890x80

Куда пропала взятка

Аналитика. Обществоведение
13:33, 23 Января 2020
фото: "Столица на Онего"
Загрузка...

В Управлении следственного комитета по Карелии потерялись 165 тысяч рублей, являющихся вещественным доказательством по делу о взятке.

В городском суде Петрозаводска судья Наталья Чернобай приступила к рассмотрению гражданского дела по иску Следственного комитета РФ к бывшему следователю, а ныне адвокату Роману Масалеву о возмещении ущерба.


Столица на Онего

В судебном заседании приняли участие представитель Следкома Карелии Максим Степкин со стороны истца и бывший следователь этого же ведомства, адвокат Роман Масалев в качестве ответчика. Третьим лицом по делу привлечен представитель Минфина РФ Александр Пехота.

"Деньги обнаружены не были"

В ходе судебного заседания представитель истца, следователь Степкин рассказал суть претензий к ответчику, бывшему коллеге Масалеву.

По словам Максима Степкина, 7 сентября 2007 года между ответчиком и Следственным комитетом был заключен договор, согласно которому Роман Масалев был принят на государственную должность следователя. В ходе служебной деятельности Масалев назначался на разные должности, в должности старшего следователя следственного управления по Петрозаводску он исполнял обязанности до 1 февраля 2019 года.

"С 9 июля 2017 года по 16 ноября 2018 года Масалев расследовал дело по факту дачи взятки главе администрации Олонецкого городского поселения Сергею Прокопьеву, - объяснил Степкин. - В ходе расследования по указанному уголовному делу были изъяты денежные средства – взятка в размере 165 тысяч 600 рублей. Указанные деньги были переданы Масалеву вместе с материалами уголовного дела. 30 июля 2018 года денежные средства были осмотрены Масалевым в соответствии с положением Уголовно-процессуального кодекса. А 31 августа 2018 года деньги были признаны вещественным доказательством по уголовному делу с определением места хранения в камере хранения вещественных доказательств следственного отдела по городу Петрозаводску. В нарушение действующей инструкции о порядке изъятия, учета, хранения и передачи вещественных доказательств данные денежные средства фактически в камеру вещественных доказательств либо абонированную банковскую ячейку Масалевым не сдавались, а в нарушение инструкции хранились в его служебном сейфе. Данные деньги вплоть до увольнения Масалева из органов Следственного комитета ни руководству ведомства, ни другим сотрудникам отдела Масалевым не передавались. При увольнении из органов Следственного комитета Масалев подписал обходной лист о сдаче всех материальных ценностей и таким образом ввел в заблуждение относительно местонахождения денег в камере вещдоков в Петрозаводске, когда фактически они хранились в его сейфе. Допущенное Масалевым нарушение инструкции и халатное отношение привели к утрате указанных денег. До настоящего времени деньги обнаружены не были. В соответствии с приговором Петрозаводского городского суда по уголовному делу о даче взятки Прокопьеву на основании части 1 статьи 104 прим.1 указанные деньги, переданные в качестве взятки, признаны вещественными доказательствами и подлежат конфискации и принудительному безвозмездному изъятию в обращение в собственность государства. На основании исполнительного листа эти деньги необходимо конфисковать и обратить в собственность государства".


Столица на Онего

Как отметил в ходе судебного заседания представитель истца Максим Степкин, 1 февраля 2019 года Роман Масалев был уволен из органов в связи с выходом на пенсию. В соответствии с Положением трудового договора, заключенного между Масалевым и Следственным управлением, он обязан соблюдать установленный порядок хранения документов и материальных ценностей.

"Мы считаем, - заявил Степкин, - что с учетом решения суда, вступившего в законную силу, о том, что эти деньги необходимо передать в доход государства, конфисковать, ущерб причинен Российской Федерации в лице работодателя – управления Следственного комитета по республике Карелия и выразился в нарушении инструкции и трудового договора. Приказом председателя Следкома РФ об осуществлении полномочий главного администратора доходов федерального бюджета в системе Следственного комитета России мы уполномочены отправлять иски в суды по взысканию денег с виновных лиц. Таким образом, считаем, что Масалевым причинен ущерб государству в сумме 165,6 тыс. рублей. И просим взыскать указанные денежные средства с Масалева в пользу следственного комитета для их последующего перечисления в доход федерального бюджета в целях исполнения приговора Петрозаводского городского суда".

Степкин сказал, что перед отправлением иска в суд Масалеву была направлена претензия, ответом на которую стал обходной лист.

"Масалев не пытался возместить ущерб, до настоящего времени деньги не возращены", - возмутился в судебном заседании следователь Степкин.


