ПОСМОТРЕТЬ
Аналитика. Обществоведение
09:59, 01 Февраля 2018

Взятка или арендная плата?

Суд над Нелидовым близится к развязке.

Адвокаты Андрея Нелидова, обвиняемого в получении взяток, настаивают на его невиновности в инкриминируемом преступлении, а обвинение характеризуют, как "противоречивое и непоследовательное".

Фабула обвинения: Нелидов брал взятки при посредничестве Романова

В Петрозаводском городском суде 30 января завершились прения по уголовному делу в отношении Андрея Нелидова и Ивана Романова. Как утверждает гособвинение, Нелидов при посредничестве Романова с июня по сентябрь 2015 года получил от предпринимателей в качестве взяток порядка  4,6 млн рублей. За это он предоставлял бизнес-леди Татьяне Астратенок возможность торговать на острове Кижи.

По словам Нелидова, деньги, которые он получал от предпринимательницы, являются собственностью его бывшего советника Романова, который в 2015 году уже находился под стражей по обвинению в педофилии (за что был осужден на 20 лет колонии).

Астратенок в суде заявляла, что передавала Нелидову по 1,1 млн рублей за возможность торговать на острове в туристический сезон, который длится 5 месяцев. По ее словам, стоимость аренды составляла 8 млн рублей, из них 2,5 млн рублей она должна была перечислять ООО "ЛВК "Петровский" (компания Романова, которая реконструировала входную зону острова Кижи), а 5,5 млн лично на руки Романову.

Сам Романов заявил, что, как и Нелидов, не признает своей вины. Как сообщал Романов, он вместе с партнерами вложил в реконструкцию входной зоны острова Кижи порядка  500 тысяч долларов, и после возвращал вложенные средства.

Тем не менее, гособвинение посчитало вину Романова и Нелидова доказанной и попросило суд приговорить экс-главу музея "Кижи" Нелидова к 9 годам колонии строгого режима со штрафом в 55 млн рублей, а Романова к 8 годам заключения и 27,5 млн руб. штрафа. Но так как ранее он был осужден на 20 лет лишения свободы по обвинению в педофилии, прокуратура просит назначить ему общий срок заключения 23 года с ограничением свободы сроком на 2 года.

Обвинение надуманно, считают адвокаты

Адвокаты Нелидова Дмитрий Ильин и Алексей Соловьев заявили в прениях, что доводы государственного обвинения "противоречивы и непоследовательны". В частности, Нелидов летом 2015 года деньги получал лично или через водителя. Романов к тому моменту был под стражей (задержан 30 апреля 2015 года) и не мог выступать посредником.

"Простое сравнение текста обвинения свидетельствует о том, что взяткополучатель Нелидов и посредник Романов обвиняются в разных действиях по якобы получению в сговоре взятки от Астратенок. Если Нелидов обвиняется в том, что якобы получал, в том числе и через посредника, взятку в виде денег, то так называемый "посредник" в таких действиях не обвиняется, поскольку, согласно тексту обвинения, только способствовал взяткополучателю и взяткодателю в достижении и реализации соглашения между ними о получении и даче взятки. Таким образом, Романов обвиняется не в том, что выступал в качестве посредника, передавая Нелидову деньги от Астратенок, а в том, что лишь вел переговоры между ними о достижении соглашения о том, что якобы будет передана взятка", - заявил Соловьев.   

Таким образом, по словам адвоката, инкриминируемое Нелидову обвинение в получении взяток через посредника "надуманно и объективно не только не совершалось, но даже и не могло совершиться".    

При этом Соловьев отметил, если следовать тексту обвинения, то получается, что Романов выступал посредником и для Астратенок, которая якобы давала взятку Нелидову. Однако в отношении нее не возбуждалось никакого уголовного дела по данному факту. Соловьев связывает это с тем, что Романов (читай ООО "ЛВК "Петровский") заключил с музеем "Кижи" договор на реконструкцию входной зоны острова. Романов построил там пять зданий, которые после этого получил в аренду на 5 лет. Средства, вложенные в реконструкцию, он  намеревался возвращать за счет платежей от субаренды помещений.

"Принимая во внимание, что Романов понес затраты на строительство входной зоны из личных средств, потраченных наличными деньгами, и без получения подтверждающих финансовых документов, то он и планировал произвести возврат этих средств в виде наличных поступлений от субарендаторов", - отмечает Соловьев.

