ПОСМОТРЕТЬ
Аналитика. Обществоведение
15:47, 20 Марта 2018

Бывают смены, когда посадить в машину "скорой" просто некого

Сотрудники станции скорой медицинской помощи в Петрозаводске возмущены, почему им урезали "ночные", "колесные" и выплаты "за вредность".

Коллектив петрозаводской станции скорой помощи встретился 20 марта с заместителем министра здравоохранения Карелии Романом Савиным и другими представителями ведомства. Поводом послужили недовольство врачей, фельдшеров, медсестер и водителей станции уровнем оплаты труда и серьезная обида на республиканский Минздрав, который не встает на их защиту.

Уменьшили, чтобы увеличить

- Мы пришли для того, чтобы узнать, какие у вас есть проблемы. Если мы не будем этого знать, то как министерство ничем не сможем вам помочь, - сказал Роман Савин. – Я понимаю, что у вас накипели эмоции. Но эмоционально подходить не совсем правильно. Мы нацелены на конструктивный диалог с вами. И пока мы не решим проблемы, не уйдем отсюда.

Ольга Евсеева, которая работает на "скорой" 30 лет, поинтересовалась истинным размером оклада фельдшера. Отвечая на вопрос, консультант отдела экономики и перспективного планирования Минздрава Карелии Анна Полтояйнен, несколько углубилась в историю. В 2008 году система оплаты труда медработников изменилась, рассказала она. До этого времени действовал единый приказ министерства здравоохранения России, устанавливающий одинаковые надбавки для всех субъектов страны. С 2008 года система оплаты труда устанавливается коллективным договором или положением об оплате труда по согласованию с представительным органом работников. Сегодня о том, какие составляющие заработной платы должны быть обязательными для работников бюджетных учреждений, сказано в 1365-м законе Республики Карелия, в соответствии с которым учреждения и разрабатывают положения об оплате труда. Каждая должность относится к определенному уровню профессиональной квалификационной группы, их утверждает Российская Федерация, то есть у субъекта нет компетенции определять уровни. Министерство здравоохранения устанавливает рекомендованный оклад по каждой должности, и у фельдшера в настоящее время он составляет 7 950 рублей.

До 2012 года БСМП относилась к муниципальным учреждениям, и система оплаты труда ее работников устанавливалась в соответствии с нормативными документами органов местного самоуправления. С переходом больницы на республиканский уровень были установлены оклады, рекомендованные для всех учреждений Карелии. По словам Полтояйнен, с 2012 года к настоящему времени этот оклад увеличился примерно в два раза – с 3650 до 7950 рублей. Важны изменения 2016 года, когда индексация зарплаты не предусматривалась, зато поменялась ее структура: увеличилась гарантированная часть.

- В тот момент размеры "ночных" выплат и выплат за стаж работы были уменьшены. Для чего? Для того, чтобы увеличить окладную часть, - отметила Анна Полтояйнен. – Идею повышения гарантированной части продвигали сами работники, то есть профсоюзный комитет.

Кроме того, Анна Полтояйнен объяснила, что весь фонд заработной платы делится на списочную численность работников, и зарплата начисляется на одно физическое лицо с учетом НДФЛ. С 2012 года к 2018-му заработная плата врачей скорой помощи с учетом совместительства (коэффициент которого составил 1,4) увеличилась с 34 до 64 тысяч рублей (с НДФЛ), среднего медперсонала – с 26 до 38 тысяч, младшего медперсонала – с 8 до 26 тысяч рублей.

"Повернитесь к нам лицом!"

После оглашения этих сумм в зале раздался гул возмущения. Коэффициент совместительства, по словам сотрудников, составляет не 1,4, а полторы ставки и больше, и озвученные консультантом деньги можно получить в случае работы не меньше, чем на две ставки.

