы приносят"

Вы помните своего самого "яркого" пациента?

- Я не могу выделить кого-то одного. Есть пациенты, которые на день рождения и Новый год  звонят, цветы приносят.

Есть пациенты, с которыми профессиональные отношения переросли в дружеские.  Причем чаще всего это происходит с теми, у кого, несмотря на все усилия, мы не смогли получить 100- процентный результат. Не потому, что что-то сделано плохо или неправильно, а потому что не со всем можно справиться. Но ты проникаешься к человеку, ты стараешься его поддержать не только сточки зрения медицинских назначений, но с человеческой точки зрения - ты сопереживаешь ему, и иногда это выходит в неформальное общение.

Ты переписываешься. Особенно много общения происходит с мамами недоношенных деток из Перинатального центра, где я также по совместительству работаю врачом-офтальмологом. Помогая малышам, которым еще три месяца в маме расти, а они уже решили всех осчастливить. У них тоже бывают проблемы с глазами, которые надо решать быстро.

"Обнуляюсь"

Как вы предпочитаете отдыхать на выходных или отпуске?

- У мужа такая профессия, он кардиохирург, что он видит, в отличие от меня, и смерть тоже. Я вижу, как он переживает. Поэтому, когда наступает возможность отдохнуть, – мы стараемся уехать, мы много путешествуем. Мы занимаемся активным отдыхом, в частности, дайвингом, и это позволяет обнулиться.

Знакомые спрашивают, как ты этим занимаешься? Особенно когда ты рассказываешь, как поплавал с большой китовой акулой.

Эти сильные эмоции вытесняют все остальные эмоции. То есть ты уезжаешь в отпуск и возвращаешься как чистый лист. Можно снова начинать отдавать себя.

Путешествуем мы самостоятельно: покупаем билеты, заказываем отели, планируем маршруты…

В год удается совершить 2-3 таких путешествия.

Правда, пока мы путешествуем, дома остаются два кота, которые на время перебираются "под крыло" нашей бабушки.


P.S.

Уже в конце нашего разговора Юля рассказала притчу о больном мальчике и докторе.

- В реанимационной палате лежал мальчик, спасти его могло только чудо. И тогда отец сказал доктору-реаниматологу: я буду молиться о здоровье сына, а ты делай то, что должен. Случится чудо – значит так угодно Богу, но ты не останавливайся, делай, иначе как Бог сможет помочь – ведь других рук у Бога нету.

Рина Васильева

Лицензия №ЛО-10-01-000517 от 25.07.2019 Росздравнадзор

На правах рекламы

Комментарии

Гость
Выбор читателей

Аналитика

22.10.2019 13:43
Обществоведение
Почему одни люди, не имеющие собственного жилья, годами снимают чужие квартиры, а другие смело идут за ипотечным кредитом и обзаводятся собственным жильем?

Чтиво

22.10.2019 12:30
Без политики
"Спина горит огнём", "кол в спине", "в шею вступило", "руку отняло", "не разогнуться" — эти "пытки" знакомы почти каждому человеку, боль в спине не щадит никого.

Опрос

Поддерживаете ли вы отмену моратория на смертную казнь?