Аналитика. Обществоведение
13:39, 03 Апреля 2019
фото: Олег Реут

"Это – наше болото"

Побывали в местечке Шиес в соседней с Карелией Архангельской области. Сегодня это самая горячая точка эко-протеста в России.

В июле 2018 года на небольшой станции Шиес в Ленском районе Архангельской области началось строительство огромного мусорного полигона. Против реализации этого проекта выступили как местные жители, так и эко-активисты по всей стране. Многие из них объединились в Комитет спасения Урдомы.

В декабре они открыли на Шиесе круглосуточную вахту. Каждый день туда приезжают добровольцы из Архангельской области и Республики Коми. По периметру территории, где идёт строительство и на подъездных дорогах, волонтёры организовали несколько блокпостов.

Сегодня Шиес – самая горячая точка эко-протеста в России. Автор этих строк стал одним из участников блог-тура, организованного в Урдому и Шиес. Конечно, было интересно на месте разобраться в причинах, по которым протест только усиливается, сравнить происходящее там с событиями, разворачивающимися в Сунском бору в 2016-2017 гг.

"Хоть на Красную площадь"

Идея строительства огромного мусорного полигона появилась в столице. Ежегодно количество москвичей увеличивается на несколько сотен тысяч человек. Разрастается город и территориально. Новая Москва "отхватила" огромную площадь в области. То, что позавчера было пригородом, вчера стало окраиной, а сегодня там открыли станцию метро. Мегаполис генерирует тонны мусора ежедневно. Вывозить его в Московскую область нет никакого смысла. Да и жители там мгновенно выходят на акции протеста, как только узнают о возможной корректировке генплана или о переводе земель из одной категории в другую.

Неудивительно, что в высоких кабинетах выбор пал на далёкий Шиес. Это кажущийся столь далёким Север. Железнодорожное направление Москва – Воркута. Совсем небольшая станция. Никаких деревень и поселений в радиусе десяти километров нет. В конечном счёте, надо ведь мусор куда-то свозить и складировать.

Несколько странно, но проект получил название "экотехнопарк". Хотя, конечно, ничего ни от технопарка, ни от экопарка здесь не планируется. Это можно назвать гигантской свалкой, можно полигоном. В реализации проекта заинтересована администрация губернатора Архангельской области. Предварительная стоимость вложений в проект превышает 10 млрд. рублей. Деньги для региона более чем значительные.

Происходящее пока называется стройкой. Хотя с этим есть странности. Не так давно публичным стало заключение прокуратуры, которая вместо стройки установила "признаки строительства". Так, например, есть многометровый металлический забор, но нет вывески, информирующей о названии объекта, генподрядчике и сроках выполнения работ.

Часть участка арендует РЖД. Очевидно, что компания ответственна за организацию регулярного железнодорожного сообщения, приём и выгрузку десятков, а может и сотен вагонов в месяц.

Вторая часть участка представляет собой первый этап площадки для складирования. На 30 гектарах, переданных в управление ООО "Технопарк", лес уже вырублен, идёт подготовка территории. Довольно заболоченную местность планируется осушить, затем сформировать многометровый слой из щебня. Сам мусор будет поступать упакованным в пластиковую плёнку.

Местные жители считают, что по проекту площадь полигона будет доведена до 300 га, а потом до 5000. Срок эксплуатации – 20 лет. Как циничные воспринимаются слова одного  из руководителей областного правительства о том, что "через двадцать лет этот мусор шведы покупать будут, они уже сейчас покупают в Норвегии, потом и российский пойдёт".

Надо отметить, что у эко-активистов ответа на вопрос о том, куда москвичам свозить мусор, нет. Не один раз приходилось слышать: "Хоть на Красную площадь". Понятно, что против полигона твёрдых отходов выступают все территории, но своеобразный региональный эгоизм не самый лучший помощник при решении, казалось бы, государственной задачи.

Работы на стройки идут как-то неторопливо. Местные объясняют это тем, что до настоящего времени нет никаких разрешительных документов. "Получат нужные бумаги, тогда здесь начнётся".

Строительную технику, ангар и двухэтажное общежитие охраняют сотрудники частного охранного предприятия. Около ста мужчин в форме с шевронами ЧОП "Гарант безопасности". Все экипированы в чёрные одежды. С дубинками, рациями, смартфонами и видеорегистраторами. При подходе журналистов и блогеров чоповцы мгновенно начинают вести видеозапись.

Местные жители воспроизводят слова одного из охранников о том, что "Гарант безопасности" направили в командировку на месяц. Работа, по его мнению, нормальная. 12 часов смены, 12 часов отдыха. Платят 3000 рублей в сутки.

