ПОСМОТРЕТЬ
Аналитика. Обществоведение
14:50, 03 Октября 2018

"Лжепатриоты" карельского Автодорнадзора

Новости по теме

06.12.18 10:26
26.11.18 10:46

В Петрозаводском городском суде начались прения по делу чиновников карельского управления Автодорнадзора (УГАДН), обвиняемых в избиении подчиненных. Прокуратура требует для подсудимых реального лишения свободы.

На скамье подсудимых находятся экс-начальника карельского УГАДН Рафаил Галикеев и замначальника отдела Евгений Шелковников. Им инкриминируется превышение служебных полномочий с применением насилия к подчиненным, а Галикееву дополнительно вменяется хищение 35 тысяч рублей.

Вину подсудимые не признают.

Били в кабинете и на посту

"Подсудимые неоднократно заявляли, что они являются патриотами и всю жизнь честно служили нашему государству. Я же для себя этот судебный процесс назвала делом лжепатриотов, поскольку мне искренне непонятно, как можно служить Родине и не уважать законы своей страны, руководствуясь своими интересами, нарушать их, являться руководителями государственного органа и не соблюдать элементарную этику по отношению к своим подчиненным, допуская применение к ним физической силы", - заявила в прениях гособвинитель Наталья Силкина.

Так, по версии следствия, подтверждаемой показаниями, данными в суде потерпевшим Эмилем Мурсенковым, 11 февраля 2016 года в первой половине дня ему позвонила секретарь руководителя управления Дарья Каленова и сообщила, что его вызывает Галикеев. В кабинете начальника находились Шелковников и Краснопевцев (в настоящее время он обвиняется во взяточничестве). Руководство предъявило претензии инспектору Мурсенкову, что из-за него в управление Автодорнадзора приехала проверка из Москвы, отсутствуют административные материалы, а сам он 40 минут отсутствовал на стационарном пункте весового контроля. Подчиненный ответил, что ничего об этом не знает.

"На что Шелковников, сидящий практически напротив него, перекинулся через стол, схватил за форменную одежду и кинул от себя в левую сторону на пол, отчего он ощутил физическую боль, также на форменной рубашке была оторвана пуговица. Некоторое время он сидел на полу, укрывался руками, к нему подбежал Галикеев, сказал, что все хорошо. Он встал и сел обратно на свое место, проходя за его спиной Галикеев нанес удар ребром ладони по шее, отчего он также испытал физическую боль, после чего ему продолжили предъявлять претензии", - рассказывает гособвинитель

О случившемся позднее Мурсенков сообщил своим коллегам Голубевой, Кардашевой, Савельевой, Шалухину и Чернову. Свои показания потерпевший подтвердил в ходе проверки. В частности, в кабинете руководителя управления Мурсенков воспроизвел обстановку и обстоятельства применения к нему насилия, а также продемонстрировал действия каждого из участников рассматриваемых событий.

Согласно показаниям свидетеля Шалухина, накануне его увольнения из управления в феврале 2016 года Мурсенков рассказал, что его вызвали в кабинет Галикеева, где ему предъявляли претензии в коррупции, в том, что он "сливает информацию, после чего применили насилие".

Сам Галикеев называет показания Мурсенкова оговором, что факты не соответствуют действительности. Однако гособвинение считает доводы Галикеева непоследовательными и "лукавыми", причем не только в деле об избиении подчиненного. Так, у бывшего начальника УГАДН были обнаружены удостоверения действующего сотрудника прокуратуры, а также действующее удостоверение помощника начальника Северо-Западного Межрегионального управления государственного автодорожного надзора, хотя эти документы подсудимый должен был давно сдать. Кроме того, в распоряжении следствия оказалась справка, согласно которой Галикев также является военнослужащим.

