ПОСМОТРЕТЬ
Аналитика. Политкухня
14:32, 16 Ноября 2017

Геннадий Сараев: "Узнал о себе много нового и столкнулся с дискриминацией"

Своё первое после избрания Уполномоченным по правам ребёнка в Республике Карелия интервью Геннадий Сараев дал "Столице на Онего".

- Геннадий, можно поздравить?

- Можно. Почему нет? Учитывая, что прошли такие насыщенные и довольно эмоциональные процедуры на всех этапах обсуждения, считаю, что это – успех. Но одновременно это и большой кредит доверия, который получен не только от главы республики и депутатского корпуса, но и от большого количества общественников.

- С избранием всё было честно?

- У меня нет информации, что были какие-то махинации. Так получилось, что в целом в ходе обсуждения узнал о себе много нового, столкнулся с проявлением самой настоящей дискриминации – и по гендерному, и по партийному признаку. Можно даже сказать, что ощутил на себе стигматизацию со стороны некоторых общественных деятелей республики, которые принимали участие в публичном обсуждении. Да, было и навешивание ярлыков "чинуши", "партийного функционера", "едросса". Навесили даже и коллективную ответственность за действия власти в республике.

- А почему так получилось?

- Считаю, что сегодня у многих жителей Карелии есть реальная потребность активного участия в принятии решений, и как раз обсуждение кандидатуры на должность республиканского уполномоченного, сама возможность действенно повлиять на состоявшееся сейчас решение привели к такому оживлённому, хотя, конечно, иногда выходившему за рамки приличия, поведению. С другой стороны, для меня это очень важный и ценный опыт, воспринимаю его как ресурс для личностного роста. Искренне уважаю позицию тех, кто выступал против меня, но одновременно призываю к более, если так можно сказать, "спортивному поведению".

- Сегодня уполномоченный по правам ребёнка – это человек, который создаёт проблемы для власти?

- Уполномоченный – это человек, который представляет интересы ребёнка на всёх уровнях власти, а можно сказать, и в обществе. Это человек, который берёт на себя обязанность быть гарантом защиты прав ребёнка в Карелии. Ежедневная работа уполномоченного связана именно с этим – с защитой интересов несовершеннолетних. Знаете, у нас достаточно много адвокатов и правозащитников, но специалистов, которые могут сегодня в республике системно заниматься реализацией государственной политики в интересах ребёнка, очень не хватает.

- Одна из причин – в дисбалансе власти, а значит и насилия между родителями, школой и ребёнком?

- Да, ведь ребёнок находится в позиции зависимого и слабого. Первыми, кто ответственен за него, являются родители. А уже и ребёнок, и родители должны быть под защитой государства. Кстати, можно сказать и так: работа уполномоченного по правам ребёнка должна строиться в отношении всей семьи. Но это возможно только во взаимодействии с теми институтами, которые сопровождают ребёнка в период всего детства, а это поликлиники, детские сады, школы, дома культуры, детские лагеря. Очень много субъектов включены в систему взаимоотношений в семье. Но самые первые, самые активные и самые ответственные – родители, если их нет, то – опекуны.

- Что Вы ответили бы тем родителям, которые говорят, что они привели ребёнка в школу, и пусть теперь школа и шире – государство несут ответственность за обучение и воспитание?

- Конфликт современных отношений между семьёй и школой – предмет для долгого и, наверное, отдельного разговора. Если быть кратким, то должен сказать, что, к сожалению, сейчас, когда мы живём в условиях рыночной экономики, в которых есть такие термины, как товары и услуги, образование действительно стало восприниматься многими в качестве услуги. С этим я категорически не согласен. Считаю, что образование, по большому счёту, есть служение государству, а учитель в таких обстоятельствах должен быть государственным служащим, поскольку на него ложится по сути государственная ответственность за обучение и воспитание гражданина. Конечно, семья также ответственна за обучение и воспитание, но уже – личности. Если так можно сформулировать, то школа передаёт опыт страны, воспитывает гражданина, родители – опыт семьи, формируют личность. Они занимаются одним и тем же. Масштабы – разные: история нации и история семьи.

- Но на практике…

- На практике возникает вопрос о делегировании ответственности от родителей школе и от школы родителям. Отсюда, кстати, и проблемы в понимании образования как услуги. Но кто, кому и какую услугу оказывает? Считаю, что семья и школа просто обязаны объединить свои ресурсы и чётко определить участие родителей и школы в совместном воспитании ребёнка.

- Как быть с теми, у кого нет семьи?

- А так не должно быть! Каждый ребёнок должен быть в семье. У меня жёсткая позиция – в России должно быть деинституционализировано сиротство. Все дети должны быть в семьях. Даже если мы говорим о профессиональных приёмных семьях. Они должны быть готовы к тому, чтобы принять ребёнка. Вот в таком случае мы и скажем, что каждый ребёнок находится в семье. Если мы в Карелии кардинально изменим ситуацию в этом плане, то смогу считать это заслугой.

- Взрослые понимают ребёнка?

- Далеко не всегда. Взрослые быстро забывают, что сами были детьми. Меня удивляют некоторые родители, которые наказывают упавшего в грязь ребёнка за то, что он, например, испачкал одежду. Ведь они забывают, что нет развития без таких падений и такого обучения, что только так дети смогут стать взрослыми. Нельзя лишать ребёнка права на ошибку.

- Но разве мы, родители, не хотим обезопасить своих детей?

- Первая и главная функция родителей – безопасность ребёнка с момента его рождения. При этом очень важно понимать, что в какой-то момент ребёнка необходимо отпустить, а самим отдалиться, подготовив его к вступлению в новый мир. В этом и заключается родительская мудрость, осознанность ответственности.

