890x80

Тайна ванной комнаты

Чтиво. Кофе со сливками
10:30, 19 Ноября 2021
фото: © Николай Смирнов / «Столица на Онего»; личный архив Анастасии Мочаловой
Загрузка...

Через ванную комнату Анастасии Мочаловой за год прошло около сотни котят: найденные на улице, после передержки они нашли свой дом, семью и любовь.

Анастасия Мочалова многим известна в Петрозаводске как бренд-менеджер, успешно работающий в ресторанном бизнесе. Однако в последнее время все большее внимание привлекает ее общественная деятельность. Она — одна из наиболее активных зоозащитниц Петрозаводска и учредитель благотворительного фонда помощи бездомным животным «Рекс».

Настя спасла более сотни животных — забрала с улицы, приютила, вылечила и определила в семьи.  Каждый день в Инстаграме она ведет репортажи из собственной ванной комнаты, которую использует для передержки: здесь постоянно живут еще недавно бездомные котята.  

Но наш разговор — не столько о животных, сколько о людях. Тех, кто выбрасывает кошек и собак на улицу, и тех, кто их подбирает. 

«Первым в ванной комнате появился Вовка»

— Настя, расскажи, как появилась твоя знаменитая ванная комната с котятами.  

— Я сделала в ванной ремонт, и не думала заранее, что буду ее использовать для передержки. Все началось с безумной бабушки, у которой было 15 кошек и 15 котят. Мы их всех забрали и начали пристраивать. Среди малышей был Вовка с выпавшим глазом, и я понимала, что для него нужны практически стерильные условия, чтобы продолжить лечение.

Так что первым в ванной комнате появился Вовка, а поскольку он был совсем маленьким и все время кричал, я взяла еще одного котенка, чтобы Вовке было веселее. И с этого в общем-то все и началось. Они жили в ванной, я понимала, что это хорошо: чисто, все в плитке, удобно мыть…

— Сколько через ванную комнату прошло котят за это время?

— За весь период существования ванны, — год и два месяца, —  я думаю, около сотни котят. Я точно посчитаю, мне самой интересно, кто тот самый сотый котенок. Он либо уже был, либо еще впереди.

— Как твои собственные кошки относятся к обитателям ванной, которые все время меняются?

— Две мои кошки живут в комнате и наблюдают… Когда я кого-то приношу, каждый раз читаю в их глазах вопрос: «Опять?!».

Отвечаю им: «Опять!».

«Ну заходи», — говорят кошки.

Примерно так. Вчера остался один котенок, я его выпустила в комнату, они с ним носились. Не все ж мне заниматься…

А сейчас я буду еще балкон переделывать под передержку, так что и взрослых кошек в доме прибавится. 

— То есть ты еще и балкон хочешь сделать для животных?

— Да, специально для передержки делают ремонт с «антивандальным» покрытием, чтобы легко было мыть. Планирую размещать там взрослых кошек.

Я вообще считаю, что каждый человек, у которого есть большой балкон, должен как минимум одну кошку взять на передержку. Утеплить балкон и взять! Здоровая кошечка не доставит никаких хлопот. Моя вторая кошка осталась жить со мной после передержки, и это безмерное счастье.

— Сколько котят одновременно жили у тебя в ванной?

— Максимально? Шесть котят.

— Как быстро их разбирают?

— Мой рекорд по пристройству котенка — 40 секунд. Мне звонят: «Анастасия, нам подбросили котят!..».  Я кладу трубку: «Саня, тебе не нужен котенок?». Саня такой: «Покажи!». Показываю ему фотку на телефоне. «Беру!». С момента звонка до момента, как Саня «взял», прошло 40 секунд.

Никто особо долго не задерживается. Максимум — неделя с момента, как я начинаю активно пиарить котенка. Иногда бывает такие красавчики задерживаются, что я думаю: «Ну вы чего, с ума сошли?! Почему не берете!?».

А просто они ждут своего человека. И приходит тот самый суперчеловек и забирает.

