"Мы всегда в активном поиске"

Чтиво. Кофе со сливками
14:22, 15 Октября 2020
фото: © Николай Смирнов / "Столица на Онего"

Читать по теме

Загрузка...

Гости рубрики "Кофе со сливками" – Людмила Власова и Игорь Сидоренко – первопроходцы косметологической отрасли Карелии и основатели Северо-Западной косметологической школы.

"Все полученные знания отдавать во благо здоровья и красоты человека" – этими словами встречают пациентов в Косметологической клинике Людмилы Власовой, которой в этом году исполнилось 26 лет.

Людмила Власова и ее супруг Игорь Сидоренко стояли у истоков создания в Карелии новой отрасли медицинских услуг. Начав с небольшого косметологического кабинета, врач-дерматолог и косметолог Людмила Власова за годы работы превратила его в современную клинику, специалисты которой сегодня справляются с самыми сложными проблемами кожи и помогают пациентам чувствовать себя здоровыми и красивыми в любом возрасте. Эта клиника принципиально отличается от салонов красоты тем, что работает по медицинской лицензии и оказывает амбулаторно- поликлиническую помощь в направлении медицины антистарения.  Если сказать просто, это комплексный подход, который направлен на диагностику ранних проблем со здоровьем и предотвращения преждевременного старения организма. Поэтому в клинике ведется прием основных врачей: косметолога, дерматолога, трихолога, эндокринолога, диетолога, терапевта, ортопеда, подолога, хирурга по лазерным технологиям и по пересадке волос.


© Николай Смирнов / Столица на Онего

Людмила Власова и Игорь Сидоренко – счастливая семейная пара, влюбленная в общее дело. Как говорят супруги, всю жизнь они находятся в активном поиске новых знаний. Все самое эффективное, что есть в косметологии 21 века, они применяют на практике в родном Петрозаводске. Но при этом еще учат других.

Северо-Западной косметологической школе, которую основала Людмила Власова и которой руководит Игорь Сидоренко, в феврале исполнится 20 лет. За эти годы дипломы о профессиональном образовании в ней получили более 500 выпускников, которые сегодня работают косметологами среднего звена, специалистами по маникюру и педикюру в ведущих салонах красоты.

Супруги гордятся выпускниками и считают, что конкуренция на рынке косметологических услуг, которую они создают, – это то, что движет сферу оказания качественных услуг населению.

Об этом и многом другом мы поговорили за чашкой кофе в новом здании, куда переехала клиника и школа.


© Николай Смирнов / Столица на Онего

Рабочие лошадки косметологии

- Расскажите, как возникла идея учить косметологии других людей? Ведь вы сами себе конкурентов создаете, зачем?

Игорь: Мы учим не конкурентов. Мы учим хороших специалистов...  Хотя конкуренция в нашей сфере, это хорошо. Она заставляет держать планку, постоянно повышать свой уровень, а людям дает возможность сравнивать. В конце 90-х специалистов нашей профессии в Петрозаводске не хватало, и на первом этапе учебный центр мы создавали, в том числе, для себя – чтобы выучить нужных специалистов, в которых был страшный дефицит.


© Николай Смирнов / Столица на Онего

Уже на старте мы знали, что это не будут просто курсы. Мы стремились открыть самое настоящее профессиональное учебное заведение, и поэтому пошли по пути набора квалифицированных преподавателей, создания необходимой материально-технической базы, получения лицензионных документов, написания учебных планов и программ. Так возникла Северо-западная косметологическая школа, которая имеет лицензию Министерства образования и выдает дипломы установленного образца.

Наши выпускники получают профессиональное образование косметиков 3 и 4 разряда. Это рабочие лошадки косметологии! Но берем мы только тех, у кого есть база – образование не ниже среднего медицинского. Как правило, к нам приходят медсёстры и студенты медицинского и даже врачи. 

Людмила: Прежде, чем создавать школу, нам нужна была четкая информация о подобных учебных заведениях. В конце 1999 года я побывала в Финляндии в городе Савонлинна в многопрофильном институте, где проводится двухлетнее обучение по профилю косметология, мастер по маникюру и педикюру. Общее название такой профессии в Европе звучит как "эстетист". Тщательно изучив, как там организован учебный процесс, я поняла, что смогу повторить этот опыт в Петрозаводске. Помогли еще и посещения международных выставок в Германии в 1997 году и в Италии в 2002 году.

- Вы одними из первых в стране организовали частное учебное заведение по подготовке кадров в косметологии. Что было самым сложным?