- Нам, действительно, в соответствии с указами президента подняли оклады. Но при этом уменьшили выплаты – "ночные", "выездные", "вредности". Вы считаете, что у нас стало меньше вредности за работу с кровью, с больными разными скрытыми инфекциями? У нас стало меньше ДТП? Мы не подвергаемся риску заражения? – обратились к замминистра из зала. – В коллективе очень большая текучесть, сейчас бывают такие смены, когда посадить в машину "скорой" просто некого. Бывают такие смены, когда на станции нет и трех врачебных бригад. То есть интенсивность работы увеличилась, но многие надбавки у нас отобрали. Раньше за ночные дежурства доплачивали 100 процентов, теперь – 60… Люди фактически работают за копейки. Но если работать на две ставки, то, конечно, цифры увеличатся. Но, наверное, при нормальной зарплате мы бы не работали на две ставки, берегли свое здоровье и время, уделяли его семье…

Работников не хватает, машин выезжает меньше, чем нужно. Люди не держатся, уходят, а из 60 выпускников медицинского колледжа прошлого года на работу на станцию скорой помощи пришли только пятеро. При этом зона обслуживания увеличивается. Город прирастает новыми микрорайонами, к тому же теперь станция скорой помощи обслуживает населенные пункты Прионежского района. Если в конце прошлого века за сутки в Петрозаводске было 150 вызовов (считалось, что 200 – много), то сегодня цифра доходит до 450. Нагрузка на врачей и фельдшеров выросла в несколько раз: раньше за смену приходилось выполнять пять вызовов, сейчас – 15. А зарплата пропорционально не выросла.

- Я работаю фельдшером 18 лет, и в последнее время езжу на вызовы, в основном, один, - рассказал один из сотрудников. – Выполняю работу и за себя, и за врача, и за санитара. Народу у нас нет вообще. Из машины практически не вылезаю. За 12 часов смены у меня всего два перерыва по полчаса. Люди ждут "скорую" по 3-4 часа, и весь негатив выливается на меня, а разве я виноват в этом? И за это платят копейки – 25-27 тысяч с учетом переработки.

По словам медиков "скорой", антисанитария, агрессивные больные, встречающие "то с ножом, то с пистолетом", - постоянные спутники их профессиональной деятельности. Нередко попадаются пациенты с открытой формой туберкулеза, кишечными инфекциями. Переодеться и провести санитарную обработку между вызовами времени нет. Вот и приходится после истекающего кровью "клиента" с ножевым ранением и туберкулезом везти в необработанной машине другого пациента.

- Часто нас выручают водители, - говорят медики. - Вот больной – мужчина, весом около 100 килограммов, нуждается в госпитализации, санитара нет, и мы вместе тащим пациента на носилках. У нас у всех межпозвоночные грыжи, больные мениски, а доплата за эту работу позорная…

Как отметили в Минздраве, надбавки за вредность устанавливает специализированная организация, оценивающая специальные условия работы труда, и эти доплаты – вне компетенции министерства.

- Что значит – специализированная организация? Ведь наша "вредность" заключается не в том, чтобы измерять шум в машине (а комиссия наверняка садится в самую лучшую машину). Это ночи, морозы, стрессы на дороге, кровавые носилки, дыхание туберкулезных больных. На станции померяют освещение – все хорошо, светло, соответствует нормам. А кто измерит освещение в подвале, где лежит больной бомж?

Рассказали о своих трудностях и те, кто возит врачей и пациентов.

- А кто для администрации нашей больницы и для министерства водители? К кому мы относимся? Было сказано про повышение окладов, но у нас все забрали: "вредность", коэффициенты, "колесные", "ночные"; отпуск уменьшился (сняли 7 оплачиваемых дней). Зарплата у нас, водителей, остается на одном и том же уровне на протяжении, наверное, лет десяти. Нас переводили в санитары, затем, видимо, стало неудобно, - перевели обратно в водители. Повернитесь уже к водителям лицом! Мы никто, никак не защищены – ни на дорогах, ни на вызовах, ни здесь, на "скорой помощи". У нас большая ответственность, работаем ночами, в жару, в холода. Скользко, пробки, агрессивные водители… Нам действительно тяжело. Нас никто не замечает, как будто нас нет.

По словам водителей "скорой", их зарплата составляет 21 тысячу рублей, с учетом премии, которую дали под новый год, - чуть больше. При этом они на самом деле не только сидят за рулем, но часто выступают как санитары и даже охранники. Из-за маленьких зарплат водители вместо того, чтобы отдыхать, вынуждены подрабатывать таксистами – у людей семьи, кредиты. Поэтому не многие задерживаются надолго.