— А что это за люди?

— Как правило, это мои подписчики: 90% — из Инстаграма, 9,9% — с Авито, и всего 0,01% дает ВКонтакте. Я, кстати, сама была удивлена этой статистикой. Почти все мои подписчики в Инстаграме уже при котах, а у пользователей ВК замедленная реакция. Они находят на стене объявления, которым несколько месяцев, а котенок уже вырос и давно в семье.

В фонде только девушки

— Расскажи, как ты пришла зоозащиту. Многие знали тебя как успешного рекламщика в ресторанном бизнесе, и вдруг... бездомные кошки, собаки, репортажи из ванной комнаты, ты каждый день кого-то спасаешь…

— Ключевое слово «вдруг»! Я принадлежала той армии людей, которые пропускают мимо любые сообщения о бездомных животных. Еще недавно меня эта тема вообще никак не волновала.

У меня никогда не было животных в детстве, до 30 лет я прожила, не касаясь ни кошек, ни собак, и была совершенно равнодушна к ним. Но в тридцать у меня появилась своя кошка, а, когда мне было 35 лет, я листала ленту новостей в ВК и увидела жуткий пост про рыжего кота из Сегежи, которого переехала машина. На его лечение собирали деньги, я скинула 500 рублей, но подумала, что этого наверняка мало. На следующий день я пришла на работу, рассказала коллегам эту историю, за день собрала 5 тысяч и отправила куратору кота. Если честно, даже не знаю его судьбу, но мне стало так хорошо! Разово еще кому-то разово помогала, но не вникала в ситуацию и не интересовалась, как эта система работает.

Но потом произошло переломное событие. Однажды зоозащитница Юлия Карелина разместила пост о том, что по Кукковке бегает собака-подросток, у которой в шею врезался ошейник. Дамбу выбросили на улицу совсем маленьким щенком, и пока он бегал по улице и рос, ошейник постепенно врезался и сдавливал шею, и так дошло до критического состояния. Фотографии этой собаки произвели на меня огромное впечатление. Мы поймали этого щенка и открыли сбор средств. Все закончилось хорошо — собака была спасена, она сейчас живет в Финляндии… Но почему-то именно этот случай для меня стал судьбоносным.  

Помню, потом мы собирали деньги на будку собаке, и я впервые выложила пост об этом на своей странице в ВК. Я думала, что мы будем собирать 12 тысяч очень долго, а оказалось, что уже через два часа у нас была нужная сумма, а через сутки было уже 35 тысяч, и лишние деньги мы распределили на других животных. И меня настолько это вдохновило! Я увидела, что люди откликаются, и что это реально работает. Так вот для чего я развивала свои соцсети! 

— Как пришла идея создать фонд помощи бездомным животным?

— События, о которых я рассказала, произошли примерно два года назад. Почти сразу пришло понимание, что разовые сборы на карты — это немного не то. Хочется помогать глобально и системно, необходим благотворительный фонд.

Я удаленно наблюдала за деятельностью Саши Суховой, мы списывались по конкретным вопросам зоозащиты, и на каком-то этапе впервые заговорили про фонд. Полгода это было на уровне обсуждений, но потом наш юрист Лена Белова сказала — хватит заниматься болтовней, надо браться и делать. Так появился «Рекс» — некоммерческая организация, благотворительный фонд помощи бездомным животным.

Нас четверо учредителей: я, Саша Сухова, Лена Белова и Настя Быкова, у каждой свои роли. Настя Быкова — проектный менеджер, занимается подачей заявок на гранты и всей документацией. Лена Белова отвечает за юридические вопросы, составляет договоры, курирует случаи жестокого обращения с животными. Мы с Сашей отвечаем за медийную деятельность — освещаем наши события. Кроме этого, мы все берем на кураторство животных.

Фонд зарегистрировали 10 ноября 2020 года, примерно четыре месяца длилась бумажная волокита. Это отдельная история — в нашей стране даже такое благородное дело организовать непросто.

