ПОСМОТРЕТЬ
Аналитика. Обществоведение
11:45, 07 Марта 2012

На чем погорели сегежские свиньи?

Корреспондент «Столицы на Онего» побывал в Сегеже, в самом эпицентре африканской чумы свиней.

Вспышки африканской чумы, поражающей исключительно свиней, в прошлом году обнаруживались в соседних с Карелией регионах. Республика была буквально захвачена в «кольцо» этим заболеванием. Ленобласть, Архангельская и Мурманская области. Какими бы милыми ни были тамошние хрюшки, все они подлежали обязательному уничтожению. Наконец, зараза пришла и в нашу республику.

Болезнь пришла не куда-нибудь, а в Сегежу, которая только-только успокоилась после перезапуска ЦБК. К слову, о том, что комбинат активно работает, свидетельствует запах, который преследует вас во всех частях города. Пахнет целлюлозой даже на улице Птицефабрика. Это одна из самых удаленных от ЦБК точек Сегежи. Утром 5 марта здесь было шумно. Во дворе у дома №25 скопилось невиданное количество транспорта. Пара грузовиков, трактор, микроавтобус и несколько легковушек. Вокруг них сновали люди в желтых халатах, разбрызгивали какую-то жидкость из баллонов, установленных на одной из машин. Полным ходом шла дезинфекция.

В этом доме живут пострадавшие свиноводы
В этом доме живут пострадавшие свиноводы

Здесь держали "чумных" свиней
Здесь держали "чумных" свиней

В сараях напротив этого дома и обнаружился очаг африканской чумы свиней. Все находившиеся здесь животные – около 20 голов – были усыплены. То есть, «убиты бескровным методом». Затем их вывезли на городскую свалку, где был оборудован временный крематорий. Опасное заболевание требует суровых мер.
 

Марьиванна знает все

За пару дней до поездки в Сегежу, мы связались с одной из семей, живущих на Птицефабрике, 25. Найденные через знакомых и коллег, эти люди сразу получили ярлык возможных «зачинщиков обрушившегося на город несчастья». На месте это подозрение только усилилось. По телефону, когда мы оговаривали встречу, Кудряшовы выразили готовность поговорить. Но стоило нам оказаться всего в десятке метров от них, как свиноводы вдруг потеряли желание общаться с прессой. Они сели в свой микроавтобус и укатили в неизвестном направлении. Такими же неразговорчивыми оказались и «коллеги» Кудряшовых – Чиргины.

«А-а-а, так у них-то первые хрюшки и издохли, – немедленно отрапортовала выгуливавшая поблизости собаку их соседка Мария Ивановна. – Говорят, они объедки в больнице брали. Тут все так живут. А еще у них в корме какие-то таблетки нашли, сердечные…»

Вскоре мы обнаружили в Марьиванне кладезь информации. Например, она подтвердила, что из магазинов Сегежи уже исчезла вся свинина. Впрочем, поговаривают люди, будто где-то из-под полы мясо все-таки можно купить. Впрочем, достоверность такого источника неизбежно вызывает подозрения. Потому мы стали искать других людей, более сведущих в вопросах АЧС.
 

Роды во время чумы

Люди, которых можно было бы назвать специалистами, нашлись в соседнем подъезде. Семья Мошонкиных тоже занималась свиноводством. У вышедшей для беседы Натальи ситуация вызывает смешанные чувства. Она только что родила дочку, а тут санитары забирают любимых питомцев – Машку и Митяя.

В городе работает санитарный отряд
В городе работает санитарный отряд

«Вот в том сарае, где бумажка висит, были свиньи у Кудряшовых и Чиргиных, – указывает Наталья на деревянную постройку с приколотой к ней запиской «очаг АЧС». – А слева, в кирпичном, были наши поросята. Ни у нас, ни у соседей, ни у кого болезнь не зафиксировали. По большому счету, никто даже не верит в эту африканскую чуму. Говорят, что заражение происходит от пищевых отходов. Откуда ей взяться, если отходы берут в больнице? Когда все это случилось, люди, конечно, возмущались. Я в эти дни в роддоме была, а тут муж звонит: «Наташа, забирают наших поросят!». Просто ужас! Тут ведь пожилые люди всю жизнь держат свиней. У нас моя мама занималась, а я у нее эстафету переняла. Дело это несложное, но своих трудов все равно жалко».