Структура просто разваливается

На встрече медработники "скорой" сравнили себя с представителями аналогичных профессий в других учреждениях. Так, медицинская сестра в поликлинике с нормированным рабочим днем, без ночных выездов фактически получает те же деньги, что и фельдшер "скорой", а психиатр бригады "скорой" за январь заработал 44 тысячи рублей, в то время как его коллеги из стационаров – в районе 70. Заманивать кадры нечем.

- Что скрывать: по кадрам ситуация сложная, - отметил главный врач БСМП Алексей Хейфец. – Количество врачей уменьшается. Будут приходить люди – ради бога.

- Так надо их заинтересовать, - сказали из зала. –Я работала в те годы, когда, чтобы устроиться на работу на "скорую", стояла очередь. Был престиж, профессиональный отбор, люди держались за работу. А сейчас – придут квалифицированные кадры, часто большие умницы, но поработают год-два и уходят на другие теплые места. Наверное, надо провести какой-то анализ. Структура, от которой зависит город, просто разваливается, - рассказали сотрудники "скорой".

- Неужели нельзя ничего решить на местном уровне? В других регионах эти вопрос решены в пользу медиков, а у нас, на Севере, зарплата меньше, чем в южных районах. Вы никогда ни одного слова не сказали в нашу защиту, хоть бы раз вы нас защитили.

- В 2015-16 годах мы с коллегами лично ходили к руководству и пытались доказать, что не надо трогать ночные, "колесные", - сказал Алексей Хейфец. – В деньгах ни больница, ни вы ничего не потеряли, но и не выиграли. …Я думаю, что правильнее не звать прессу, а использовать непосредственное руководство, общественные организации, депутатов, обратиться к министру здравоохранения, чтобы они пересмотрели положение об оплате труда.

- Это проблема не только нашего региона, - считает Роман Савин. – Но наша задача как министерства – услышать вас и разобраться. Когда мы видим цифры, это картинка по отчетам, вы говорите, что цифры другие. Мы должны знать конкретно, что происходит. Разбираемся, порой, индивидуально, были ли в конкретном случае допущены те или иные нарушения.

"Озвучили" боль

- Мы сегодня озвучиваем нашу боль. Вы, наверное, не все знаете, - посетовали медики. - Поэтому, пожалуйста, услышьте нас и примите решения, которые будут способствовать улучшению качества медицинской помощи населению. У нас хорошие, грамотные врачи и фельдшера, но в сложившейся ситуации о качественном оказании помощи говорить не приходится.

По словам специалистов Минздрава, в этом году предусмотрены большие вливания на увеличение зарплат, конкретно БСМП дополнительно получит 120 миллионов на год, всего по Карелии 1,4 миллиарда. Средняя заработная плата по всем работникам всех учреждений здравоохранения республики в 2017 году составила 30 400 (с учетом НДФЛ) и 26 400 рублей "чистыми". "Мы будем писать свои предложения по дальнейшему увеличению зарплат", - пообещали в Минздраве.

- Прямо с сегодняшнего дня мы начнем работу, - пообещал Роман Савин. – Оказание экстренной медицинской помощи – это очень важно для нашего населения. Никто не застрахован, даже я могу вызвать "скорую". ("Лучше не надо – не дождетесь", - прокомментировали в зале.) Я услышал ваши проблемы. Попрошу, чтобы инициативная группа из ваших сотрудников оставила контакты и озвучила все проблемы. Чтобы министерство здравоохранения могло проверить все факты и помочь в решении.

Работники засомневались было: "Инициатива наказуема, кто больше всех рот открывает, того и гнобят". Однако замминистра сказал, что это недопустимо. Чтобы записаться к представителю Минздрава со своими проблемами, в конце встречи выстроилась очередь.

Марина Кивирьян

Комментарии

Гость
Выбор читателей

Аналитика

13.12.2018 11:41
Капитал
Размышления по итогам визита карельской делегации в Беларусь. 

Чтиво

12.12.2018 13:43
Личное мнение
Помнит ли "многонациональный российский народ" о том, что является "единственным источником власти в стране"?
04.12.2018 16:05