— Интересно, а почему в фонде только девушки?

— А это у мужчин надо спросить, где они…

«Сбор денег всегда оставляет вопросы, мы хотим их закрыть»

— Что изменилось в зоозащите с момента создания фонда?

— Создавая фонд, мы изначально определили, что все делаем прозрачно, открыто и официально.

Наш прорыв заключается в том, что людей, которые берут животных для частной передержки на платной основе, мы оформляем как самозанятых и рассчитываемся с ними через счет. Насколько я знаю, в Карелии мы единственные, кто так делает. Со всеми ветклиниками Петрозаводска и Санкт-Петербурга, с которыми сотрудничает фонд, заключены договоры. То есть вся наша отчетность максимально видна: каждый месяц мы показываем состояние счета, все наши траты. 

Мы делаем это, чтобы, во-первых, изменить отношение к зоозащите. Потому что все равно есть некое предубеждение, будто бы в нашей сфере могут быть какие-то нецелые расходы: сбор денег всегда оставляет вопросы, мы хотим их закрыть. И вторая цель - систематизировать зоозащиту в городе, объединить зооволонтеров, кураторов и т.д. Это самое сложное, впереди еще много работы в этом направлении.

— Я думала, что кураторы животных вообще все делают бесплатно. Оказывается, за это платят?

— Конечно, есть люди, которые просто любят животных и хотят помочь. Но мы привлекаем и тех, для кого это своего рода работа и дополнительный заработок. Тем более, если вы берете нескольких животных или кому-то из них нужен медицинский уход, понятно, что это время и силы.

На сегодняшний день у нас есть одна большая передержка, где содержатся большинство животных, и пока единичные случаи с кураторами. С ними заключены договоры, они оформлены как самозанятые, и мы работаем либо на постоянной основе, либо периодически, когда, например, возникают сложные случаи.

Есть определенный алгоритм работы. Если фонд открывает сбор на конкретное животное, то никаких сборов на карту куратора уже не производится. Куратор берет на себя обязательство на всех площадках в соцсетях размещать информацию о реквизитах фонда.

— Вы любому человеку отдаете животных на кураторство, или существуют какие-то критерии?

— Подписывая договор, мы выдвигаем определенные условия. Конечно, человек должен понимать, что если это собака, то ее нужно кормить, 2–3 раза в день выгуливать и т.д.  Просто так мы животное не отдадим — должно быть полное доверие. С кошками — легче, мы даем попробовать. Может человек в итоге эту кошку себе оставит, и это лучшее, что может случиться.

— А сколько стоит передержка?

— Если это хорошая домашняя передержка, то она стоит достаточно дорого. Хотя цифры условные, все очень по-разному. Как правило, собака это 4 тысячи рублей в месяц без медухода, кошка — 2 тысячи. Кто-то в эту сумму включает питание.

«Это никогда не кончается»

— Откуда вы узнаете о бездомных животных? Я, например, на улицах их не вижу, только сообщения в соцсетях. В городе вообще это не сильно заметно.

— Да, стаи собак по Петрозаводску массово не бегают, ситуация стала лучше. Но только конкретно мне за сутки приходит от 5 до 20 сообщений о бездомных животных. Нам не приходится искать.

На прошлой неделе мы пристроили троих животных, они уехали в семьи, плюс шесть новых появилось, и так по кругу. Позвонили из Пудожа, сегодня привезут двух кошек, у одной лапа под ампутацию, у другой что-то с глазом. Потом позвонили о собаке на Птицефабрике, которую нужно забирать, она там на короткой цепи сидит и беременная, надо срочно делать аборт, пока она на раннем сроке… И это никогда не кончается. Я, во всяком случае, не помню такого периода.

— Вы получаете сообщения, и какова дальнейшая цепочка действий?