- Современные технологии – это зло?

- Современные технологии – реальность, а реальность не может быть злом. Современные технологии – это и риски, и возможности. Их можно использовать как во благо, так и во вред. Ведь и огонь может согревать, а может обжигать.

- Почему взрослые и дети имеют столь разные представления о рисках, которые существуют, например, в Интернете?

- Мне иногда кажется, что современные дети имеют куда более адекватные представления об Интернет-рисках, чем многие взрослые…

- Я имею в виду ситуацию, которую наблюдал весной этого года. Был семинар по обсуждению проблем детского суицида под влиянием Интернета. Сотрудник прокуратуры говорил, что в Карелии всё хорошо, чиновник Роскомнадзора о том, что они постоянно выявляют и закрывают плохие сайты, полицейский о том, что они борются, но ничто не может заменить любовь в семье, какой-то активный общественник призывал постить в Интернете больше хорошего и доброго, тогда и плохого станет меньше. Но по результату-то осталось только впечатление, что практически никто не понимает, что происходит.

- Повторюсь, наши дети более эффективно используют и Интернет, и коммуникационные возможности смартфонов, чем многие взрослые. Для них это – инструмент ежедневного общения, а вот для взрослых – уход в другую реальность. Поэтому я, конечно, разграничивал бы подходы в понимании имеющихся проблем поведения детей и взрослых в Интернете.

- В Карелии есть специалисты, которые разделяют такое видение современной ситуации?

- Да, конечно, они есть. Рад, что начала действовать рабочая группа по детской информационной безопасности при Законодательном собрании Карелии. Считаю, что в самое ближайшее время обязан инициировать заседание этой группы, чтобы высказать свою позицию и ещё раз услышать мнение специалистов. Надо сообща решать, как действовать дальше.

- Ваше отношение к руферам.

- Подростки – и я в своё время тоже – всегда стремились к определённому экстриму, в этом реализуется потребность к самовыражению. Ну и к получению порой необходимой порции адреналина. У нас были одни формы – рокеры, панки, вызывающие одежды и поведение, я, например, был стилягой, мне нравилась и музыка, и стиль одежды. В настоящее время в молодёжную моду вошли более рискованные способы самовыражения. При этом появилась возможность посредством Интернета удивить весь мир, а чтобы это сделать, порой нужно что-то на грани возможного и разумного. Я бы добавил: к сожалению. Поэтому и руферы хотят удивить мир, однако этому есть альтернатива.

- Спорт?

- Да, современный спорт, такой, который мог бы по праву быть популярным в молодёжной среде. Вообще я вижу задачу и для себя, и для государства в том, чтобы создавать условия, в которых подростки могли себя проявить, самовыразиться в максимально приемлемых формах, что часто означает – в более безопасных.

- А Вы честный человек?

- Да, относительно. По крайней мере, стараюсь говорить правду.

- Есть ли что-то, за что Вам стыдно?

- Безусловно. В жизни у каждого есть события, за которые действительно неловко, а порой и стыдно. У меня были ситуации, когда, как теперь понимаю, я спасовал.

- Есть что-то, чем Вы гордитесь?

- Горжусь тем, что реализовал проект музея для семьи, и в Петрозаводске появилась интерактивная музейная комната, куда приходит семьи с маленькими детьми … Но если по большому счёту, то я очень горжусь своей семьей.

- Партийный этап профессиональной картеры закончен?

– Освобождаю должность руководителя исполкома и, соответственно выхожу, из всех руководящих органов партии. Я должен буду приостановить и своё в ней членство, так как считаю, что в работе уполномоченного по правам ребёнка обязан взаимодействовать со всеми общественно-политическими силами республики и абсолютно не иметь никаких прямых обязательств перед какой-либо партийно-политической силой. Если мы даже теоретически говорим о возможной зависимости от позиции одной партии по некоторым принципиальным вопросам, то должен сказать, что считаю своим долгом сделать всё, чтобы выстроить диалог со всеми партиями и со всеми институтами. Уверен, что смогу использовать ресурс всех участников, заинтересованных в совместной деятельности в интересах ребёнка.

- Геннадий, читателям очень интересны Ваши блиц-ответы.

– Давайте.

- Москва или Питер?

- Питер.

- Киев или Минск?

- Киев.

- Новый год или 9 мая?

- Новый год.

- Крым или хамон?

- Что такое "хамон"?

- Свобода или колбаса?

- Свобода.

- Электроник или Том Сойер?

- Том Сойер.

- Оxxxymiron и Гнойный?

- Не моя тема. Пока не силён.

- Карелия или Karjala?

- Карелия.

Олег Реут, политолог, публицист

Комментарии

Доктор Лень
2017-11-22 12:50:26
"..столкнулся с дискриминацией.." Не ушибся?
grigorjev
2017-11-16 16:07:41
Темный лес с обеих сторон. Много слов ни о чем. Самое смешное, говоруны не знают Конституцию Карелии. Статья 1 - Карелия и Карьяла. Терминами не владеют. Дискриминация у гражданина? А когда народ, основатель республики, подвергается глобальной дискриминации со стороны властей!?
КАРЬЯЛА - позор на весь мир! Тысячи граждан по национальному признаку, ГНЕТ!!!! Это как??? по русски - хрен редьки не слаще...
Гость

Чтиво

07.12.2017 11:20
Личное мнение
В чем заключается мудрость принятого МОК решения об отстранении России от Олимпиады из-за допинга? Мнение Олега Реута.

Опрос

Какую сумму вы планируете потратить на новогодние подарки?