Игорь: У нас не было проторенного пути, мы действительно делали это первыми. Министерство образования смотрело настороженно, и первую лицензию на образовательную деятельность было особенно сложно получить. Пришлось даже ехать в Москву в Министерство труда, чтобы нам правильно прописали профессию, которой мы обучаем.  

Помню, что первые кушетки мы купили списанные, и сами их реставрировали, а в группу 2001 года набрали четырех человек. Далее мы улучшали, укрепляли материально-техническую базу школы, количество учеников стало увеличиваться, и был поток, когда одновременно занимались 14 будущих косметиков. Все они прошли через руки Людмилы Власовой, и на сегодняшний день практически во всех салонах Петрозаводска есть специалисты, которые закончили Северо-Западную косметологическую школу, многие уехали работать за пределы Карелии и в другие страны.


© Николай Смирнов / Столица на Онего

Очень жаль, что у нас в стране был разрушен институт наставничества. В советское время ни один профессионал не уходил на пенсию, пока не научит молодежь, не передаст свой опыт. А Людмила Васильевна – наставник с большой буквы, возрождает эту традицию в современной России.  

"Косметологии нельзя научить по интернету"

- Сейчас в Интернете очень много курсов типа "научу косметологии за 24 часа"… Как такое возможно, и почему у вас обучение длится несколько месяцев?

Людмила: Как всё-таки принижают профессиональный уровень и значимость нашей профессии такие учебные заведения! Конечно, можно прослушать и выучить лекционный материал, но профессионально ставить руки специалиста для косметических массажей, чувствовать и изучать анатомию кожи человека и воздействий на неё косметологических процедур через интернет невозможно.

Вы, захотели бы оперироваться у хирурга или лечиться у стоматолога, который закончил курсы онлайн?  К примеру, чтобы стать врачом-косметологом, требуется 6 лет отучиться на медфаке, пройти 2 года ординатуры по дерматологии, и еще год – по косметологии с получением сертификата. Получается, 8-9 лет. И даже после такой специализации врачу-косметологу надо постоянно учиться – посещать множество семинаров, быть в курсе всех событий в области эстетической медицины. Медицина – наука, которая всегда движется вперед.


© Николай Смирнов / Столица на Онего

Правильно делать стандартные косметологические процедуры, подбирать косметику по состоянию кожи, а значит знать биохимию косметических средств, анатомию и физиологию, проблемы кожи и здоровье организма нашего пациента...  Даже для среднего медицинского профессионального уровня, каким является косметик, мы учим на протяжении пяти месяцев, причем занятия – лекционные и практические – проходят каждый день. При этом мы стараемся давать больше практики, так как косметология – это ручная работа, и наши ученики на последнем этапе много практикуются на живых моделях. Одному только массажу лица отводится 40 часов обучения! И поверьте, наши выпускники делают массаж профессионально!

Первые годы я сама была моделью, и учащиеся делали процедуры на мне. Я ставила зачет только тогда, когда видела, что они все выполняют правильно – массаж, чистку и т.д. Я видела, как специалист освоил свое дело, и только тогда выпускала, как говорится, в люди.

- Кто преподает в вашем учебном центре?

Игорь: Долгое время мы сотрудничали с медучилищем, и, конечно, на постоянной основе сотрудничали с медицинским факультетом ПетрГУ. Преподаватели университета читали в Северо-Западной косметологической школе анатомию, физиологию, дерматологию, санэпидемиологию.  Высококвалифицированные специалисты обучают конкретным косметологическим процедурам. Например, я сам с 1997 года занимаюсь педикюром, и выпустил уже не один десяток мастеров. Это хорошо, что школа дает возможность развиваться и тем, кто в ней преподает. Когда ты учишь других – растешь и сам.


© Николай Смирнов / Столица на Онего

Кстати, на базе школы мы постоянно проводим конкурсы профессионального мастерства, первый из них состоялся в 2004 году. К нам приезжают косметологи со всей Карелии, а также представители других регионов, и это позволяет обмениваться опытом и повышать квалификацию.  

- Эпидемия коронавируса как-то сказалась на работе школы?

Игорь: Жизнь заставляет нас меняться. Недавно мы перешли на индивидуальное обучение и поняли, что это удобнее для всех, – и для учеников, и для преподавателей. Люди работают, и всех семьи, дети, и так легче составлять график. Сейчас у нас по индивидуальным планам учатся одновременно по 4-6 человек, а лекционный материал мы проводим онлайн, но на заочное обучение переходить не планируем, хотя некоторые наши коллеги пошли по такому пути. Мы консервативны, и считаем, что косметологии нельзя научить по интернету. Важны руки, практика… Ну и, конечно, ничто не заменит живое общение с аудиторией.