— Если нам пишут, что где-то бегает собачка или котик, мы всегда высылаем инструкцию: не отходите, покормите животное, сделайте фото, напишите пост на своей странице, пришлите ссылки. Иногда в первый час находятся хозяева, другие зооволонтеры, которые приезжают раньше, главное — не терять время. Если вы будете сидеть и ждать, пока приедет фонд «Рекс», этим вы не поможете. Мы работаем, исходя из своих возможностей и ресурсов, здесь и сейчас. Не случайно наш слоган: «Помогаем людям помогать животным!». Всякое может случиться: вплоть до того, что нас просто может не оказаться в городе…

Конечно, мы сразу выезжаем на происшествия, когда, например, машина сбила животное.  Мы понимаем, что человек, который его нашел на улице, максимум, что сделает - отвезет в клинику, особенно, если это маленькая собачка или кошечка. Кто-то, в единичных случаях, заплатит за лечение. Но бывает, что сбили большую собаку, и у людей нет машины, нет денег… Конечно, мы приезжаем, грузим, увозим и дальше занимаемся лечением.

Мы сразу же рассказываем об этом случае в прямом эфире, тут же открываем сбор, потому что сбитое животное — это минимум 20 тысяч на лечение, а если это крупная собака — 100 тысяч и выше.

— Почему в сложных случаях вы всегда обращаетесь в клиники Санкт-Петербурга, там же все очень дорого? Наши не справляются?

— У наших клиник нет таких ресурсов, особенно, если это касается реабилитации животного. Мы везем в Санкт-Петербург, потому что это гарантия хорошего исхода. Хотя и понимаем, какие это огромные деньги. Но еще мы понимаем, что, если собака останется здесь, скорее всего, ничего не получится. У нас хорошие ветеринарные врачи, но они ограничены возможностями своих клиник. Благо Петербург недалеко, отвезти — это не проблема.

«Закон не работает»

— В случаях жестокого обращения с животными вы обращаетесь в полицию?

— Всегда. И когда нам рассказывают о таких фактах, мы просим людей написать заявления в полицию. Это облегчает нашу работу, потому что все, что у нас есть — это корочки общественных зооинспекторов, которые дают достаточно узкие полномочия. На кого-то действует корочка, но заявление все равно должно быть, чтобы потом, когда мы приедем на место (как правило, раньше участкового), мы могли на него сослаться.

— Что вы делаете, если факты находят подтверждение?

— Обычно проводим беседы с хозяевами, а, если это не помогает, изымаем животных. Чаще всего изымаем у старых бабушек, которые уже не понимают, что творят. У одной такой бабушки четыре кошки были привязаны к батарее, а собака — к трубе. Мы забрали у нее кошку, у которой гной тек из уха, при этом сразу же обратились в полицию и к участковому.

Кстати, дело так ничем и не закончилось. Участковый сказал, что не видит состава преступления, так как животные — это ее имущество, квартира — тоже ее имущество, и она может делать все, что хочет со своим имуществом.

— То есть закон о жестоком обращении с животными не работает?

— Да, закон есть, но он никак не работает. В законе такие формулировки, что живодер практически всегда может уйти от ответственности. Начнем с того, что он всегда может сказать: «Это не мое животное!». А поскольку у нас в стране отсутствует регистрация, никто не докажет, что это его собака.  

— А такие вопиющие истории, как с Птицей (кличка собаки — прим авт.), которой топором содрали кожу с головы… Неужели и их невозможно довести до конца, чтобы наказать живодеров?

— Собаке нанесли страшную прямую рану, поэтому с большой долей вероятности можно сказать, что это было намеренное действие — удар острым предметом. Врачи предположили, что это топор.

Кто это сделал? Никаких свидетельств нет! В полицию мы написали. Но, как и в 99,9% случаев, решение — отсутствие состава преступления.

— А если есть конкретные свидетели?

— Недавно был такой случай. Бездомная собака попала в охотничий капкан в Соломенном, и этот капкан был передан в охотничье хозяйство, которое там зарегистрировано, в качестве улики. Но решение все равно было об отказе.

