Детский омбудсмен Карелии объяснил отсутствие нарушений прав детей в республике

Аналитика. Обществоведение
09:49, 27 Сентября 2023
фото: Пресс-служба ЗС РК

Доклад Уполномоченного по правам ребенка спровоцировал несколько критических комментариев

Итак, впервые за пять лет Геннадий Сараев выступил с докладом с парламентской трибуны – это произошло на пленарном заседания Законодательного собрания Карелии на прошлой неделе. Отчет занял рекордные 10 минут, за которые Сараев ни о чем не отчитывался: он просто рассказал депутатам, что представляет собой его должность и его работа. Свой поступок он объяснил тем, что впервые получил возможность официально выступить перед народными избранниками. Что же касается отчета, то он давно опубликован и находится в открытом доступе, так же, как и отчеты  за предыдущие годы. 

Это, кстати, дало повод задуматься над эффективностью некоторых депутатских решений. Если документ общедоступен – зачем было менять закон и прописывать в нем обязанность выступления перед депутатами? Нет сомнений, что омбудсмена можно пригласить в ЗС в любой момент, и он обязательно придет и ответит на вопросы – также как любой министр или член правительства.

Пока же парламентарии отнеслись к презентации доклада весьма благосклонно. Видно, что работа детского омбудсмена их действительно интересует, Сараеву пришлось больше получаса отвечать на вопросы.

Кстати, первой же темой для ответа стала дикая история, произошедшая две недели назад в Пудоже.

Читайте по теме: «Избившая сверстницу девочка из Пудожа оказалась дальней родственницей потерпевшей».

Мы попросили детского омбудсмена объяснить, почему этот случай – далеко не первый – вызвал такой интерес у общественности.

«Мне кажется, что многие взрослые люди живут в иллюзиях о детях, - говорит Сараев. - Они не в состоянии себе представить, что девочки могут подраться и быть жестокими друг другу. Когда они видят это на видео, для них это откровение, которое приводит их в шок. А для многих это норма: они регулярно видят насилие со стороны взрослых, со стороны детей, которые бьются не до первой крови, а до серьезных повреждений. И мне кажется, что многие взрослые, увидев это, столкнулись с реальным миром. Их этот мир их испугал».

Но, возвращаясь к форме взаимодействия Уполномоченного с народными избранниками, мы столкнулись с казусом: детский омбудсмен отчитываться вообще не должен.

«По закону Уполномоченный является лицом независимым и неподотчетным, - объясняет Геннадий Сараев. – Так же, как и суд. Некоторые депутаты мне заявили: мол, мы тебя назначаем, поэтому мы имеем право спросить с тебя отчет. Я говорю: подождите, вы судей ведь тоже назначаете? Вы и судей будете вызывать и спрашивать, почему принял то или иное решение?.. Уполномоченный, в отличие от депутата, принимает присягу, в который он клянется действовать в рамках действующего законодательства и согласно своей совести. Как раз норма неподотчетности и независимости предполагает, что у человека безупречная репутация, у него  есть определенный опыт, он что он будет опираться на совесть, потому что независимость и неподачёкность предполагают автономность в принятии решений».

Тем не менее, омбудсмен готов рассказывать о своей работе каждому, кто спросит, пользуясь любой возможностью донести до властей и общественности ситуацию, которая складывается в республике в вопросах детства. И вывод, который он сделал за годы работы, многих озадачил.

«Права детей в Карелии нарушить крайне сложно, и я не выявил за время своей деятельности нарушение прав ребенка, - говорит Сараев. - Потому что нужно понимать, что есть права, а есть свободы. И нарушить право ребенка может только государство».

Как поясняет детский омбудсмен, нужно разделять понятия нарушения прав и правонарушения. Правонарушение в отношении ребенка может совершить либо физическое лицо, либо должностное, либо вообще государство. Но когда мы говорим про нарушение права, мы говорим про нарушение именно со стороны государства.

Допустим, государство принимает решение о том, чтобы лишить детей-сирот права на получение квартиры. Это было бы нарушение права ребенка жилье. Или, допустим, было принято решение об отказе в обучении детей с инвалидностью – тогда бы государство через закон лишило права ребенка на образование, хотя у нас в Конвенции о правах ребенка сказано, что каждый ребенок имеет право на образование.

