Аналитика. Обществоведение
09:21, 20 Марта 2019
фото: Столица на Онего

"Под ответственность попадают все"

Руководитель Юридической службы по защите прав журналистов и блогеров прокомментировала законы об ответственности за "явное неуважение к власти и обществу", выраженное в "неприличной форме".

Президент России Владимир Путин подписал 18 марта федеральный закон, который предусматривает блокировку сетевых материалов, выражающих в неприличной форме "явное неуважение к обществу, государству, официальным государственным символам РФ, Конституции РФ или органам, осуществляющим государственную власть в РФ". Одновременно с этим глава государства утвердил закон, который определяет наказание за размещение таких материалов.

Напомним, штраф за "явное неуважение" к власти и обществу Госдума установила в размере от 30 тысяч до 100 тысяч рублей. В случае повторного привлечения к ответственности за это правонарушение, виновного ждет штраф уже в 100-200 тысяч рублей или даже административный арест на срок до 15 суток.

"Столица на Онего" попросила прокомментировать оба закона руководителя Юридической службы по защите прав журналистов и блогеров Елену Пальцеву.


Медиа-юрист Елена Пальцева. Фото: Валерий Поташов

– На кого распространяется действие этих законов – на журналистов, блогеров или всех пользователей Интернета?

– Действие этих законов распространяется на всех пользователей сети, вне зависимости от их профессионального статуса. Под ответственность попадают и статья в онлайн-издании, и комментарий читателя этого издания, и посты обычных граждан в социальных сетях, потому что социальные сети тоже являются Интернет-ресурсом.

– В чем заключается "явное неуважение к обществу, государству, официальным государственным символам РФ, Конституции РФ или органам, осуществляющим государственную власть в РФ", и какая форма этого неуважения будет считаться "неприличной"?

– Начну я со второго понятия – "неприличной формы". Оно уже существовало в Кодексе об административных правонарушениях, в частности – в статье 5.61 КоАП "Оскорбление", где неприличная форма присутствует в качестве классифицирующего признака. Речь идет об унижении чести и достоинства гражданина, выраженном в неприличной форме. Определенная практика по неприличной форме уже сформирована, и это не только нецензурная лексика, сюда же попадают грубые, просторечные выражения, зоосемантические метафоры, т.е. сравнения с животными. В этом смысле слово "козел" отождествляется с глупостью, "осел" – с упрямством, "свинья" – с нечистоплотностью и так далее. Под ответственность могут попасть и сравнения с какими-то одиозными персонажами – например, с Пиночетом, Гитлером или Брейвиком. Это все будет квалифицироваться как "явное неуважение, выраженное в неприличной форме".

С другой стороны, если кто-то сравнит кого-то из представителей органов власти с Иванушкой-дурачком, то это сравнение, на мой взгляд, нельзя будет отнести к проявлению "явного неуважения, выраженного в неприличной форме". Иванушка-дурачок в русских сказках – это положительный герой. Он – добрый, отзывчивый, но из-за своей простоты попадает в трудные жизненные ситуации. Он не несет в себе негативного образа.

Я думаю, что, в первую очередь, в зоне риске окажутся сетевые мемы и карикатуры. Даже не представляю, как будут выживать в таких условиях авторы карикатур и те, кто их публикует, потому что очень часто на них изображают лиц, похожих на представителей органов власти, и им в уста вставляют какие-то фразы, которые они не произносили, но которые являются пародией на то, что они делают.

Если следовать букве закона, то неприличная форма должна оскорбить. Правда, я не понимаю, как, к примеру, это положение будет действовать применительно к государственным символам страны – гербу, гимну и флагу, которые являются неодушевленными предметами. Для меня также не понятно, почему за рамками закона оказалась муниципальные органы власти или органы власти зарубежных стран. Получается, что в России можно неуважительно относиться к органам местного самоуправления или органам власти и государственным символам других стран.

– А что тогда представляет собой "неуважительное отношение" к обществу, за которое теперь тоже предусмотрено административное наказание?