"Мы никогда не пытались только зарабатывать…"

- Вы начинали работать в 90-е годы и создали бизнес с нуля. Считается, что с тех пор в косметологии произошла не одна революция. Расскажите, как это было…

Людмила: Мы начинали работать вдвоем с дочерью в 1992 году и сначала были несамостоятельными. Будучи врачом-дерматологом, я выучилась в НИИ косметологии в Москве и получила свою первую корочку. Это были курсы, после, которых необходимо было еще учиться и учиться… А литературы по профессиональной косметологии не было, поэтому спасала публичка. Вот там я и сидела! Это сейчас и интернет, и журналы, и профессиональные издания!

И я усвоила для себя главное: все, что касается нашей внешней красоты, исходит изнутри!  И, блеск глаз, и цвет волос, и густота бровей и ресниц, и вся наша кожа – это здоровье организма в целом.


© Николай Смирнов / Столица на Онего

Конечно, это было непростое время, когда люди думали, где купить еду, стояли в очередях за мылом и шампунем, а на косметические средства был такой дефицит, который трудно представить в наше время. Хорошо, что в НИИ косметологии нам дали множество рецептов по составлению косметических форм, и я научилась по ним готовить маски. А, сейчас в изобилии множество профессиональных линий косметики из разных стран мира.  Пожалуйста, только выбирай. 

В 1994 году я впервые получила медицинскую лицензию на право заниматься частной практикой в своем косметологическом кабинете, и мы с дочерью начали работать самостоятельно. Было тяжело из-за нестабильной обстановки в стране. В лихие 90-е, если честно, мы пережили все: и нападение на нас со стрельбой, и другие неприятные моменты! Но жизнь продолжалась, мы учились и потихоньку двигались вперед.

С первого дня я была уверена, что не хочу заниматься просто внешней красотой и открывать банальный салон красоты. Косметология – это не эстетика, это медицина. Именно поэтому я шаг за шагом шла к открытию медицинской косметологической клиники, где наряду с разными косметологическими процедурами главным было оказание медицинской помощи людям с проблемами кожи, в том числе и возрастной.  

Игорь: По своей сути наша организация ничем не отличается от стандартной поликлиники, в которой работают дипломированные врачи. Она оснащена современной техникой и применяются современные технологии лечения заболеваний. Люди приходят сюда за амбулаторной помощью, а кожа – это самый большой орган, который требует лечения и ухода!


© Николай Смирнов / Столица на Онего

- Если не секрет, откуда взялись деньги на первоначальные вложения?

Людмила: Брали в долг, что же делать? Косметология с точки зрения вложений – очень дорогая сфера. Самый простой и экономичный кабинет с оборудованием – кушетка, манипуляционный столик, лампа-лупа и косметика – стоит порядка 3-5 тысяч долларов. А в нашем случае (1997 год), с профессиональной косметикой Academy, это было 6 тысяч долларов.


© Николай Смирнов / Столица на Онего

Брали в долг, работали сутками, отдавали. Помню, чтобы вернуть первый большой долг, который увеличился почти в четыре раза из-за дефолта 1998 года, мы организовывали парикмахерские семинары и провели их более 11 с участием именитых людей России: Марина Амирбегова, Елена Баклушина – это чемпионы мира по парикмахерскому искусству, знаменитая школа Pivot point.

Игорь: Тут нет какого особенного секрета. Это только огромный труд, и постоянный профессиональный рост! Приходили на работу в девять, и уходили в девять, без выходных и проходных.

Людмила: Нам удается сохранить свою нишу, потому что мы постоянно развиваемся, дополняем нашу любимую клинику современным оборудованием, повышаем свой уровень профессионализма, и все это, конечно, делаем для нашего клиента.   

Когда мы в 2008 году покупали лазерное оборудование, на тот момент самый современный американский аппарат стоил 3 миллиона рублей (100 тысяч долларов по тем временам). Нам предрекали трудности его окупаемости в нашем регионе.  А мне, знаете, это было абсолютно неважно. Я понимала, что мне нужна эта техника, которая поднимет уровень терапии кожных заболеваний. Мне было важно, чтобы в нашей клинике был такой уровень. 


©

Буквально на днях, мы вновь дополнили наши возможности оказания новых лечебных услуг приобретением высококачественной микро импульсной СО2 лазерной установки AcuPulse от известнейшего бреда Lumenis (CША).