Если бы в этот капкан попал ребенок, на уши подняли бы всех. Если бы попала не бездомная собака, а домашняя, породистая, я уверена, все бы забегали, и участковый, и охотничье хозяйство. А так… Ну, какая-то собака попала в капкан, какой-то фонд написал заявление… Это все никому не нужно!

И даже в этой ситуации мы всегда говорим людям: «Пишите заявления!».  Да, дело закроют. Но мы сможем показать тем же правоохранительным органам и законодателям, посмотрите: мы действуем по вашему закону, за 2021 год по вашему закону мы написали тысячу заявлений, из них по 999 вы дела закрыли, закон не работает!

— Насколько я понимаю, все это федеральная история, ее невозможно изменить на региональном или муниципальном уровне.

— Да, это федеральный закон. Он предусматривает штрафы, например, за то, что кто-то выбросил собаку на улицу. А вы попробуйте докажите, что он это сделал! Поскольку у нас нет чипирования, человек может каждый месяц брать животное и выбрасывать, ничего ему за это не будет! И никто этот конвейер не остановит!

— Обязательная регистрация животных поможет?

— С этого нужно начинать. Обязательная регистрация животных, обязательная стерилизация-кастрация животных — это реальный выход из сложившейся ситуации. Но я не представляю, кто это может контролировать — нужен какой-то отдельный орган.

Мне понравился опыт Бельгии, у них на 10 лет был принят закон об обязательной стерилизации животных — кроме заводчиков с лицензией все должны были своих животных стерилизовать, и введена обязательная регистрация. И проблема была решена.

У меня была мечта на примере Карелии принять на республиканском уровне ряд законодательных инициатив, где в качестве теста подобные нормы прописать. Но! А кто это будет контролировать?!

— Мы постоянно пишем новости о том, что в приютах нет денег на корм, воду и т.д. они в буквальном смысле еле выживают. Почему так происходит?

— Потому что у нас нет ни одного республиканского или муниципального приюта. Все приюты содержатся на пожертвования граждан и бизнеса. Есть некие программы, по которым город или республика периодически помогают, но это не происходит на постоянной основе.

На территории Петрозаводска четыре официальных приюта, где содержатся около 300 собак, Первый петрозаводский приют так же принимает кошек — их около 80. При этом у нас 20 млн рублей выделяется в год на всю Карелию на отлов и стерилизацию собак, а на кошек — ноль. Кошками вообще никто не занимается, они в принципе в бюджеты не заложены.

«Чем страшнее история, тем сильнее желание спасти животное»

— Кто эти люди, которые выбрасывают животных? Каков их социальный портрет?

— Как правило, это люди, которые просто не видят в этом ничего страшного. Мы в Пятом поселке нашли кота, который не был кастрирован и все время находился на самовыгуле. Я пыталась говорить с хозяевами, объясняла, что на улице с животным может случиться всякое: в 90% случаев всех котов сбивают машины, бродячие собаки их рвут, или они просто убегают и теряются. К тому же, долго находясь на улице, кошка заболевает. Недавно мы не смогли спасти кота, который очень долго жил на улице. У Пушка было столько болезней, что его пришлось усыпить.

В советские времена животные на улице — это была норма. Топить котят в унитазе — это была норма. Я помню свою соседку, которая так и делала. И у меня, ребенка, я помню, это не вызывало каких-то эмоций. Никому не приходило в голову, что это, в общем-то неправильно. Но сейчас-то в большинстве своем мы пришли к пониманию, что этого быть не должно.

— А что будет, когда люди, готовые забрать животных, кончатся?

— Как бы там ни было, но количество бездомных животных уменьшается. Сравните с тем, что было 20 лет назад, это небо и земля, прогресс очевиден. При этом, людей, которые готовы брать этих животных, становится все больше. Так что эти потоки идут навстречу друг другу!

И я замечу, все больше и больше людей хотят взять именно бездомных кошек и собак. Они целенаправленно идут в приюты, обращаются ко мне, чтобы забрать котенка из подвала.