"Если читать текст обвинения дословно, получается, что Нелидов как директор музея дал указание провести аукцион, суть аукциона свелась к сдаче в аренду объектов имущества музея, в результате аукцион выиграла организация подконтрольная Романову, ранее назначенному на должность советника музея.  Романов стал сдавать арендуемые объекты имущества музея в субаренду, от чего стал обогащаться вопреки интересам музея, а в последующем еще и выступил посредником во взяточничестве", - пояснил Ильин.

Адвокат добавил, что музей не компенсировал арендатору расходы, понесенные при капитальном ремонте (строительстве) объектов входной зоны. Их компенсация происходила за счет уменьшения арендной платы для ЛВК.

"По условиям договоров аренды, музей компенсировал арендатору расходы на капитальный ремонт, только в том объеме, который сам (имеется в виду музей) и определил. Это сумма, согласно приложениям к пяти договорам аренды по всем объектам составляет 6,2 млн рублей. То есть все расходы на капитальный ремонт (строительство), понесенные арендатором свыше этой суммы, музей не компенсировал, это был предпринимательский риск арендатора. Я думаю, не надо быть большим специалистом в области строительства и оценочной деятельности, чтобы понять, что строительство с нуля пяти объектов из дорогостоящего материала – сухарника (высохшая на корню сосна), в условиях острова (отсутствие необходимой инфраструктуры, специфика доставки стройматериалов по воде и другие нюансы) будет достаточно затратной", - сказал Ильин.

Защитники Нелидова обратили внимание суда, что в телефонных разговорах и во время допроса в суде Астратенок передаваемые Романову деньги называет арендными платежами. Сумма аренды за сезон составляла 8 млн рублей, из которых 2,5 млн перечислялись на счет "ЛВК "Петровский", а 5,5 млн – лично Романову. Сумма в 8 млн рублей, утверждают адвокаты, была рассчитана Романову с учетом расходов на строительство помещений.

"Само содержание предъявленного обвинения свидетельствует о том, что Астратенок не поручала Романову выступить в качестве посредника в переговорах или каких-либо других обсуждениях с Нелидовым вопросов о передаче взятки, - утверждает Соловьев. - По логике обвинения Романов, вложив личные денежные средства, представляя интересы арендатора, который сам не обладает ни трудовым коллективом, ни продукцией для самостоятельной торговли сувенирами, заключает договор субаренды с Астратенок, занимающейся реализацией сувенирной продукции, на одном условии – с ней будет заключен договор субаренды двух помещений, и она будет платить арендную плату в сумме 2,5 млн рублей; а кроме того взятку в размере 5,5 млн рублей директору музея за то, что ей выдадут пропуск для нахождения во входной зоне с 20.00 до 06.00, и директор не примет мер к тому, чтобы в этом сезоне собственник зданий не запретил арендатору сдавать эти здания в субаренду. При этом Астратенок выступает в роли взяткодателя, а Романов действует как посредник в её интересах. Считаю, что более казуистической истории придумать невозможно".

Как отмечает Ильин, ссылаясь на показания той же Астратенок, предпринимательница знала, что строительство торговых объектов во входной зоне острова ведет Романов и ЛВК "Петровский", что Романов руководит и контролирует строительство. Согласно показаниям Александра Куликова, бывшего замначальника управления ФСБ по Карелии, в 2014 году в разговоре с ним Астратенок была довольна условиями аренды (в 2014 году она заплатила 2 млн рублей, как и другой предприниматель Цырульников). А в показаниях в 2015 года она уже меняет свою позицию.

"После первых своих показаний на следствии,  Астратенок поменяла позицию, и стала говорить, что наличные платежи она передавала Романову под обманом, в результате чего в отношении нее совершенно преступление, и она просит привлечь Романова к уголовной ответственности. В чем выразился обман, Астратенок не уточняла, а следователи не выясняли. Показания Астратенок в этой части защита расценивает как надуманные", - пояснил адвокат.

