«Стать звездой в Петрозаводске невозможно»

Чтиво. Частная жизнь
13:16, 11 Ноября 2022
фото: из личного архива Дмитрия Коломыйцева
Загрузка...

Молодой комик из Петрозаводска Дима Коломыйцев рассказал о том, каково развиваться в разговорном жанре в сегодняшней столице Карелии.

Дима Коломыйцев начал свой путь в юморе с шуток на задней парте, а сейчас регулярно выступает со стендапом на площадках Петрозаводска и периодически добирается до микрофона в Петербурге, Москве и других городах страны. В беседе с корреспондентом «Столицы на Онего» он рассказал, как сейчас живет стендап в нашем городе и как организовать успешную стендап-площадку.

— Как давно занимаешься стендапом?

— Стендапом уже три года занимаюсь. И, на самом деле, я комплексую из-за этого. Три года, и я еще не звезда. Но невозможно стать звездой, даже если у тебя врожденный талант, и каждое слово, что ты произносишь, смешное, если ты в Петрозаводске. К сожалению. Мне бы очень хотелось, чтобы у нас было, как в Америке. Вот у нас есть Москва — столица. В США — столица Вашингтон, но есть Лос-Анджелес, Нью-Йорк, Бостон. И в каждом из этих городов своя комедия, свои клубы, свои комики. Там комедия децентрализована. У нас все в Москве. Питерских звезд нет. Даже если кто-то начинает в Петербурге, он переезжает в столицу, потому что все клубы, съемки, офисы — все там.

— Ты себя называешь комиком?

— Задавал себе этот вопрос. Не мне судить, но внутренне я отвечаю себе, что «да». Три года уже вроде этим занимаюсь, пишу шутки. Выступаю с ними. И иногда люди смеются. Значит, комик. Но это такой вопрос. Сейчас любой человек может написать шуток, снять видео, выложить. Комик ли он после этого? Может, да, а может — нет.

Можно судить по критериям профессии, платят ли тебе за это деньги? У меня вот в маленьком количестве бывает, но это смешные суммы. За разогрев могут заплатить, когда организуешь мероприятие, а там вход стоит 100 рублей. И вот пару тысяч получить можно. Но я в целом не жалуюсь, про деньги особо не думаю.

— Где работаешь сейчас?

— У меня нет постоянной работы, перебиваюсь какими-то заказами. В основном благодаря стендапу. Сам он хоть и не приносит дохода, но дает разные классные возможности и знакомства. Например, у меня есть друг — комик, который делится сценарными заказами. Меня звали на постоянку работать в рекламное агентство, которое, к сожалению, из-за текущих событий забросили. В основном заказы для ютуба или комедийные заказы — например, стендап кому-то написать. Это суперраспространенная практика. У любого комика есть так называемый comedy buddy — с английского комедийный приятель. Потому что невозможно писать одному, у тебя все сварится в голове, ты поплывешь и расплавишься, сойдешь с ума. Условно, я встречаюсь с другом, он говорит: «Я вот это пишу сейчас», и мы думаем над его материалом, а потом надо моим. Стендап не сольное творчество в полном смысле.

— Учился где-то шутить специально?

— Методом проб и ошибок, конечно. Курсы существуют, но я в них не верю, как и многие комики. С другой стороны, если кому-то нужно поучиться, чтобы чувствовать себя увереннее на выступлении, то пусть идет. Но я в этом смысла не вижу. Я ведь и сам учил в какой-то момент. Я тогда выступал где-то год, но меня почему-то позвали в новомоднюю школу блогеров. И там я был репетитором по стендапу. Но мне все равно кажется, что невозможно человека научить придумывать шутки.

— В школе шутил?

— Да, я был тем самым шутником с задней парты. И я помню, что в какой-то момент я захотел им стать. Я был отличником в начальной школе, прилежно учился, сидел на первой парте… Господи, кем я был? Меня в пример даже ставили. И в какой-то момент я решил, что хочу стать тем типом с последней парты, и начал специально хуже учиться. Портил себе контрольные даже, чтобы быть таким крутым чуваком, смотрел много комедии и учился шутить. И под конец я добился чего хотел и скатился до троечника. Несколько троек в аттестате в итоге. Одноклассники говорили в старших классах, что смешно шучу. Приятное чувство, когда тебя хвалят. Жажда социального одобрения за этим стоит. Думаю, из-за нее становятся комиками. По сути, самый простой и примитивный способ получения социального одобрения — смех. Оно наглядно: «Я что-то сказал, люди посмеялись, значит, я людям понравился. Ура, я достойный член общества!» Самое простое в плане фидбека творчество — комедия.

— Стендап в Петрозаводске сейчас развивается?

— Сейчас в Петрозаводске наблюдается спад, не знаю, почему. Во-первых, комики новые не появляются. Раньше, так или иначе, постоянно появлялись какие-то новые лица. Плюс отъезд комиков происходит. Некоторые переезжают в Питер, потому что хотят развиваться, и это закономерно, наверное.

— Снимаете какой-то контент на ютуб для продвижения?