Когда мы спасали зрение одноглазому котенку Вовчику, его будущая хозяйка на протяжении двух месяцев следила за его лечением, помогала нам и ждала. Зрение вторым глазом мы сохранили, и сейчас Вовчик — это шикарный кот, который живет в коттедже.

То есть люди ищут и ждут именно таких историй. И чем страшнее история, чем больше она трогает, тем сильнее желание спасти животное, забрать себе. Так что эти люди не кончатся!

— Вы всем отдаете животных, или как-то проверяете людей?

— У меня, например, есть заготовленный список вопросов, то есть сначала мы, конечно, общаемся.  И я далеко не каждому отдаю котят. Самый главный фильтр: сообщаешь человеку, что мы отдаем животных только по договору. Как правило, люди, которые легкомысленно к этому относятся, боятся этого договора и не приходят. 

— Что это за договор?

— Поскольку мы официальная организация, и все наши животные проходят регистрацию в ветеринарном центре, мы отдаем их только по договору. К сожалению, животные в нашем государстве являются имуществом, поэтому мы передаем имущество. Договор составлен нашим юристом и содержит минимальные требования: обязательная стерилизация, вакцинация, естественно, — никакого самовыгула, хорошие условия — питание и т.д. Договор — безвозмездный, он просто фиксирует, что мы передали животное.

Такого никогда не было, но, если вдруг кто-то нам сообщит, что, например, животное оказалось на самовыгуле, или оно не стерилизовано, мы всегда сможем поднять договор, связаться с хозяином и задать вопросы, почему это происходит, и далее, если это будет необходимо, какие-то юридические действия совершить.

«Животных нужно забирать с улицы»

— Что нужно сделать, чтобы раз и навсегда переломить ситуацию с бездомными животными? Насколько она катастрофична в Петрозаводске сегодня?

— Недавно я получила статистику от общественной организации «Добродел», которая в рамках грантов занимается отловом и стерилизацией. Только эта организация за 2020 год отловила и стерилизовала в Петрозаводске 520 кошек, и на сегодняшний день 572 кошки в 2021 году! И это только одна организация! Вы понимаете масштаб катастрофы? Чтобы получить реальное количество бездомных кошек в городе, - на улицах и в подвалах, можно смело умножать на три. Они живут вне наших глаз и их огромное количество!

За весь период существования волшебной комнаты из нее вышло около 100 котят. Сейчас это взрослые кошки, которые живут в 100 семьях, их любят, они стали членами семьи, и этих потенциальных членов семьи сейчас около 2 тысяч в Петрозаводске!

Дикая кошка в подвале рожает круглый год, без конца. В этом году было теплое лето — большинство котят выжили. Вы представляете, что будет зимой? Они выросли, бабушки их подкармливали!

— И как быть?

— В первую очередь, животных нужно забирать с улицы, — массово забирать и стерилизовать, особенно кошек. Мы устраиваем специальные рейды по подвалам, хотя понятно, что наши ресурсы ограничены. Иногда заходишь в подвал и понимаешь: тут на месяц работы!

При этом, конечно, многое упирается в деньги, так как всех животных нужно обрабатывать от блох, лечить и стерилизовать.

Я знаю, если бы каждая семья в Петрозаводске, у которой есть животное, подписалось на ежемесячный автоплатеж фонда «Рекс» в размере 100 рублей, за два года мы бы полностью переломили ситуацию в городе.

100 рублей в месяц никак не изменят их жизнь — но они реально спасают сотни жизней животных.

— Почему нельзя просто принимать пожертвования?

— Конечно, мы их принимаем, но автоплатеж 100 рублей для нас важнее, так как мы можем планировать свою деятельность. Мы точно знаем, что у нас, например, есть 500 подписок. Это значит, гарантированное число поступлений в фонд, и мы рассчитываем свой бюджет: за передержки заплатим, корм закупим, еще 10 собак возьмем и т.д. Наш план — тысяча подписок до конца года. 