Основываясь на показаниях Астратенок, заслушанных в суде, защита пришла к следующим выводам: об условиях субаренды в 2015 году Астратенок  договаривалась лично с Романовым. Нелидов в указанных договоренностях не принимал никакого участия. 8 млн рублей – это общая сумма арендных платежей за торговый сезон 2015 года. Арендные платежи в размере 5,5 млн рублей наличными, по достигнутой договоренности, Астратенок должна была передавать Романову лично в руки. До ареста Романова фигура Нелидова вообще не возникала. Инициатива о заключении договора субаренды на 2015 год исходила от Астратенок. Это подтверждает ее смс-переписка с Романовым в марте-апреле 2015 года.

Почему не было возбуждено дело в отношении свидетеля Астратенок?

При этом следствие 1 августа 2016 года вынесло постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Астратенок, так как она "добровольно обратилась в правоохранительные органы с заявлением о совершенном преступлении, предусмотренном ст.291 УК РФ – то есть о взятке должностному лицу, активно способствовала раскрытию преступления".

Однако, говорит Соловьев, согласно показаниям Астратенок, до 23 сентября 2015 года (накануне задержания Нелидова) она не считала свои действия по выплате арендной платы наличными дачей взятки. Астратенок в своих показаниях указывает на то, что сотрудники оперативных служб сами подошли к ней и от них она "впервые услышала это слово – "взятка". Более того, Астратенок не заявляла официально о том, что давала кому-либо взятку – это следует из материалов дела, поясняет защита.

"Никаких данных о том, что Астратенок сообщает правоохранительным органам, что она давала взятку не имеется. В заявлении содержатся сведения об арендных платежах", - сказал Соловьев. Он добавил, что уголовное дело было возбуждено отнюдь не после заявления Астратенок, этот документ следователь приобщает к уже имеющемуся производству. При этом дело в отношении Астратенок не возбуждается. А постановление об отказе выносится спустя почти год после задержания Нелидова.

По мнению адвокатов, это объяснятся только тем, что Астратенок изначально действовала с "определенной целью осуществления мероприятий, направленных против Романова и Нелидова, именно поэтому в отношении неё и не начиналось уголовное преследование".

"Принимая во внимание содержание телефонных переговоров Астратенок, известно, что она не только пользовалась поддержкой и консультациями со стороны сотрудников ФСБ, но и выполняла их поручения. В  частности, при необходимости даже уезжала с места работы и временного проживания на острове Кижи. А вообще в своих действиях, связанных с расчетами по арендной плате, пользовалась некой "легендой", согласованной с сотрудниками оперативных служб. Причем, после того как Нелидов уже был задержан правоохранительными органами, Астратенок получила рекомендацию от сотрудника ФСБ продолжать руководствоваться "легендой", - заявил Соловьев.

Как поясняет Ильин, выводы защиты, что Астратенок была "подставной", у нее была "легенда" и был "покровитель» – не являются субъективными умозаключениями адвокатов. К таким же выводам пришли сотрудники МВД. В суде допрашивали трех сотрудников МВД, и никто из них не сказал, что информация, которая содержится на диске с результатами прослушивания телефонных переговоров Астратенок, является недостоверной. Напротив, все они сказали, что ничего не придумывали, что все материалы оперативно-розыскной деятельности, которые предоставлены следствию, соответствуют действительности.

"Таким образом, благодаря сотрудникам МВД, защите удалось получить сведения, которые проливают свет на истинное положение дел на острове Кижи в 2015 году", - сказал Ильин.

Разные версии событий 2015 года

Адвокаты Нелидова также не согласились с юридической квалификацией действий своего подзащитного. Защита настаивает на том, что Романов фактически являлся инвестором входной зоны острова Кижи и, как уже указывалось, возвращал через субаренду вложенные средства.

В тексте же обвинения указывается, что Нелидов и Романов "не позднее 3 марта 2015 года" "в неустановленном месте" вступили в сговор для незаконного обогащения, что Нелидову передавали взятки от сдаваемых аренду помещений входной зоны "за предоставление  возможности беспрепятственного осуществления торговой деятельности на территории музея на острове Кижи, в том числе выдачу взяткодателю пропуска, разрешающего круглосуточное нахождение на острове".