Историю с таблетками, расказанную ранее Марией Ивановной, Наталья подтвердила – действительно, ходили такие слухи. Якобы, об этом говорилось в заключении экспертов, к которым отправили первую из умерших свиней.

Из более достоверных фактов Наталья рассказала, что в округе сейчас происходит отстрел бродячих животных. «Наверное, делают это на всякий случай. Никому, кроме свиней, эта чума не передается. И люди ею не болеют. Даже есть мясо можно, если его обрабатывать не в домашних условиях», – говорит женщина. По словам Натальи, планомерной разъяснительной работы со свиноводами по вопросам АЧС в Сегеже не проводилось. И все же, из разговора с ней становится ясно, что о чуме люди уже хорошо наслышаны.
 

Ревизоры

К тому времени, как мы закончили беседу с Мошонкиной, спецтранспорт уже уехал со двора. Но вдруг у подъезда Кудряшовых появилось такси. Из машины вышла женщина в форме. Как оказалось, инспекция Россельхознадзора приехала в город по поручению прокуратуры. Именно неуловимые свиноводы Кудряшовы в первую очередь заинтересовали ревизоров. Не застав их на месте, они уехали в районную станцию по борьбе с болезнями животных. Туда же направились и мы. Ветеринаров внутри не застали – они с головой погрузились в полевую работу. Даже прием животных сейчас не проводят – объявление об этом висит на двери.

В помещении, между тем, уже обосновались представители Россельхознадзора. Разложили бумаги и технику, подготовили все для расследования. Ранее они уже взяли анализы в учреждениях УФСИН, которые находятся в районе. Но результаты пока не готовы, а значит и судьба тамошних свиней, которых сегежане именуют «зэками», пока не определена.

Ветеринарная станция закрыта
Ветеринарная станция закрыта

Такое объявление висит на дверях ветеринарной станции
Такое объявление висит на дверях ветеринарной станции

Пока не вырисуется полная картина, откуда же в Сегеже объявилась заморская чума, инспекторы ничего уверенно сказать не могут. Разве что только о санкциях к виновникам происшествия. Если выяснится, что вспышка АЧС на совести физического лица, то есть обычного рядового человека, – его могут оштрафовать на сумму от 500 до 1000 рублей.

Домыслы о «сердечных таблетках» ревизоры отсекли сразу: заключения – «лекарства виноваты» – не даст ни одна экспертиза. Да и мало ли что люди придумают?!

В общих чертах специалисты Россельхознадзора повторили, что ждет город и район в связи со вспышкой заболевания. А именно – полное уничтожение свиней в 5-километровой зоне вокруг очага заражения. В нее попадает и крупное хозяйство «Родина». Поголовье в нем составляет около 300 животных. Заразились они или нет – неважно. Всех приказано уничтожить.
 

Злой рок «Родины»

Где находится эта ферма, знают практически все жители Сегежи. К себе на территорию хозяин предприятия Владислав Кашталинский нас не пустил. Хоть и понятно, что его питомцам уже не жить, а фермер все же боится занести заразу. Во всей истории с АЧС он пострадал больше всех.

«Общее поголовье у нас составляет 200 свиней. Но сейчас идет планомерное увеличение. 40 свиноматок рожают до 18 поросят. Каждая свиноматка весит более 200 килограммов. В среднем где-то 250. Их возраст 3-4 года. У нас все свиньи розовые, здоровые. Но мы попадаем в зону отчуждения. Сердце болит. Это тяжело... Такое классное поголовье мы привезли из Финляндии…».

Своих животных, причем не только свиней, но и коров, Кашталинский кормит комбикормами, которые закупает на одной из местных ферм. Говорит, продукция качественная, а близкое расположение позволяет экономить на транспортировке. О том, что мелкие свиноводы прибегают к услугам местной больницы, бизнесмен наслышан. С этой стороны, по его мнению, и пришла беда.

«Конечно, это только версия, еще ничто не доказано, но недавно в городе проходила ярмарка. Две недели на площади была организована торговля. В том числе продавалось и мясо из Краснодара и Ставрополя. Насколько мне известно, недавно в тех местах тоже регистрировалась АЧС. Возможно, оттуда ее к нам и завезли. Может, в ту же больницу кто-то принес сало. Зараженная корочка попала в отходы. Потом их купил кто-то из частников, плохо проварил, и дал своим животным… тут-то все и началось», – выстраивает логичную цепочку фермер.