©

Понимаю, что без такой современной методики, как лазер, не обойтись. Он стоит на вершине медицины, с доказанной эффективностью применения, подтверждённой клиническими испытаниями, имеет широкие возможности, сочетающие в себе множество вариаций воздействий на кожу без осложнений. И решает дерматологические, косметологические и хирургические проблемы кожи. Главное, чтобы наши пациенты были довольны лечебным эффектом.

"Человек просто становится моложе"

- Сейчас женщины посещают косметологические клиники, в основном, чтобы не стареть. Как вы относитесь к моде на подтяжки и накаченные губы?

Людмила: Коррекция старения кожи – это медицинское направление в косметологии, а для человечества в целом – это физиологический процесс. Да, мы не сможем из женщины 50-ти лет сделать 16-летнюю девочку. Но мы проведем такие процедуры, что она будет выглядеть достойно и уверенно в своем возрасте, и  будет получать комплименты,  что она прекрасно выглядит, или где-то хорошо отдохнула. Да, помолодела, а что конкретно сделала – никто не заподозрит!..

Я всегда была против такой косметологии, когда женщина в возрасте получает натянутые скулы и большие губы, а еще больше всего на возрастном лице меня возмущают накладные ресницы, как у куклы Барби!


© Николай Смирнов / Столица на Онего

Хороший косметолог должен, как скульптор, видеть всю работу целиком – знать анатомию старения не только кожи, а и подлежащих к ней анатомических структур. И сделать так, чтобы человек помолодел, но никто не понял, как.

- Вы, наверное, следите за публичными людьми и можете привести примеры хорошей работы косметологов…

- Да, я слежу за публичными лицами, и вижу, что многие из них проходят очень хорошее лечение. Прекрасно выглядит, на мой взгляд, наш депутат Госдумы Валентина Пивненко. В последнее время очень натурально и естественно смотрится Алла Пугачева.

- Но, согласитесь, этому ведь не сразу научились.

- Косметология не стоит на месте. С 1998 года являясь участником многих симпозиумов по эстетической медицине, конгрессов по косметологии, конференций по медицине антистарения, могу сказать, что все движется вперед. Появляются новые методики коррекции возрастных изменений, лечения эстетических проблем кожи, в трихологии, в подологии …  и при этом очень важно отследить и в целом здоровье всего организма! Это должен помнить каждый врач эстетической медицины.

В арсенале врачебной косметологии есть множество процедур для возрастной кожи. Например, аппаратная косметология (это, прямо скажем, – физиотерапия), имеет под собой множество противопоказаний. Не всегда можно выполнить уколы красоты, необходимо учесть все за и против.

Никакой тайны я тут не раскрою, сказав, что только инъекционные методы по-настоящему дают быстрый результат, но только в комбинации разных методов можно добиться еще и продолжительности их воздействия. На современном этапе мы можем убрать все, что говорит о возрасте и самыми,  думаю, физиологичными и безопасными для нашего организма являются  филлеры, которые в своем составе содержат гиалуроновую кислоту. При ее введении заполняются пустоты, образовавшиеся в процессе старения кожи – и это дает естественный, хороший результат. Я занимаюсь филерами уже 22 года, и могу сказать, что за ними не только прошлое, но и настоящее, и будущее.

- Насколько сложно успевать за новыми трендами? С точки зрения косметологических услуг Петрозаводск – продвинутый город?

Игорь:  Да, Петрозаводск в этом смысле достаточно продвинут. Мы всю жизнь с Людмилой Васильевной мотаемся по миру по маршруту от выставки к выставке, от конгресса к конгрессу. Едем на выставку, заодно и отдыхаем там, где она проходит. Просто так в отпуске не были уже очень давно.

Мы находимся в постоянном поиске новых знаний, и привозим в Карелию и в нашу клинику все самое прогрессивное, что есть в косметологии 21 века: новые технологические решения, новые материалы, новые тренды. В Россию все приходит с опозданием примерно на два года. Но мы знаем заранее, и ждем, когда появится.

- Сходить к косметологу сейчас – дорогое удовольствие, доступное избранным?

Людмила: Я бы так не сказала. Процедуры ухода за кожей в принципе не дорогие. Но в целом антивозрастная медицина – это, конечно, недешево. Чтобы соответствовать тем требованиям, которые предъявляются в обществе, человеку необходимо подходить к своему здоровью и внешности комплексно. И чтобы вернуться к какой-то возрастной точке, требуются определенные вложения в себя. Дело в том, что используемые препараты, в основном, импортного производства, имеют высокую себестоимость, и это влияет на цены.