"Сообщая о "вступлении в сговор" автор обвинительного заключения скромно указал "в неустановленном" месте. Это означает, что какие бы доводы не приводила защита о том, что такого сговора не было и не могло быть, но "навешенное клеймо" будет довлеть над участниками процесса, мешая принятию законного решения. Чего стоит факт совершения действий Астратенок под легендой, под покровительством оперативных служб. И самое неожиданное объяснение от оперативного сотрудника – "легенда" - это правдивые сведения! Однако, поскольку суд принимает решение на основании закона и совести, то защите остается надеяться, что именно так и произойдет в настоящем деле", - сказал Соловьев.

Он также указал, что, согласно обвинению, взятки передавались за получения пропуска, который давал право находиться на острове Кижи с 20.00 до 06.00. Но образец этого документа так и не был представлен суду.

"Думаю, что документ стоимостью 5,5 млн рублей (по версии обвинения) стоит того, чтобы его представили суду", - сказал адвокат.

"Надуманность обвинения и в том, - продолжает Соловьев, - что Нелидов мог лишить Астратенок возможности беспрепятственного осуществления торговой деятельности на территории музея на острове Кижи, путем не выдачи пропуска или отзывом согласия на субаренду, совершенно очевидна".

Более того, в своих показаниях Астратенок говорит, что она ежемесячно передавала Нелидову деньги, которые он в свою очередь передавал "кому-то из ООО "ЛВК "Петровский", не уточняя при этом, кому именно. Также он говорил, что в случае моего отказа от передач ему денег лично, в следующем году ООО "ЛВК Петровский" не заключит со мной договор аренды".

Так, взятка или нет?

Далее адвокаты указывают, что после ареста Романова на деньги, которые следствие и гособвинение считают взяткой, начали претендовать другие люди. В частности, бизнесмены Твердовские, один из которых является учредителем ЛВК "Петровский". К Астратенок от их имени в сентябре 2015 года обращался Андрей Бейм, заявив, что теперь предпринимательница должна им отдавать деньги от аренды, которые ранее предназначались Романову. Примерно в это же время состоялся разговор Астратенок и Нелидова. Она спросила, что делать с деньгами Романова, Нелидов ответил, что арендные платежи нужно передавать ему.

"Именно это решение и сыграло для Нелидова печальную роль. Но на тот момент у участников разговора не было больше никаких условий по передаче денег – ни о пропусках, ни о том, что будут отозваны какие-то согласия вообще не было речи", - пояснил Соловьев.

В то же время Ильин напомнил, что после совещания в музее "Кижи" Астратенок лично обратилась к Нелидову с вопросом о дальнейшей судьбе ее предпринимательской деятельности на острове и кому передавать арендные платежи. На что Нелидов ответил – пока отдавать ему, а потом, возможно, Романова вскоре выпустят, и он сам продолжит заниматься вопросами аренды.

"У меня возникает вопрос, на основании каких доказательств обвинение пришло к выводу, что в ходе этой встречи Нелидов потребовал от Астратенок передачи ему лично взятки в размере 1,1 млн рублей ежемесячно в торговый сезон 2015 года – с мая по сентябрь, а всего 5,5 млн рублей, за предоставление возможности беспрепятственного осуществления торговой деятельности на территории музея на острове Кижи, в том числе выдачу взяткодателю пропуска, разрешающего круглосуточное нахождение на острове, исключение возможности отзыва согласия ФГБУК "Кижи", в лице директора Нелидова А.В. на сдачу ООО "ЛВК "Петровский" в субаренду вышеуказанных объектов движимого имущества, что входило в служебные полномочия Нелидова А.В.?" – говорит Ильин.

И вскоре добавляет: "В обвинении использована формулировка "за предоставление возможности беспрепятственного осуществления торговой деятельности", иными словами – какие-то препятствия могли быть учинены директором музея, Астратенок о них знала, и дабы Нелидов их не чинил, она передавала ему деньги. Убедительнее  всего это опровергается показаниями самой Астратенок на следствии и суде, что никаких угроз в ее адрес от Нелидова й никогда не поступало. То есть Нелидов не угрожал Астратенок чинить ей препятствия в осуществлении торговой деятельности".

В суде были прослушаны записи телефонных разговоров Нелидова, Астратенок, записи с совещания, где решался вопрос, кто будет арендовать помещения на острове Кижи в сезоне 2015 года.

