Аналитика. Обществоведение
11:46, 20 Мая 2019
фото: Валерий Поташов

"Государство пытается контролировать память"

Финские исследователи рассказали, как меняется память о войне.

В карельской столице побывали два ученых из финского города Йоэнсуу Ольга Давыдова-Меге и Исмо Бьорн, занимающиеся исследованиями исторической памяти. Они посетили военную экспозицию Национального музея Карелии и Центр воинской славы Петрозаводска, где с ними встретился корреспондент "Столицы на Онего".

Обменявшись впечатлениями от выставки, мы решили поговорить о том, насколько похожа в России и Финляндии память о войне, и как она превращается в часть государственной идеологии:  


Центр воинской славы Петрозаводска расположен в здании городской администрации
 

– Участие Финляндии во Второй мировой войне финны, как правило, разделяют на три периода: это – Зимняя война 1939-1940 годов, когда на страну напал Советский Союз, это – Война-продолжение 1941-1944 годов, когда Финляндия сама оккупировала часть советской территории, будучи союзником гитлеровской Германии, и Лапландская война 1944 года, когда финны стали воевать вместе с советскими войсками против своих недавних союзников. Меняется ли, на ваш взгляд, отношение финского общества к этой теме? 

Исмо Бьорн: В течение последних примерно 20 лет в Финляндии стали больше говорить о ее участии во Второй мировой войне. Но основной акцент по-прежнему делается на Зимней войне и Войне-продолжении, а про Лапландскую войну финны вообще предпочитают не вспоминать. Это очень трудная тема, поскольку, как Вы сказали, финнам пришлось повернуть оружие против своих союзников. Однако не менее болезненные темы – это переселенческие лагеря на оккупированной финскими войсками территории или дети, которые были рождены финскими женщинами от немецких солдат.

Ольга Давыдова-Меге: После распада Советского Союза в Финляндии произошел "нео-патриотический поворот" в памяти о войне.  Пока существовал СССР, страна поддерживала с ним дружественные отношения, и официальные власти Финляндии признавали роль Советского Союза, как победителя в войне, при этом на уровне простого народа всегда чтили ветеранов, хотя и без особого героического нарратива. С крушением Советского Союза и исчезновением его идеологического доминирования в отношениях двух стран отпала необходимость в "литургии дружбы и сотрудничества", и это не могло не отразиться на том, как отмечаются государственные праздники, в частности – День независимости.


Ольга Давыдова-Меге

– Он стал более патриотическим?

Ольга Давыдова-Меге: Он стал даже более националистическим. С одной стороны, это день, когда государство и общество отдают дань уважения ветеранам, но, с другой стороны, финские национал-патриоты видят в нем повод для выражения своих политических деклараций. Я в течение шести лет наблюдала за тем, как менялось празднование Дня независимости в Йоэнсуу. В последние годы националистические организации всегда устраивают свои возложения венков в конце официальных церемоний. Многих из участников этих организаций едут на неонацистские марши в Хельсинки. Кроме того, события вековой давности, которые имеют непосредственное отношение к обретению Финляндией независимости, были далеко не однозначны и привели к гражданской войне – Внутренней войне, поэтому их вспоминают в значительно меньшей степени. Зимняя война в этом смысле –  "идеальная", оборонительная, приведшая к "сплочению нации", и это представляется в празднованиях как идеальное и востребованное сейчас состояние нации. День независимости становится празднованием военного героизма.


Фрагмент экспозиции в Центре воинской славы Петрозаводска

– Нет ли у вас ощущения, что почитание памяти о войне в Финляндии и России в этом смысле становится схожим?

Исмо Бьорн: Да, это становится духом времени. После Внутренней войны прошло сто лет, после Второй мировой войны минуло 74 года. Даже мои родители не участвовали в этих войнах. Мы знаем их только по книгам и фильмам, и нам уже требуются усилия, чтобы война стала нашим личным переживанием. Но с другой стороны, в мире сейчас наблюдается тренд жертвенности. Никто ни на кого не нападал. Все стали жертвами, и эта жертвенность становится основным нарративом в памяти о войне.

– Приходит осознание того, что на войне не бывает победителей?

Исмо Бьорн: Нет, начинается новая борьба за то, кто больше пострадал от войны. Мне в этой связи вспоминается анекдот про Армянское радио. "Будет ли новая мировая война?", – спрашивают у Армянского радио. "Нет, – отвечает Армянское радио. – Будет такая борьба за мир, что камня на камне не останется". Вот и сейчас мы становимся свидетелями того, как государства начинают состязаться друг с другом в том, кто больше понес потерь во Второй мировой войне.


Исмо Бьорн

– А чем это вызвано? Это – попытка найти объяснение тем политическим решениям, которые были приняты 80 лет назад и, тем самым, оправдать свое прошлое?

Исмо Бьорн: Это, в первую очередь, нужно тем, кто находится у власти сегодня, чтобы продвигать свои политические идеи. Политикам нужны массы последователей, чтобы сами граждане следили друг за другом, правильно ли человек говорит, и соответствует ли это общественным нормам. "Можешь ли ты, как финн, так говорить?". Или – "Ты же карел! Как ты можешь так думать?".

– Получается, что государство пытается контролировать память?

Исмо Бьорн: Да, это так. Государство пытается контролировать память, и муниципалитеты следуют в русле этой политики. Но есть и хорошие новости. Наш нынешний президент Саули Ниинисте в новогоднем послании высказал свое мнение по поводу того, как называть Внутреннюю войну. Он назвал ее именно Внутренней войной, а не Освободительной или какой-то еще. Это была Внутренняя война Финляндии, в которой участвовало много сторон. Мне кажется, это –  хороший знак.

Ольга Давыдова-Меге: Нам приходится говорить сегодня о кризисе европейской памяти, которая была сформирована на основании памяти о Холокосте. Это – память, которая во главу угла ставит не нацию, не государство, а человека. Она подчеркивает ценность любой человеческой жизни. Европейская память лежит в основе европейских ценностей, и поэтому нам важно понять, не возвращаемся ли мы к суверенной памяти, что будет означать начало уже новой эпохи.

Интервью записал Валерий Поташов, фото автора.

Комментарии

Chopper
2019-05-25 20:00:01
Не свисти. Даже в мутные 90-е Парады были каждый год.
Zim
2019-05-25 19:46:50
Почему в советское время за 45 лет от 1945 года до 1991 года 9 мая было всего три Парада победы, а теперь каждый год?
Гость
Выбор читателей

Аналитика

18.10.2019 11:53
Капитал
Глава Петрозаводска призывает горожан участвовать в рейтинговом голосовании по выбору общественных территорий, которые нуждаются в благоустройстве в следующем году в первую очередь.
10.10.2019 00:18

Чтиво

18.10.2019 10:43
Частная жизнь
Очередная страшная история из жизни "петрозаводского маньяка" прозвучала в Верховном суде Карелии.

Опрос

Поддерживаете ли вы отмену моратория на смертную казнь?