«Бывает ситуация, когда право существует, но оно не реализуется, - приводит свой пример Сараев. - Как это было в начале учебного года в Питкярантском районе, когда отсутствовал подвоз детей. То есть никто же права ребенка на образование не ограничивал, закон не менял – просто он не исполнялся. И на защиту закона стала прокуратура , чтобы восстановить реализацию права на образование. Ровно то же самое было в пандемию: мы пожертвовали образованием ради здоровья. То есть имеется еще и приоритет прав…».

Впрочем, иногда ситуация действительно выходит за рамки, как это случилось в Суоярви, где попытались оптимизировать детский сад. После вмешательства детского омбудсмена и прокуратуры детский сад удалось отстоять.

Уполномоченный признает, что все это сложно понять обывателю без юридического образования, имеющего только представления либо какие-то внутренние установки на понятия «право» и «защита». Но все довольно просто: надо смотреть закон. Если в законе право не прописано - что мы защищаем? На что мы ссылаемся? На собственное представление?

Критики детского омбудсмена постоянно приводят в пример оптимизацию школ и детских садов, которую, по их мнению, Уполномоченный должен прекратить. Сараев парирует: в условиях оптимизации ни разу не было нарушено право на образование. В случае закрытия одной школы принимались необходимые меры для того, чтобы дети ходили в другую.

«Родители выступали в основном против подвоза, - напоминает он. - Они считали нарушением прав ребенка то, что он будет находиться где-то в другом населенном пункте за 10 километров. При этом такой вопрос не встает, когда Петрозаводске школьник из одного микрорайона ездит в другой, причем на общественном транспорте! А перед этим должен самостоятельно дойти до остановки.

Правда, когда речь о том, чтобы организовать подвоз, возникает еще один момент — это качество дорог. И здесь я должен согласиться оппонентами: принимая решение об оптимизации школы, необходимо создать условия, которые позволяют сделать подвоз безопасным и комфортным».

Конкретный пример: в Суоярви безопасного пути к детскому саду, расположенному в другом микрорайоне города, не было. И в этом случае детский омбудсмен выступил категорически против оптимизации садика, который был ближе – и его удалось отстоять. 

К сожалению, это полномочие органов местного самоуправления. У Уполномоченного нет права вето на решения органов местного самоуправления или администрации образовательного учреждения, все приходится делать через прокуратуру. Этого права омбудсмену очень не хватает, хотя он понимает, насколько осторожно нужно им пользоваться.

Другой вопрос – отсутствие права законодательной инициативы. Оно сегодня есть у депутата, у губернатора, даже у некоммерческих организаций, но не у детского омбудсмена.

«Я считаю это неправильным, поскольку в данном случае Уполномоченный на основании работы с конкретными случаями может самостоятельно сформулировать определенные изменения в законодательстве. На сегодня я могу сделать это только либо через главу республики, либо через депутатов. И те и другие смотрят на мои предложения сквозь призму своего личного представления о возможности либо невозможности. Поэтому здесь, я считаю, принцип независимости слегка нарушен».

Исправить положение могут только карельские парламентарии: право вето и законодательной инициативы должны быть прописаны в конституции. Учитывая, что у Геннадия Сараева впереди еще 4 года работы, он не теряет надежды получить два таких эффективных инструмента.

На сегодня работа Уполномоченного по правам ребенка в Карелии держится только на  его профессиональном опыте, личном авторитете и наработанных связях. Никаких правовых рычагов работы с властью у него нет. И если эти рычаги ему не дать – не исключено, что отчитываться ему опять придется не о системной работе, а о личном участии в разрешении сложнейших жизненных ситуаций.

Максим Берштейн

 

Подписаться
А вы знали? У нас есть свой Телеграм-канал.
Все главное - здесь: #stolicaonego

Комментарии

Уважаемые читатели! В связи с напряженной внешнеполитической обстановкой мы временно закрываем возможность комментирования на нашем сайте.

Спасибо за понимание

Выбор читателей

Аналитика

02.07.2024 18:40
Обществоведение
В последние годы правительство республики Карелия активно поддерживает молодых учёных, способствуя их научным исследованиям и инновационным разработкам.