"Все разговоры были подробно изучены в суде, однако нужно задаться вопросом – если речь идет о деньгах как "взятке", почему Нелидов проводит совещания, просит неких полномочий и обсуждает вопрос о том, кто будет получать деньги. Единственный четкий ответ который можно дать – все эти действия свидетельствуют о том, что не решался вопрос о получении взятки, - говорит Соловьев. – А если передаваемые деньги являлись "взяткой", о передаче которой договорились чуть ли не в апреле 2015 года, то как может на получение этих денег претендовать работник коммерческой организации?"

Как считает Соловьев, показательным в деле Нелидова является и тот факт, что в бытность директором музея он обращался в следственный комитет после того, как ему прислали запись разговора предпринимателя Цырульникова (до июня 2015 года торговал на острове Кижи) и некоего журналиста, где шла речь о передаче денег.

Крайне сомнительно, чтобы должностное лицо, получающее "взятки" обращалось в правоохранительные органы с просьбой оградить его от возможного шантажа. То есть данный факт свидетельствует о том, что получаемые средства Нелидов не расценивал как взятку", - уточнил Соловьев.

"С самого начала позиция защиты заключалась в том, что Андрей Витальевич получал от Астратенок денежные средства, но не в качестве взятки, поскольку он ничего для нее не делал как директор музея, а в качестве арендных платежей наличными деньгами, и забирал он их не для себя, а для Романова, поскольку он о них договаривался с Астратенок, и ему они были предназначены. Полагаю, что данная позиция нашла свое подтверждение исследованными по делу доказательствами. Во-первых, сама Астратенок воспринимала передаваемые Нелидову денежные средства именно как аренду и арендные платежи. Об этом свидетельствуют показания Астратенок на следствии и суде, в которых многократно звучит и повторяется слово "аренда" и "арендные платежи" при описании событий 2014 и 2015 годов", -добавляет Ильин.

"С учетом доводов, приведенных стороной защиты, и доказательств, имеющихся в материалах уголовного дела и исследованных в судебном заседании, считаю, что действия Нелидова необоснованно квалифицированы как получение взятки и прошу в отношении него постановить оправдательный приговор по ч.6 ст.290 УК РФ, за отсутствием в его действиях состава преступления", - заключил Соловьев.


P.S.

Нелидов также решил участвовать в прениях. В суде он высказал свою точку зрения, как квалифицировать его действия, которые гособвинение инкриминирует ему как преступление.

"Я вовсе не оцениваю свои действия как абсолютно правильные и безошибочные... Я очень прошу вас оценить не только объективные факторы, которые как юрист вы будете оценивать с точки зрения судьи, который имеет некую методику, но и по человеческому принципу", - сказал Нелидов.

К слову, адвокат Ивана Романова Александр Яковлев также попросил оправдать своего подзащитного в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

Суд близится к завершению, остались только реплики сторон и последние слова подсудимых. И уже 2 февраля, возможно, будет назначена дата оглашения приговора.

P.P.S. Для полноты картины можно ознакомиться с показаниями, которые давали в суде Андрей Нелидов ("События происходили страшные", "Деньги получал, но взятку не брал"), Татьяна Астратенок ("Дура валаамская", "Про красную шапочку"), Владимир Цырульников ("Вова, надо платить!"), Наталья Кордова ("Свидетельница заявила, что Нелидову давали взятки, но сама этого не видела"), Александр Куликов ("Экс-сотрудник ФСБ сомневается, что свидетель по делу Нелидова была "подставной" со стороны спецслужб").

Роман Баландин

Комментарии

Ника Павловская
2018-02-13 16:14:15
Пробовали тут поискать:
http://google.com/
http://google.com/
[URL]http://google.com/[/URL]
баян
2018-02-01 18:03:33
Дорогой так ты тоже работал на спецслужбы рас записывал разговоры на диктофон стукачек
Гость
Выбор читателей

Аналитика

17.05.2018 13:02
Обществоведение
Спустя почти полгода трехсторонняя комиссия по урегулированию социально-трудовых отношений Петрозаводска подвела итоги работы за прошлый год.
16.05.2018 13:17

Чтиво

14.05.2018 12:27
Без политики
Лабораторная диагностика помогает получить первичную информацию о состоянии здоровья ребенка, уточнить диагноз и вовремя обнаружить инфекционные заболевания.

Опрос

Кто должен ответить за неубранные помойки и мусор в Карелии?