ПОСМОТРЕТЬ
Аналитика. Обществоведение
10:05, 17 Октября 2018

"Свалка нас душит"

Журналист "Столицы на Онего" съездила на горящую свалку мусора в Пряже и узнала, что сейчас происходит в поселке и на месте возгорания.

Сизый дым над Пряжей

Свалка бытовых отходов в Пряжинском районе горит уже семь дней. Еще на подъезде к поселку Пряжа можно увидеть, как по федеральной трассе стелется сизая дымка. Конечно, сегодня, неделю спустя после возгорания, смог не такой густой и почти не доставляет дискомфорта: не ухудшает видимость, не разъедает глаза, на что ранее жаловались жители района и проезжавшие мимо автомобилисты.

Тем не менее, по всей длине участка трассы, проходящей по Пряжинскому району, выставлены временные дорожные знаки, предупреждающие о необходимости снизить скорость.

"Дым копится в лесу, и потом он его отпускает дальше", - так объяснил нам позже замначальника первого отряда федеральной противопожарной службы по Карелии подполковник внутренней службы Александр Руденко, который руководит операцией по тушению пожара на свалке.

Если ехать из Петрозаводска в сторону Пряжи, то, не доезжая километр до деревни Киндасово, прямо с трассы будет неприметная отворотка – и сразу шлагбаум. Это и есть дорога, ведущая к свалке. В будке сидит сторож и никому не разрешает ни проходить, ни проезжать на место происшествия без разрешения арендатора свалки Евгения Семыкина.

И даже несмотря на разрешение МЧС, наши переговоры и попытки пройти на место событий не увенчались успехом, пришлось ждать Семыкина.

"Я МЧС не подчиняюсь, и работу потерять не хочу, - сказал охранник, - вот приедет начальство, с ним и разбирайтесь, а так пустить не могу".

Тем временем, пока мы вели переговоры со сторожем, в сторону свалки, где поднимался белый дым, проехало несколько большегрузов, пожарная техника и машина, груженная мусором.

Вопросов становилось больше, желание попасть на горящую свалку - сильнее.

 

Назначив встречу с начальством через два часа у шлагбаума, мы проехали в поселок Пряжа.

"Удушье сразу наступает"

Поселок жил обычной жизнью: на площади проходила ярмарка сельхозтоваров, пенсионерки, согнувшись под тяжестью сумок, разносили приобретенный товар по домам. На приусадебных участках работали местные жители, кто-то занимался ремонтом авто, где-то шла стройка – ни намека на смог от горящей свалки.

В сельском продуктовом магазине продавщица, узнав, что интересуемся свалкой, запричитала: "Ужас что у нас тут было в четверг (11 октября). Дым такой, что окон не открыть. Муж копал землю, так уйти пришлось – дышать нечем. Сейчас еще, конечно,  чувствуется запах гари, но уже не так. Белье на веранде висело – все пропахло. Вообще, как ветер в нашу сторону дует, то близость свалки чувствуется, не надо и пожара. Летом вообще вонища была. Я в Пряже всю жизнь живу, но скажу, что именно этим летом как-то пахнуть сильно стало, особенно в августе была вонь".

В это время в магазин зашли еще несколько односельчан.

"Меня зовут Нина Алексеевна - я местная, живу здесь и работала 40 лет в школе. Свалка нас душит. У меня астма, я вообще не могу выйти на улицу. И гарь, и вонь. Сизый дым своеобразно пахнет, удушье сразу наступает, нечем дышать. Только ветер оттуда - так весь наш край ощущает. В четверг все сизое было, нельзя было форточки открыть. Вообще мы все хотели собраться и попросить, чтобы закрыли свалку, а то она скоро будет больше Пряжи. Этой свалке много лет. Нам бы распрощаться с ней, но навряд ли получится. Перестали мы беречь природу, и скоро она нам станет мстить".

"У нас соседка - астматик, уже два дня на больничном, после того как смог накрыл поселок. Пахло так, что дышать невозможно, пластик как будто горел. Белье в выходной повесить нельзя было, пропахло гарью. В четверг думали, пожар кто развел: дым все ложился и ложился, едкий такой. Наша сторона полностью накрыта была дымом. Забили свалку на нет. Мы раньше туда за малиной ездили, а теперь там гора мусора высотой с дом, боже мой. Говорили, что если бы только мы свалкой пользовались, то нам ее бы на 50 лет хватило, а теперь все везут, даже Питер. И что прилипли к нашей Пряже? Говорят, что пожар из-за поджога возник, но это глупости. Кто поджигать будет, чтобы потом в дыму задыхаться? Раньше там бомжи жили, но с приходом нового начальства их всех оттуда выгнали. Само, наверное, тлело, да и загорелось,  - вон какие погоды стоят, ни дождинки".

И уже позже, как бы в подтверждение слов селянки о погоде, еще одна местная жительница предположила, что свалка "еще долго тлеть будет – пока снегом не покроется".