Среди противников стройки расхоже мнение, что часть охранников – переодетые сотрудники Росгвардии. Объясняется это тем, что "человек тридцать из них по утрам всегда бегают строем и делают силовые упражнения", а ещё "старший показывал удостоверение, а выдано оно Росгвардией по Московской области". Одновременно устойчиво и противоположное мнение: "Эти все – ряженные какие-то. У кого берцы, а у кого просто ботинки обычные. Выправки никакой нет. И выпивают, наверняка, часто. Понимают, что нехорошее дело тут". 

Всегда за Путина голосовали

В Карелии нет таких поселков, как Урдома. Посёлок – очень крепкий. Новая школа. Новое ведомственное жильё. Несколько новых гостиниц. "Газпром Трансгаз Ухта" не просто даёт работу. Компания десятилетиями формировала патернализм в отношении государства и его госкорпораций.

Надежда на то, что российский президент просто не знает о беде в Шиесе, ему нужно донести, сообщить, рассказать, а уж он точно отменит проект, является доминирующей во всех разговорах. "Мы же всегда на выборы ходили. Всегда за Путина голосовали". Представить, а точнее поверить в то, что Путин, наверняка, про Шиес знает и отменять ничего не намерен, жители Урдомы не хотят. А может и не могут.

Несколько лет назад они стали практиковать раздельный мусор. Начинали с простого. Бумагу и стекло отдельно, вредные батарейки отдельно, органику отдельно. Договорились отвозить старые вещи в Сыктывкар – например, передавать в организации, которые занимаются бездомными животными. Идущее снизу движение развилось. "Люди вместе, мусор раздельный".

Начавшаяся на Шиесе стройка стала просто шоком. "Нам хочется сделать всё чище, так, чтобы у нас (в посёлке) красиво было. А тут такое началось". "Мы живём в цивилизованном мире. Всё теперь в Интернете есть. Экология должна быть на первом месте, а не экономика".

В ходе разговора постоянно шло заочное пикирование с "варягами". Будь это строители, будь охранники, будь приглашённые чиновники в Архангельске. "Они все завтра уедут, а нам тут и через двадцать лет жить".

"Шиес перелом какой-то сделал. Просто неверие в вертикаль власти. Мы – честный народ, граждане нашего государства. Просто хотим жить. Дышать чистым воздухом. Пить воду свою. Мы думали, у нас государство есть. А тут получается, что и государство, и бандиты какие-то".

Живущим в Урдоме посмотреть на верховную власть критически и непредвзято очень сложно. Тысячами ниточек они встроены или в работу на "Газпром" и "нефтянку", или в бюджетную сферу, которую эти госкомпании фактически поддерживают. Они говорят: "У строителей нет разрешения на использование наших недр". Вот это "наших" и лежит в основе конфликта. Власть и инициаторы проекта свалки не считают природу принадлежащей этим людям, урдомским.

В ходе разговора мне пришлось задать неприятный вопрос: "Почему вы думаете, почему надеетесь, что власть разберётся? Почему надеетесь, что Путин разберётся?". В ответ: "А на кого ещё надеяться? Государство ведь так устроило, что законы защищают тех, кто у власти. А нам что остаётся?".

В речи местных жителей постоянно встречается словосочетание "наши оппоненты". Ими называют, прежде всего, охранников из "Гаранта безопасности", иногда строителей и учредителей экотехнопарка. "Наши же оппоненты – дельцы. Им ничего не надо кроме денег". Получается, что власть, принимающая законы и дающая одобрение на стройку – совершенно абстрактна, а чоповцы – конкретны, вот они, езжай на станцию и сразу увидишь. Поехали и мы.

"Деньги решают все"

Первый блок-пост встречает у автодороги (которой, кстати, как бы и нет, так как она служебная, газпромовская, по ней ездят только по пропускам, но их, в принципе, выдают почти всем местным автовладельцам). Старый покосившийся вагончик. Ритмично гудит генератор, обеспечивая электричеством. Рядом поставлен каркас, на который с трёх сторон натянут брезент. В центре – большой стол. Скамьи из досок. Костёр с кастрюлями. Запасы продуктов питания. Банер "Стоп эко-терроризм". Все волонтёры приветливы. С незнакомыми сразу найдут тему для разговора.

В разговорах все быстро переходят с "вы" на "ты". Рассказывают, что "мусорная мафия под себя всё подминает", "деньги нынче всё решают", "где начинаются большие деньги, так и законы все заканчиваются". Но никакого отчаяния нет. Практически все уверены, что выстоят и победят. "Вот нас сейчас тут восемь человек. Сегодня к вечеру человек тридцать наберётся элементарно. А в выходные вообще много будет".