© Николай Смирнов / Столица на Онего

- Но сейчас уколы красоты охотно делают так называемые "домашние косметологи" – чуть ли не в каждом подъезде есть такой специалист. И у них цены, конечно, ниже… Что вы по этому поводу думаете?

Людмила: Это на их совести! Если эти люди делают неузаконенные процедуры и продают нелицензионную продукцию, я конечно не юрист, но знаю, что их действия подпадают под уголовную статью.

Когда такие новоиспечённые косметологи (хорошо еще, если это врач, а бывает и средний медработник) – берутся делать уколы, одному богу известно, чем это может закончиться. Если честно, я больше всего не понимаю людей, которые, рискуя своим здоровьем, ходят к таким лже специалистам. Из-за того, что дешево? Так ведь здоровье потом ни за какие деньги не купишь!

В медицинской клинике соблюдаются санитарные правила, а что в квартире? Пыль, игрушки, животные? А ведь заразить опасной болезнью (гепатитом, ВИЧ), не говоря уже о бактериальных, грибковых инфекциях, можно даже, делая маникюр и педикюр! Наверное, незнание профессии, возможных осложнений, жажда наживы любой ценой, и порождает таких безответственных людей. А ведь к получению нашей профессии есть строгие требования. 

"Нам и самим работа – в кайф"

- Вы вместе уже 28 лет, и все эти годы ведете общий бизнес. Расскажите, как вы принимаете самые важные решения? Кто говорит последнее слово?

Людмила: О… это по-разному. Но я уверена, что счастливые браки бывают только тогда, когда у супругов есть общие интересы, общее творческое дело. Да, у нас бывают разногласия по поводу нашего творческого пути, но мы всегда приходим к общему знаменателю. И именно эти дискуссии, споры дают ключевое зерно, как поступить правильно.

Даже вопрос о том, чтобы принять или не принять новую технологию, мы решаем вместе, анализируем, нужна ли она нашему клиенту, сможем ли мы это делать. Сейчас на рынке косметологических услуг море самых разных предложений, и важно сделать правильный выбор, исходя из возможных побочных эффектов.


© Николай Смирнов / Столица на Онего

Игорь: Когда речь идет о десятках миллионов рублей, конечно, возникают споры… Вот сейчас мы купили лазер, он один из лучших в мире, как говорится, мерседес среди мерседесов, его технологию ничто не может превзойти. И мы долго обсуждали эту покупку, и, в конце концов, решились. Да, иногда что-то хочется потратить на другие вещи, на себя. Но мы понимаем, что развитие нашего дела гораздо важнее для семьи.

- Вы передаете свой опыт ученикам Северо-Западной косметологической школы. А в семье есть, кому продолжить ваше дело?

Игорь: У нас в целом медицинская семья, есть врачи и среднее медицинское звено, поэтому мы надеемся, что наше общее дело будет продолжено. Старшая дочь Наталья работает косметологом в крупном салоне в Москве, она чемпионка России по косметологии. Младшая дочь трудится в клинике. Внук Людмилы Васильевны – врач-стоматолог. Наш сын учится на первом курсе лечебного института РУДН в Москве. Ждем, когда доучится и пойдет по стопам Людмилы Васильевны.

Нам и самим работа – в кайф. Дополнительная уверенность появилась после того, как мы переехали в собственные помещения в здании на Первомайском, 37 б. Очень долго Косметологическая клиника Людмилы Власовой располагалась на арендованных площадях, и это, конечно, не прибавляло энтузиазма.  А сейчас приходишь в клинику и понимаешь, что это – наше. Ты не бегаешь, не суетишься, потому что цикличность и стационарность обеспечены лицензией и наличием собственной крыши над головой. При этом, мы занимаемся любимым делом, и когда это работа и хобби одновременно, это же здорово!

Беседовала Наталья Захарчук

Селфи на память

ООО "Косметологическая клиника Людмилы Власовой"

Телефон  (8-911) 661-98-52, (814-2) 70-14-84

Адрес: г.Петрозаводск, пр.Первомайский 37б

Лицензия № ЛО-10-01-000900 от 16 апреля 2015г. выданная Министерством Здравоохранения и Социального развития Республики Карелия.

Предупреждаем о необходимости получения консультации у специалиста по оказываемым услугам и противопоказаниям.

Подписаться
А вы знали? У нас есть свой Телеграм-канал.
Все главное - здесь: #stolicaonego

Комментарии

Бритва
2020-10-23 09:16:08
скромненькая рекламка
Гость
Выбор читателей

Чтиво

23.10.2020 12:45
Без политики
Тесты на коронавирус COVID-19 можно сдать теперь и по субботам в "Клиниках на Чайкиной".