— Как можно оформить подписку?

— Самый легкий способ — через сайт фонда «Рекс». Там все очень просто.

«Здоровое общество — это не кто-то там наверху»

— Объясни, как ты эмоционально это все выдерживаешь?

— А мне не нужно ничего выдерживать! Каждый раз, когда ты берешь животное и помогаешь, ты понимаешь, что спасаешь жизнь, ты слышишь слова благодарности от людей, которые забирают котенка или щенка, и ты знаешь, что делаешь нужное дело! И поэтому нет никаких других вариантов: ой, я устала… Ну да, ты устаешь. Но у меня ни разу не было состояния, когда ты делаешь-делаешь-делаешь, а потом вдруг понимаешь, что все бесполезно. У меня ни разу такого не было!

Я верю, что с каждым забранным котенком в мою ванную, их становится там, на улице — меньше. Я верю, что люди, которые наблюдают за моей деятельностью и работой фонда, даже если они раньше этого никогда не касались, — теперь мимо котенка или собаки на улице не пройдут!

— Я знаю, что зоозащитников часто упрекают: собаки какие-то, кошки, лучше бы больным детям помогали! Тебе приходилось с этим сталкиваться?

— В ответ на наши посты люди действительно иногда пишут: лучше б детям помогали! Мне кажется, это некорректно.

Как правило, в таких случаях отвечаю: подпишитесь на ежемесячный платеж фонда, который помогает детям, на платеж фонда, который помогает животным, на фонд, который охраняет природу, — и тогда вы можете спать спокойно, с чистой совестью, и обсуждать детей, животных, лесные пожары и т.д. Я, например, подписана на фонд «Подари жизнь» и регулярно помогаю больным детям своим автоплатежом, но занимаюсь при этом животными, потому что именно это направление для себя выбрала. И это нормально.

Я считаю, что если мы живем в этом городе, в этой республике, то каждый должен помогать. Здоровое общество — это не кто-то там наверху, в государстве. Нет, это мы, вот здесь и сейчас. У тебя должно быть чисто дома, чисто в твоем подъезде, в твоем дворе и в твоем районе. С этого все начинается и этим все заканчивается. Не случайно, в здоровом обществе, человек, кроме своей основной профессии, еще всегда занят в каком-то общественном проекте.

—  Сколько твоего личного времени это занимает?

—  Свободное от работы время я занимаюсь сном, спортом и животными. Больше ни на что не хватает.

Беседовала Наталья Захарчук

В конце интервью, как всегда селфи на память.

А еще я подписалась на автоплатеж фонда «Рекс», так как мне очень захотелось помочь девчатам в их нелегком и благородном деле.

Подписаться
А вы знали? У нас есть свой Телеграм-канал.
Все главное - здесь: #stolicaonego

Комментарии

горский еврей
2021-11-19 21:15:02
Анастасия большая молодец. Стоит восхищаться такими людьми и их добротой. Кто ещё может позаботиться о бездомных братьях наших меньших. Их порой даже жальче, чем некоторых людей. Мои дети , три года назад ,притащили с улице маленького, больного котёнка. Без глаза, с обожённым ухом и лишаем. Наверное его бросила кошка-мать. Выходили её конечно. С тех пор она каждый день встречает меня с работы ,да и каждого члена нашей семьи. Не каждая собака, так встречает своего хозяина. Дарите тепло, со старицей всё вернётся. С уважением.
Саныч
2021-11-19 20:27:28
Хорошая девушка.
Ринат
2021-11-19 20:42:26
Саныч, кто ? Наталья ? )))
Гость
Выбор читателей

Аналитика

Сегодня 15:19
Обществоведение
Борцы с «Невским пассажем» в Петрозаводске готовы пойти на коллективную голодовку.

Чтиво

23.11.2021 14:01
Без политики
Что произошло после скандального увольнения директора футбольной спортшколы №7 Дениса Семенова, который отвечал за реконструкцию стадиона «Юность» в Петрозаводске.