Замначальника отдела УГАДН Шелковникова обвиняют в избиении подчиненного на стационарном посту весового контроля (СПВК). По версии следствия, около 6 утра 26 октября 2016 года Шелковников и Краснопевцев приехал СПВК и пригласил инспектора Потахина в раздевалку, где не было камер видеонаблюдения. Краснопевцев задал вопрос, знает ли Потахин, зачем они приехали, потерпевший ответил, что нет, после чего Шелковников, стоящий сзади него слева, кулаком нанес удар. Потахин пытался уклониться, и "удар пришелся в левое ухо, от удара он испытал физическую боль". Ему стали предъявлять претензии по факту написания какой-то жалобы, связанной с эвакуатором, требовали уволиться. Инспектор отказался. Но через некоторое время, действительно, ушел из УГАДН.

В суде выяснилось, что 13 октября 2016 года в прокуратуру Карелии поступило сообщение о нарушениях законодательства при эвакуации задержанного на посту транспорта на штрафстоянку, а также о принадлежности Шелковникову эвакуатора, транспортирующего автомобили. Галикеев поручил Краснопевцеву и Шелковникову разобраться, кто написал кляузу. Это подтверждается стенограммами телефонных переговоров между подсудимыми. Более того, фигуранты дела даже нашли программиста, чтобы он выяснил, с какого компьютера в управлении была написана жалоба.

Кроме того, рассказывает гособвинитель, 26 октября между Краснопевцевым и Галикеевым состоялся разговор, в котором Краснопевцев сообщил, что они ездили на пост, "там провели организационно-штатные мероприятия, Потахин был в смене, провели разъяснительную работу, не знает, как у него разрыв сердца не случился".

Можно ли доверять свидетелям защиты?

В частности, свидетель, который работал вместе с Галикеевым в Северо-западном управлении государственного автодорожного надзора, в судебном заседании дал характеристику личности Галикеева и свидетельствовал об успехах управления Карелии в период руководства Галикеева, а также заверил суд, что Галикеев не мог совершить того, в чем его обвиняют. Вместе с тем, об обстоятельствах преступления свидетелю ничего не известно.

Другой свидетель высказался, что потерпевшие были обижены на начальника из-за его жестокого стиля руководства.

В то же время, согласно материалам дела, многие свидетели защиты давно знают и общаются с Галикеевым. После назначения последнего на руководящую должность в Карелии, в республику прибыли Краснопевцев, Шелковников, Буянов, Ларионов, Пикмулин, Горустович. Горустович и Буянов знакомы с Галикеевым еще со времен работы в Уфе. С Краснопевцевым и Шелковниковым Галикеев был знаком до назначения на должность, с Пикмулиным работал в Северо-Западном управлении Ространснадзора. Все перечисленные лица приехали в Карелию из Санкт-Петербурга. Как поясняли свидетели обвинения, всех их объединяли более тесные, сплоченные отношения, явно выходящие за пределы рабочих.

"Прослушав телефонные разговоры между Галикеевым, Краснопевцевым, Шелковниковым, Ларионовым и Буяновым, можно сделать вывод о том, что между ними существует неформальное общение, то есть помимо рабочих существуют и всевозможные личностные контакты, которые происходят за пределами официальных отношений, без ограничений и соблюдения правил. В разговорах между собой они обращаются друг к другу на ты, обсуждают темы, не связанные с работой, используют нецензурные выражения, что также свидетельствует о неформальном стиле общения. Шелковников и Галикеев вместе ходят в тренажерный зал. Шелковников, Галикеев и Краснопевцев совместно проводят личное время, встречаются в различных заведениях общепита, планируют совместный отдых в бане и т.п. Ларионов и Буянов выполняют личные поручения Галикеева, в частности Ларионов в качестве водителя возит членов семьи Галикеева по личным делам, находится дома у Галикеева пока чистят аквариум, Буянов осуществляет уход за отцом Галикеева", - отмечает Гособвинитель.

Как в управлении собиралась "дань" с подчиненных

Следствие инкриминирует Галикееву присвоение 35 тысяч рублей. Как же это происходило?