– Основной критерий, на котором строится все нормотворчество, и о котором неоднократно говорил наш Конституционный суд, – это критерий правовой определенности. Когда мы читаем статью административного или уголовного кодекса, мы должны четко определить границы нашего поведения. Но в этой статье критерий правовой определенности отсутствует полностью. Мы не знаем, что мы можем совершить, чтобы обезопасить себя от будущей ответственности. Что такое общество? Этого понятия нет в праве, это понятие – социологическое. Кто будет выступать маркером, который позволит определить, почувствовало себя общество оскорбленным от какой-то публикации или нет? Я не знаю. В этом случае изначально отсутствует критерий беспристрастности.

– Как я понимаю, ответа на вопрос, кто будет определять степень уважительности или приличия в публикациях о российской власти и обществе, попросту нет?

– Только суд – на основании каких-то общих формулировок, которые будут занесены в протокол. Эти дела будут возбуждать органы прокуратуры и Роскомнадзор.

– Понятно, что эти законы еще только вступили в силу, но, опираясь на практику применения предыдущих ограничительных актов, можно ли уже сейчас предсказать, насколько широко органы власти будут использовать эти рычаги воздействия на СМИ, блогеров и пользователей сети? Как много может быть административных дел о "явном неуважении к власти и обществу"?

–  Теоретически такие дела могут появиться уже в конце следующей недели. По общим правилам, закон вступает в силу через 10 дней после его опубликования. Как только истекут эти десять дней, появятся основания для применения этого закона. Причем, я отмечу, что этот закон может быть применен и к тем публикациям, и к тем карикатурам, которые на сегодняшний день уже размещены в Интернете и не удалены. Это длящийся состав правонарушения, и срок давности привлечения к ответственности за него наступает с момента обнаружения. Я более чем уверена, что на карандаше органов власти уже есть сетевые ресурсы, на которых этот закон будет применен в первую очередь.

– Означает ли вступление в силу этих законов, что государственная власть и общество в России выпадают из поля критики?

– Я думаю, что с помощью этого механизма власть в стране будет глушить в сети неудобные для нее общественные дискуссии. Созданные правовые конструкции построены таким образом, что любую дискуссию в Интернете можно пресечь возбуждением административного дела. Но, кроме того, новый закон предусматривает блокировку публикаций, которые органы власти сочтут проявлением "явного неуважения, выраженного в неприличной форме". У СМИ или блогера нет даже возможности отреагировать на требование Роскомнадзора удалить публикацию и выразить свою позицию к этому требованию, потому что если материал не будет удален в течение суток, информационный ресурс может быть заблокирован полностью. И это не освобождает от административной ответственности за публикацию!

Причем, обращу внимание на еще один существенный момент. Роскомнадзор в этой цепочке лишь исполнитель, и блокирует он сетевые ресурсы по требованию Генпрокураты РФ. Она и есть тот самый орган власти, который будет отвечать в суде на претензии заблокированных СМИ или блогеров. Этот ответчик находится в Москве. Сколько изданий смогут отправить в столицу своего юриста, чтобы требовать в суде отмены блокировки? Я думаю, немного. 

Интервью записал Валерий Поташов.   

 

 

 

Комментарии

Беня
2019-03-24 03:07:37
Видно комментировать скоро буду один я :)
кир2
2019-03-22 15:28:37
Когда власть при росте нищеты в стране вводит закон об уголовной ответственности за критику , она , видимо , понимает прекрасно , что уважать её народу уже не за что .
Петя Втулкин
2019-03-22 10:51:21
не уважение к власти равно нулю, там где эта власть работает в интересах граждан.
Гарик
2019-03-20 19:41:46
" Чем ближе крах империи тем безумнее её законы "
Цицерон
Степан
2019-03-20 18:37:01
Ну , что остаётся , закрывать всЁ и всем ( рот ) , уходить в подполье и ждать социального взрыва .
Гость
Выбор читателей

Аналитика

22.08.2019 15:22
Тема недели
Жители севера Карелии утверждают, что до них добралась радиация после взрыва в районе Белого моря. Так ли это?

Чтиво

22.08.2019 14:35
Без политики
Арещенко Дарья Сергеевна – врач-диагност офтальмологического центра Карелии, которая приехала в Петрозаводск из Белоруссии, чтобы разгадать загадки жителей Карелии.

Опрос

Нужно ли ограничить использование мобильников учениками в школах?