© ИТАР-ТАСС/Митя Алешковский

 "Кто-нибудь проверял наличие денег?"

Заслушав аргументы по иску, судья Наталья Чернобай уточнила у Максима Степкина, как так получилось, что Масалев уволился, обходной лист ему подписали, а наличие денег в сейфе никто не проверил.

- Кто осуществлял изъятие денег? - спросила судья у Степкина.

- Следователь В. изъял и передал Масалеву вместе с материалами уголовного дела как вещдоки, - объяснил Степкин.

– Место их хранения не было определено, и следователь Масалев сам определил местом их хранения свой сейф.

- Он хранил деньги у себя? – уточнила Наталья Чернобай.

- Он нарушил инструкцию и не сдал вещдоки в ячейку, - пояснил Максим Степкин.

- Масалев год хранил деньги в своем сейфе? – еще раз задала уточняющий вопрос судья.

- Дело о даче взятки главе администрации Олонецкого района Прокопьеву было возбуждено в июле 2018-го. 31 августа 2018 года суд вынес постановление о приобщении к делу вещественных доказательств, определив местом хранения вещдоков камеру, но Масалев продолжил хранить их в своем сейфе. А написал, что вещдоки хранятся в камере вещдоков управления Следственного комитета по Петрозаводску.

- Откуда узнали, что деньги он не сдал в камеру хранения, а в сейфе у себя хранит?

- Он сам сказал. Он уголовное дело расследовал и показания давал в рамках уголовного дела. Масалев работал в группе и передавал дело два раза, но только материалы по уголовному делу, без денег. Так, 28 сентября 2018 года дело было передано следователю Ф., а 25 октября 2018 года следователю Т. 16 ноября 2018 следователь Т. направила дело в прокуратуру.

- А почему деньги как вещдоки с материалами дела не передавались?

- Вещдоки были уже исследованы и для проведения дальнейшего расследования не требовались, - сказал следователь Максим Степкин судье.

Посмотрев на внушительный список имен под обходным листом, Наталья Чернобай задала еще один, наверное, основной вопрос:

- При подписании обходного листа кто-нибудь проверял наличие денег в камере хранения или в сейфе Масалева?

Отвечать на этот вопрос представитель истца Максим Степкин начал издалека, сообщив, что непосредственно открыли сейф и проверили наличие денег в нем, только после того как вышло постановление о прекращении уголовного дела о даче взятки главе администрации Олонецкого района Сергею Прокопьеву, когда по закону необходимо было изъятые деньги вернуть в собственность государства.

"Был приговор, - сказал следователь Степкин. - Исполнительный лист. Заглянули - денег нет. Стали проверять. По постановлению они в камере, а в камере нет, и туда не сдавались. Возбудили уголовное дело по факту халатности. Расследовали, установили обстоятельства, что Масалев их в камеру не сдавал. Денег не передавал, не сдавал никому. То есть если бы он не нарушил инструкцию, а передал деньги, как необходимо, в камеру хранения, то они бы сохранились. А теперь их нет ни в сейфе, ни в камере, ни в банковской ячейке. Они утрачены. 11 сентября 2019 года вышло постановление о прекращении уголовного дела. Следователь второго отдела по особо важным делам выявил, что Масалевым было допущено грубое нарушение инструкции, что повлекло утрату вещдоков. В связи с тем, что ущерб составляет менее 1,5 млн, вынесли решение что в действиях Масалева нет состава преступления. Не установлено, что он украл эти деньги или кто-то еще их украл.  

"Деньги не утрачены, а похищены"

Внимательно заслушав своего бывшего коллегу Максима Степкина, Роман Масалев заявил, что исковых требований не признает.

Роман Масалев поинтересовался, на самом ли деле камера хранения вещдоков в следственном управлении Петрозаводска оборудована, согласно инструкции, и имеет сейф для ценных вещей?

На данный вопрос Максим Степкин ответил уклончиво, сказав: "Вы, наверное, знаете ответ. Имеется ячейка банковская, можно туда было сдать. Камера хранения тоже соответствует".

Здесь Масалев пояснил судье, что хранение ценных вещдоков в служебных сейфах следователей – "обычная практика".

"Это распространенная практика, руководитель следственного управления на момент расследования и на момент отправления дела в суд знал, что вещдоки в сейфе, - сказал Масалев. - Все следователи вещдоки в сейфе хранят. Когда мне следователь В. передал деньги для сохранности, он никакого протокола не оформлял, он просто доверился мне, и я выполнил все, что должен был: убрал их в сейф, и не оспариваю факт передачи мне на хранение ценных вещдоков. При передаче материалов дела следователям Ф. и Т. денежные средства и другие вещдоки по делу о даче взятки Прокопьеву я не передавал, так как меня никто об этом не просил".