"В прошлую неделю больше всего нашей части поселка досталось, особенно "кулацкому поселку" (дома на горушке, где отстроены коттеджи). На улицу нельзя выйти было, ни окна, ни двери нельзя было открыть, дым стоял такой, что домов не видно было. Это потому что ветер в нашу сторону подул. Мало того, что все в дыму было, так еще пленки какие-то по всему поселку летали, выше деревьев. Это, наверно, пластик горит так. У нас кто двери открывал, сразу кричали: дверь закрой! Ужас один. У нас теперь эта свалка пахнет и в обычные дни, когда и нет пожара. Весной началось. Как западный ветер подует, запах со свалки идет, у дома не посидишь. Да что удивляться, свалку сделали почти в поселке – от крайнего дома до нее 800 метров".

Незаметно пролетели два часа. Арендатор пряжинской свалки – предприниматель из Санкт-Петербурга Евгений Семыкин приехал к шлагбауму на встречу. Он не прятался от журналистов, а даже наоборот, хотел доказать, что ничего страшного не происходит и что местные все придумывают.

"Горит крупногабаритный мусор"

Большой седовласый мужчина ждал нас у домика охранника. Это был начальник мусорного "Полигона" Семыкин. Надев резиновые сапоги и пересев в машину руководства, мы поехали на свалку. Вдоль разбитой большегрузами дороги были проложены пожарные рукава, по которым с лесного озера подавалась вода к месту пожара. Через 500 метров вдали показался белый дым, через открытое окно в нос ударил резкий запах гари. Мы въехали на свалку. Подумалось, что здесь кроме резиновых сапог надо было прихватить еще респиратор и скафандр. Гигантские горы мусора нависали над нами, все вокруг было перерыто противопожарными траншеями, повсюду ходили пожарные МЧС, они подтаскивали шланги к местам горения и проливали мусор водой. Сквозь дым слышался рокот работающего трактора.

Как объяснил Евгений Семыкин, площадь свалки 6 тысяч га. По словам Евгения Семыкина, здесь, в Пряжинском районе, обычная свалка ТБО.

"Горит крупногабаритный мусор, - сказал Семыкин, - площадь горения вначале небольшая была, если бы МЧС вылил 3-4 машины, все бы потухло. Но я тогда не знал, что у вас тут МЧС делятся на региональное и федеральное. Я просто вызвал пожарных. Приехали пожарные из Пряжи, которые к региональной части относятся, как я теперь понял, они тушить не стали, сослались на какой-то закон, что, мол, нет угрозы населению, территория частная…. Когда началось задымление поселка, подключилось федеральное МЧС. Их начальник дал приказ, и они пригнали свою спецтехнику. Сейчас работаем вместе. С применением их техники и моей тушим круглые сутки. Почти победили".

Пока мы разговаривали с Евгением, стоя посреди гор мусора и окутанные дымом, на территорию свалки заехал мусоровоз от регоператора и начал выгружать отходы. Наш немой вопрос читался в глазах.

"Это Автоспецтранс возит, - абсолютно спокойно объяснил Семыкин, - я же не могу оставить регоператора без вывоза. Если я остановлю работу свалки, тут все захлебнется в мусоре. Мы все с МЧС согласовали. Конечно, если встанет вопрос: кого первым пропустить – пожарку или мусоровоз, то, однозначно, пожарных".

Глубина горящей свалки – 20 метров!

Вдоволь надышавшись гарью, поехали обратно к шлагбауму на встречу с замначальника первого отряда федеральной противопожарной службы по Карелии подполковником внутренней службы Александром Руденко.

"Все локализовано все под контролем, развития однозначно не будет никакого, - практически сразу заявил Руденко. - Дыма гораздо меньше, поэтому все лучше, чем было изначально. Площадь уменьшилась метров до 150 с 500. Решен вопрос с подачей воды к месту возгорания. Пожарно-насосная станция подает 110 литров воды в секунду. Стоит большой двигатель. Для сравнения: на обычных пожарных машинах стоят насосы, которые качают 40 литров в секунду. Сейчас на место пожара постоянно подается вода из лесного озера, которое находится в 3,5 км от свалки. Мы протянули рукава".

По объяснениям подполковника Руденко, мусор - это не песок и не земля, он не слеживается полностью, поэтому внутри, под поверхностью мусора, есть место для распространения огня, есть подпор воздуха.

"Глубина мусора там метров 20, так как это бывший карьер, - сообщил Александр Руденко. - Горит окраина, дальняя часть мусорной свалки. Сейчас экскаватор прокапывает, и мы проливаем".

На вопрос: делались ли замеры по токсичности отходов горения и задымленности, подполковник отметил, что это прерогатива Роспотребнадзора.

"Предельно допустимая норма задымления не нарушена", - сказал Руденко.

Несмотря на то, что в поселке уже смог прошел, на трассе сохраняется дымка, но, по заверениям МЧС, и она скоро исчезнет.

По стоянию на 15 октября для ликвидации происшествия на свалке в Пряжинском районе Карелии привлечен 21 человек и 10 единиц техники. От МЧС России привлечено 16 человек и 6 единиц техники.

Больше фото с горящей свалки в Пяжинском районе смотрите здесь.

Ира Меркова

Комментарии

Гость
Выбор читателей

Аналитика

Сегодня 10:09
Обществоведение
Академик архитектуры Вячеслав Орфинский пожертвовал крупную сумму на восстановление Успенской церкви после пожара.

Чтиво

15.11.2018 15:24
Личное мнение
Карельские чиновники решили отметить главный государственный праздник республики через два с половиной месяца.

Опрос

Почему реконструированный в Петрозаводске садик оказался опасным?