Отметим, что не так давно он наладил у себя в хозяйстве птицеводство. Тогда вспыхнул птичий грипп – всех куриц пришлось убить. Сейчас он только-только наладил свиной комплекс. И случилась АЧС. Настоящий злой рок преследует «Родину» Владислава Кашталинского.
 

«Разгильдяйство» – мягкое слово

Все сегежане, с которыми мы успели поговорить, называли источником распространения африканской чумы хозяйство семьи Кудряшовых. Виноваты эти свиноводы или нет, в конечном счете, решат сотрудники Россельхознадзора. Если провинились – заплатят штраф. Но пусть даже тысячу рублей заплатят, последствия обойдутся во много раз дороже.

Вот цифры. Допустим, каждая из 200 взрослых свиней на «Родине» весит 200 килограммов. Таким образом, за каждую из них государство должно компенсировать 26,5 тысяч рублей, а за все поголовье – 5,3 миллиона. Прибавим поросят. Пусть у каждой из 40 беременных свиноматок их родится не 18, а хотя бы 15. Вес одного новорожденного обычно составляет 1,5 кг. Итак, за весь приплод еще 119 тысяч.

Это самое крупное, но лишь одно хозяйство. А компенсации должны получить все, чьих животных убьют в рамках борьбы с АЧС. По некоторым данным, это еще 200-300 свиней. То есть, очень может быть, что ошибка одного человека будет стоить государству примерно в 10 миллионов рублей. Из-за чего? Просто не проварили купленные по дешевке объедки? Схалтурили? Слово «разгильдяйство», применительно к данной ситуации, выглядит слишком мягким.

Идем дальше. Эти 10 миллионов – только вершина пресловутого айсберга. Сколько составят траты на ликвидацию последствий чумы? В какую сумму обойдутся анализы и профилактически меры? Мало ли еще пунктов войдет в графу реальных расходов. А в будущем стоит ожидать и других убытков. Ведь в свиноводческий комплекс Владислава Кашталинского вложены инвестиции на десятки миллионов. Ферма может не только выращивать свиней, но и заниматься переработкой мяса. Целый год будет действовать запрет на занятие свиноводством. Все это время комплекс будет простаивать. А потом, когда запрет снимут, поголовье придется восстанавливать.

Конечно, у «Родины» есть возможность использовать средства компенсации на развитие других направлений своей деятельности. Что же до мелких свиноводов – тут каждый будет решать сам, что ему делать дальше. Ключевой вопрос – получить компенсацию. По мнению Владислава Кашталинского, мы живем «в цивилизованной стране». То есть, он верит, что Минсельхоз выполнит свои обязательства. Хотелось бы надеяться, что так и будет.


 

Что такое карантин?

Четыре часа по пути в Сегежу мы гадали: пустят ли нас в чумной город, или нет. Оказалось, пустили без всяких разговоров. Сегодня на въезде в город стоит пропускной пункт. Выглядит он так: на обочинах в сугробы воткнуты красные аншлаги «карантин», а посреди дороги – большая куча песка, смешанного с химикатами. Рядом с ней стоит парень в желтом комбинезоне с лопатой в руках. Этим инструментом он кучу регулярно поправляет.

С другой стороны стоит машина ДПС, а при ней инспектор. Он, по идее, должен проверять выезжающий из города транспорт. Мы рядом с пунктом и непосредственно через него проезжали несколько раз. Даже специально останавливались. Мол, досматривать будете? То ли примелькаться успели, то ли правила уже не такие строгие, но открывать багажник и предъявлять личные вещи нам так и не пришлось.

На обратном пути я думал о том, что говорили мне сегежане, которые со свиноводством никак не связаны. Совершенно справедливо они рассказывают, что город их живет отнюдь не сельским хозяйством. Поэтому Сегежа и не паникует. Все-таки не ЦБК горит, а всего-навсего свиньи.

Роберт Станкевич
Петрозаводск-Сегежа

Комментарии

Гость
Выбор читателей

Чтиво

15.12.2017 15:09
Без политики
Телефоны в ореховой пасте, деньги в лифчике и сим-карты в помидорах пытаются передать заключенным Карелии.

Опрос

Какую сумму вы планируете потратить на новогодние подарки?