По словам гособвинителя, в октябре 2015 года Галикеев сказал одному из подчиненных: "Мы не укладываемся в ремонт, я тебе начислил чуть больше, 10 тысяч надо принести мне". Через несколько дней он обналичил деньги в банкомате и 5-6 и передал Галикееву в его кабинете.

"Требование Галикеева о передаче денег оценивал как необходимость, в тот момент все были под страхом увольнения, и в коллективе была такая обстановка, что отказать в требовании Галикеева было невозможно", - утверждает обвинение.

Другая свидетельница рассказала, что в октябре 2015 года ей пришло смс о начислении зарплаты порядка 42-43 тысяч рублей. Больше, чем обычно. Женщина подумала, что Галикеев оценил ее работу и начислил большую сумму материального стимулирования, через день-два после поступления денег Галикеев пригласил ее в свой кабинет, где сообщил, что часть денег надо вернуть ему – деньги якобы нужны на приобретение занавесок. Через какое-то время по Viber ей пришло сообщение от Галикеева с текстом "зайдите в 15.00". На следующий день она обналичила денежные средства, завернула 15 тысяч рублей в лист белой бумаги и вместе с документами передала Галикееву. Последний сказал ей, что она молодец, что догадалась.

Потерпевший Мурсенков также рассказал, что ему пришлось вернуть 10 тысяч рублей. Причем Галикеев, говорит подчиненный, просил 20 тысяч, но оказалось, что у Мурсенкова высчитывают алименты, и часть премии ушла туда.

Галикеев, являясь руководителем Управления, в силу своего служебного положения и должностных полномочий имел право распоряжения данными денежными средствами в порядке, определенном законодательством.

"Из показаний всех свидетелей обвинения, которые являлись сотрудниками управления, следует, что в период руководства Галикеева сложилась напряженная обстановка, атмосфера была тяжелой, все находились под угрозой увольнения. Также свидетели из инспекторского состава рассказали: когда в мае 2016 года всех инспекторов собрали на совещании и в приказном порядке потребовали от всех написать заявление об увольнении без даты", - пояснила Силкина.

"Прошу назначить Галикееву путем частичного сложения наказаний 6 лет лишения свободы с лишением права занимать должности на государственной службе и в органах местного самоуправления на 3 года со штрафом в размере 8 тысяч рублей с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. Шелковникову – окончательно определить 7 лет лишения свободы с лишением права занимать должности в органах государственной службы и органах местного самоуправления на 3 года с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима", - заявила во время прений гособвинитель Наталья Силкина.

"Меня обвинили по надуманным основаниям"

Рафаил Галикеев не признает предъявленных обвинений, не согласен с ними, а показания свидетелей и потерпевших называет оговором.

"Вся характеристика моей жизни до ареста свидетельствуют о том, что я законопослушный гражданин, причем добившийся в жизни определенных успехов. Стал руководителем, ранее не привлекался к уголовной ответственности. В отношении меня никогда в жизни не возбуждались уголовные дела, в отношении меня никогда не проводились следственные проверки. Я ранее не судим. Таким образом, вся моя личность свидетельствует о том, что я не склонен к совершению каких-либо преступлений. Что даже так предполагать я не даю никаких оснований. У меня есть семья, у меня есть двое малолетних детей, есть официальная работа. По надуманным основаниям меня всего этого лишили. Арестован я практически 21 месяц. Таким образом нарушаются мои конституционные права. Определенной кучкой людей в сговоре нарушаются мои конституционные права в нашем правовом государстве", - заявил в суде Галикеев.

"Меня обвиняет человек в совершении преступления, в причинении физической боли ему, не мотивировав абсолютно ничем, не предоставив никаких неопровержимых доказательств, от которых любое обвиняемое лицо просто опустило бы глаза и согласилось с ним. Просто слова, что ему я якобы ударил по шее", - добавил он.

По словам Галикеева, все уголовные дела против него возбуждены незаконно. В частности, утверждает подсудимый, дело об избиении возбуждено в 6 утра 27 января 2017 года. А показания Мурсенков давал 24 января и, утверждает Галикеев, тогда еще не говорил "о физической боли".