— Нет. Сейчас только самопальные короткие видео в соцсети выкладываю. Парочка что-то набрала, но сейчас перестали. На ютуб не снимаем, потому что в Петрозаводске сейчас нет конкурентоспособного продакшена. Даже вот в других регионах, например, в Екатеринбурге, круто снимают. У Дудя в интервью со Славой Комиссаренко, например, упоминают их региональный продакшн. А мы что снимем? На айфон, одним планом? Плюс, так или иначе, материала законченного ни у кого нет, он постоянно в работе.

— То есть сейчас никто в Петрозаводске не написал материал для полноценного сольного концерта?

— Мой коллега Артем Побережный, например, когда снимался в «Камеди баттл» на ТНТ, написал. У него там были конкретные сроки и редакторы. А мы сейчас все вальяжно делаем. По моим ощущениям, мой материал — не итоговый продукт, а какая-то глина. Отсутствие дедлайна, безусловно, расхолаживает. По сути, дедлайн появляется, если мы знаем, что в ближайшее время есть концерт. На неделе пишем, придумываем новое, потому что зрители часто приходят одни и те же, и хочется вносить разнообразие.

— Ты выступал не только в Петрозаводске, но в и Петербурге, в Москве. Отличается ли чем-то зритель?

— Без дизреспекта будет сказано, но зритель в Петрозаводске менее прошаренный, чем московский или питерский. Люди в каких-то других местах смеются на том же выступлении, нежели наш местный зритель. Ползала всегда впервые на стендапе вообще. Просим в начале выступления похлопать тех, кто пришел первый раз. Некоторые приходят: «Камеди клаб знаем, это то же самое?» Но есть и те, кто в теме, конечно.

Еще очень многое зависит  от организации. В Питере, например, организаторы понимают все лучше, не то, что мы. На площадках, которые грамотно подготовлены под стендап, люди сидят плотно, свет в зале не горит, только на сцене, официанты знают, как правильно работать. И это сильно влияет на то, как шутки в зал заходят. Как минимум, можно было бы посадить людей плотнее, тогда шутки бы работали лучше. Не знаю природы этого явления, но когда люди сидят близко, они заражают друг друга смехом. Это даже в ДК работает. Условно, когда полный зал — смех, взрыв, овации. Вот недавно был на концерте Вани Усовича. Рекламы почти не было, был полупустой зал. Мы сидели, и смех хуже распространялся по помещению.

— Кто твои любимые комики?

— Дима Гаврилов, наверное, мой самый любимый. Ваня Усович, Артур Чапарян, Нурлан Сабуров. Тимур Каргинов еще, но он последние годы со стендапом завязал, к сожалению. Очень смешной был. Вот такой, наверное, топ. Диму Гаврилова всем советую смотреть!

— Над всем, по-твоему, можно шутить?

— Думал над этим. Каждый сам для себя решает. Но мне понравилось, как кто-то сказал в интервью или подкасте: «Шутить можно над всем, важно, в какой момент». Например, у друга умер дедушка. Ты же не можешь над этим пошутить в тот же день? Хотя через год, возможно. Говорят, что нельзя смеяться над слабым. Вот с этим я согласен. Если посмотреть, например, стендапы Луи Си Кея. Он всегда бьет шуткой того, кто сильнее. Над религией вот можно шутить, я считаю. И если говорить о том, что сейчас происходит между двумя государствами, то, во-первых, нужно шутить, понимая контекст того, что много жертв. Плюс, если уж шутить, то объективнее это делать про того, кто в этой ситуации сильнее. То есть про Путина… Это я похвалил Путина, получается. Назвал его сильным…

В общем, это логично. Но в целом я не очень люблю суперактуальный стендап. Мог бы написать шутки про новости, но они через месяц окажутся никому не нужны. А ведь шутки — долгоиграющая вещь, они должны жить. Если мне на мероприятии нужно что-то проверенное, могу использовать шутки, которым год. А по новостям работать не продуктивно. Хотя есть отдельные юмористические шоу про новости, но в стендапе это странно.

— Остался бы в Петрозаводске, если бы тут было хорошо со стендапом?

— Да. Мне, с одной стороны, не подходит Петрозаводск как город в плане климата — погода тут всегда ужасная. Но, с другой стороны, я люблю быть всегда на одном месте. Для меня переезд — сильный стресс. Когда-то я все равно перееду, но я бы хотел, чтобы Петрозаводск стал самым развитым городом в отношении стендапа. Но понятно, что это невозможно. Хотя в России есть региональные города, где направление развито. Например, Казань. Был там однажды, выступал. Там есть стендап-клуб, можно выступать шесть дней в неделю, против нашего одного. В Питере жить со стендапа можно, хотя не факт что я бы смог.

Беседовала Анастасия Петрова

Подписаться
А вы знали? У нас есть свой Телеграм-канал.
Все главное - здесь: #stolicaonego

Комментарии

Уважаемые читатели! В связи с напряженной внешнеполитической обстановкой мы временно закрываем возможность комментирования на нашем сайте.

Спасибо за понимание

Выбор читателей

Чтиво

Сегодня 12:16
Личное мнение
Известный предприниматель Карелии Вадим Маркелов прокомментировал претензии к одной из его компаний со стороны налоговой и прокуратуры.