Далее Масалев обратил внимание на временной отрезок между обнаружением пропажи и возбуждением уголовного дела.

"Факт отсутствия данных вещественных доказательств как в камере хранения, так и в моем служебном сейфе произошел 9 апреля 2019 года, а дело возбуждено 27 мая 2019 года. Что происходило все это время?" – задал вопрос Роман Масалев следователю Максиму Степкину.

"Проводилась процессуальная проверка", - ответил представитель истца Степкин.

"Исковые требования я не признаю, - заявил ответчик. – Считаю, что у нас ненадлежащий истец в деле, во-вторых, если кратко, то ссылка истца на нормы Трудового кодекса о полной материальной ответственности работника не являются обоснованными, поскольку договор о полной материальной ответственности со мной не заключался.


sledcom.ru

Далее по поводу моей причастности по делу об утрате денег. Здесь имеет место подмена понятий. Деньги не утрачены, а похищены после моего увольнения. Эту позицию я заявил сразу. Сторона истца проверку по данному факту необоснованно затянула. Приговор в отношении взяткодательницы по делу Прокопьева поступил в Петрозаводск для исполнения в конце февраля 2019 года, примерно через месяц после моего увольнения. Соответственно, в частном порядке ко мне обращались сотрудники следственного отдела, которые спросили, где деньги. Я сказал, что в сейфе, где и были до моего увольнения, но мне ответили, что их там нет. Я сказал: ищите. Но Комиссаров, руководитель следственного отдела, доложил об этом факте в следственное управление только 8 апреля 2019 года. Более чем через месяц, как эта ситуация стала известна. И только 26 апреля 2019 года зарегистрировано сообщение о преступлении и после 30-дневной доследственной проверки возбуждено уголовное дело, по которому я прохожу в качестве свидетеля. Я дал подробные показания по данному факту. У меня в квартире производился обыск. У меня изымались телефоны, имущество, в том числе компьютер, но свидетельство того, что я эти деньги украл или присвоил, не добыто.

По поводу прекращения уголовного дела. Я с данным постановлением ознакомлен и готов его обжаловать, поскольку со следователями не согласен. Жалоба прокурора еще не разрешена. Данное постановление значения не имеет и должно рассматриваться".

В ходе заседания Роман Масалев рассказал, как увольнялся с работы и подписывал обходной лист.

"Уволен я был 1 февраля, это была пятница, - пояснил ответчик. - Руководитель следственного отдела Комиссаров саботировал у меня принятие материальных ценностей, в результате я, будучи гражданским лицом, не сотрудником следственного управления, вынужден был прийти на работу для того, чтобы подписывать обходной. Комиссаров принял у меня дела и ценности, в том числе кабинет со всем, что там находилось. В кабинете был сейф, в котором находились вещдоки по различным уголовным делам. Там они лежали потому, что камера хранения в следственном управлении не соответствует требованиям инструкции: там ни сигнализации, ни сейфов для хранения. На счет я деньги эти не перевел, так как не было оснований. Соответственно инструкции, деньги на счет переводятся только в том случае, если их индивидуальные признаки не имеют значения для уголовного дела. По тому делу индивидуальные признаки были зафиксированы на месте происшествия, поэтому основание зачислять их на счет отсутствовало. А про банковскую ячейку я банально не знал. Деньги остались лежать в сейфе еще и потому, что материалы уголовного дело о даче взятки Прокопьеву направлялись в суд не мной. Я все сдал, ключ от сейфа и кабинета передал Комиссарову, подписал обходной и ушел".

Роман Масалев обратился к суду с просьбой истребовать в следственном управлении в полном объеме материалы уголовного дела для исследования в суде.

"Будем исследовать, разбираться, кто виноват в том, что деньги похищены, сказал Масалев. - Решение принято двоякое. Считаю, что постановление выносилось в целом на обращение в суд и здесь следственное управление забегает вперед".

Судья Наталья Чернобай назначила следующее заседание на 6 февраля, куда планируется пригласить руководителя следственного отдела Комиссарова для дачи показаний по делу.

Ира Меркова

 

Подписаться
А вы знали? У нас есть свой Телеграм-канал.
Все главное - здесь: #stolicaonego

Комментарии

Гость
Выбор читателей

Чтиво

29.05.2020 13:32
Без политики
"Клиники на Чайкиной" открывают запись на экспресс-анализ на антитела IgM и IgG к коронавирусу COVID-19 с применением высокочувствительной тест-системы SARS-CoV-2 Antibody Test.