"В постановлении о возбуждении дела не указан ни повод, ни основание, - говорит он. – В качестве подозреваемого меня допросили 27 января в 08.56. следователь возбуждает уголовное дело только с одной целью – закрыть меня, задержать, а потом арестовать. Это подтверждается допросом Мурсенкова от 27 января в 17.05… И только потом в 17.42 он (следователь) допросил Мурсенкова в качестве потерпевшего, и тот уже говорит о какой-то физической боли. Следователем не проведен весь комплекс доследственных мероприятий для принятия законного решения. Версия оговора меня вообще не проверялась".

Присвоение денежных средств Галикеев также опровергает. Он говорит, что уголовное дело было возбуждено 20 марта 2017 года, а поводом стали допросы части сотрудников управления, которые заявили, что в 2015 году со своей зарплаты сдавали деньги руководству на проведение ремонта здания, части служебных автомобилей.

"При этом ремонт зданий и автомобилей, действительно, производился", - уточняет Галикеев. При этом он не упоминает, что расчет с ремонтниками проводился "по безналу" через бухгалтерию Автодорнадзора.

Галикеев привел несколько примеров, которые, на его взгляд, являются нарушением при проведении предварительного следствия, указал на нестыковки в действиях следователей и отсутствие грамотных действий со стороны правоохранительных органов, которые, по его мнению, никак не доказывают его вину.

"Вот такие страшные моменты произошли в самой важной стадии уголовного процесса – возбуждение уголовного дела. Почему это самая ответственная стадия уголовного процесса? Потому что затрагиваются права граждан. Потому что я сразу же становлюсь подозреваемым, потому что я сразу несу репутационные потери. Потому что начинает страдать его семья, начинают страдать близкие, родственники и т.д. После возбуждения уголовного дела меня арестовали, умер мой отец. Все благодаря тому, что следователь, не оценив, не проверив, вынес незаконное решение. Напудрил мозги судье, меня арестовали. Отец не выдержал, и в этот период времени умер – причинно-следственная связь. Однозначно", - сказал Галикеев.

Подсудимый утверждает, что не установлен конкретный день совершения преступления в отношении Мурсенкова, в деле не указано, какой рукой он бил потерпевшего, кто доказал, что "Мурсенков испытал физическую боль" и т.д. Говоря о присвоении 35 тысяч рублей, Галикеев утверждает, что "не установлено и не доказано событие преступления", несмотря на показания свидетелей.

В ближайшее время Галикееву и Шелковникову, после реплик сторон защиты и обвинения, предоставят возможность сказать последние слова, и суд удалится в совещательную комнату для вынесения приговора.

Роман Баландин

Новости по теме

06.12.18 10:26
26.11.18 10:46

Комментарии

Irina
2018-10-10 15:02:06
Терпило тож не ангел, обиделся, "кормушку" отобрали, а то бы где он еще заработал на автомобиль с кожаным сиденьем, доходы его проверить не мешало бы
Dima
2018-10-07 13:30:04
во всем либералы виноваты. Да, и где журнал на карельском языке? Где он? не вижу его.
Владимир
2018-10-08 12:45:59
Dima, это вы о бандюгане в погонах Галикееве?
Изя
2018-10-05 15:27:15
Заезжее ворье , приехали в Карекию бабло пилить , да тут и останутся в лагерном клифте .
однозначно
2018-10-05 15:17:33
Сгноить на строгом режиме.
Гость
Выбор читателей

Аналитика

07.12.2018 12:37
Капитал
Что скрывают планы республиканских властей приватизировать государственный пакет акций лесопромышленного холдинга?
06.12.2018 10:26

Чтиво

07.12.2018 15:50
Без политики
В преддверие новогодних праздников хочется купить подарки всем, кого любишь, и именно в такие моменты хочется иметь возможность хоть где-то сэкономить.
04.12.2018 16:05

Опрос

Сколько вы готовы потратить на подготовку к Новому году?