От первого блок-поста до второго километра два надо идти по заснеженной тропе. В одном месте установлен лист металлического забора. На нём красуется: "Путин, останови стройку!". Тропа изгибается. Подходим. Там – другой вагончик. Уже со спутниковой тарелкой, Интернетом и вынесенной на доске камерой видеонаблюдения. Российский флаг выше всех остальных. Банер "За чистую страну! Архангельск с Россией, а Россия с Архангельском". В двухстах метрах проезжают железнодорожные составы. Все машинисты тепловозов в этом месте дают протяжный сигнал. Активисты сразу машут в ответ.

На вопрос "Что именно тут делаете?" отвечают, что фиксируют нарушения. Именно это на самом деле они воспринимают и как свою миссию, и как повседневную практику. Самая часто встречаемая претензия звучит так: "У них проекта вообще нет, нам ничего не показали, а значит всё происходящее тут вообще незаконно".

Нарушения действительно имеют место. Чтобы на стройке работала техника, на станцию привозили топливо в цистернах. Сливали прямо на месте. Оборудованного тупика нет. Станция для погрузо-разгрузочных работ не открыта. По закону и по здравому смыслу делать так нельзя, так как по соседним путям идут пассажирские составы. После обращений в надзорные органы такую "транспортировку" прекратили. Несколько дней стройка стояла. А потом … прилетел вертолёт.

Это – одна из самых обсуждаемых тем в разговорах. Доставлять топливо канистрами на Ми-8 не просто дорого, а очень дорого. Но в этом видят заинтересованность Москвы, которая "торопится свалку скорее построить".

История с вертолётом очень показательная. Он никогда не прилетал сюда до этого, даже когда была нужна срочная медицинская помощь. "Женщина рожала, все просили, что надо вертолёт вызвать, а власти сказали, что дорого. А для свалки прилетел". Таких примеров несправедливости, на которые местные жители и активисты реагируют очень остро, довольно много.

Переходим через пути и идём вдоль них. Стандартное здание. Дежурная по станции иногда выходит на перрон встретить-проводить проходящие поезда. В соседнем складе оборудовано что-то наподобие пункта полиции, на котором по очереди дежурят местные участковые.


фото: Анастасия Алексеева

Непосредственно у самой станции ограничений на проход нет. Чоповцы стоят в ряд перед поворотом на вымощенную бетонными плитами площадку, на которой расположились самосвалы с московскими и архангельскими номерами. Чуть левее – большой ангар, где, по мнению активистов, хранится привезённое топливо.

Если пройти ещё километр, то будет третий блок-пост. Большая походная палатка. На отдельной скамье заряжаются телефоны, фотоаппараты, радиостанции и фонарики. Воткнутых в снег российских флагов там несколько. Сразу предлагают горячий чай и спрашивают, кто из каких городов приехал. Кстати, про Сунских партизан никто даже не слышал. Расспрашивают.

Необходимость стоять на вахте волонтёры объясняют по-разному, но в основном всё сводится к формуле "Вот представь. Мы с тобой живём в городе на одной площадке. И что? Буду я тебе под дверь мусор носить?".

Подходит активист и начинает раздавать значки. На красном фоне надпись белыми буквами "Поморье – не помойка". Отсюда до Поморья больше тысячи километров, но на несерьёзное замечание об этом местные реагируют активно. "Я так скажу: тут всё связано, тут же болото, тысячи речек. Если всё потечёт – а оно потечёт – так всем плохо будет". Кстати, слоган "Это – наше болото" приходилось слышать не один раз.

Олег Реут
Фото: Олег Реут, Анастасия Алексеева

Комментарии

Жорж
2019-04-04 08:50:47
" Лёд в болоте тронулся " , а О.Реут " расшевелился " .
Серж
2019-04-03 14:17:09
Это конечно не Чехия и Финляндия ( пар-в ) , но всё же молодцы аргангелогородцы , свои права отстаивают .
Гость
Выбор читателей

Аналитика

20.09.2019 13:25
Обществоведение
РПЦ призвала федеральные власти не утверждать новые образовательные стандарты, разработанные министерством просвещения РФ.

Чтиво

19.09.2019 14:18
Без политики
Новая детская клиника "Здравляндия" за несколько месяцев своей работы успела влюбить в себя сотни карельских детишек и заслужить доверие родителей за свой особенный подход к детской медицине.
16.09.2019 11:59

Опрос

Нужно ли в Карелии включать отопление раньше установленных сроков?