890x80

"Чудовищный, вопиющий и беспрецедентный случай"

Аналитика. Политкухня
10:02, 13 Февраля 2017
Загрузка...

То, что совершают правоохранительные органы и суды Карелии в отношении известного политика и предпринимателя Девлета Алиханова – это беспрецедентный для современной России факт нарушения прав человека.

 

Нигде и ни с кем в нашей стране не происходит подобного – 27 месяцев и 24 дня в СИЗО по экономическому делу без приговора суда. Законы в отношении Алиханова применяются избирательно или не действуют совсем.

"Карелия – страна тюрем и нечеловеческих страданий"

У Карелии есть все шансы в очередной раз прославиться на всю Россию. И отнюдь не в позитивном плане. Приехавшие в наш регион члены Совета по правам человека при президенте РФ назвали то, что происходит с Девлетом Алихановым, чудовищным. Известный карельский политик и предприниматель более двух лет провел в СИЗО в одиночной камере без приговора суда. Бесконечно продлевая срок содержания под стражей, судьи, идя на поводу у силовиков и гособвинения, из раза в раз просто переписывают постановления, ни в чем не разбираясь и не основываясь на нормах права и фактических обстоятельствах дела. На сегодняшний день во всей России нет ни одного прецедента, чтобы человек по экономической статье УК сидел за решеткой так долго, не будучи осужденным за совершение преступления. По мнению экспертов-правозащитников, Карелия, благодаря истории с Алихановым, уже не воспринимается как туристический край, она стала "страной тюрем и нечеловеческих страданий".

Об этом, в частности, говорил на итоговом совещании в правительстве Карелии член Совета по правам человека Леонид Никитинский – известный журналист и юрист-правозащитник.

- Человек сидит в СИЗО два года, и суд специально волынит эту историю, чтобы только не выпустить его из-под стражи. А почему он под стражей-то сидит?!  - тоже возникают вопросы. Мне очень странно, что федеральные СМИ про эту историю еще не писали, я думаю, что мы исправим это положение, они напишут про нее, - пообещал Никитинский.

- Вот это все… это ведь нельзя воспринимать, что это где-то там происходит. Нет, это происходит здесь.  Карелия – это регион, который овеян своими легендами, Карелия – это туризм, и сюда хочется приехать. Но теперь к ней прицепляется еще один миф – что это страна жутких тюрем и каких-то нечеловеческих страданий. На знамени Карелии теперь есть еще и такой знак: это страна тюрем. И мы все должны с этим что-то делать.

Я проехал много регионов и как член Совета, и как журналист. И я хорошо знаю российские регионы. Есть регионы, где дышится с большим трудом, там душно. И есть такие, как Карелия, где дышится легко. Здесь есть живые люди, живая медиа-среда, журналистика живая. Это большая редкость сегодня в России. В большинстве регионов она уже умерла. А у вас есть. Но на этом фоне происходят точечные, но абсолютно чудовищные вещи. Ваша это вина, или федеральная, но с этим нужно разбираться. Потому что это кардинальным образом влияет на имидж республики.

Члены Совета по правам человека выразили готовность разбираться с делом Алиханова и доложить о нем и о других делах в Карелии президенту России. Так совпало, что последний суд, на котором Девлету Алиханову продлили срок содержания под стражей до 28 мая (до 27 месяцев и 24 дней), состоялся накануне приезда членов СПЧ в Петрозаводск. Они не смогли на нем побывать, но составили представление, повстречавшись с адвокатами Алиханова и журналистами, которые пишут на правозащитные темы.

Ходатайство о продлении рассматривала судья Наталья Маненок (она же ведет дело по существу), и речь на заседании как раз шла о том, что решения о содержании Алиханова за решеткой противоречат нормам международного права, позиции Верховного суда России и Верховного суда Карелии по аналогичным уголовным делам. Это явное нарушение прав человека, которое может стать предметом разбирательств в Европейском суде.

Одни предположения, а где факты?

Гособвинители свое ходатайство о продлении Девлету Алиханову срока содержания под стражей до 28 мая мотивировали тем, что обстоятельства, по которым его ранее оставили в СИЗО, не изменились. Они не высказали ни одного нового довода, а сам текст слово в слово переписали из предыдущих ходатайств, ранее удовлетворенных судом. На автомате в очередной раз заявили – освобождать Алиханова нельзя, так как он может скрыться за границей или повлиять на свидетелей. При этом они не привели ни одного конкретного фактического обстоятельства, свидетельствующего, что он предпринимал попытки это сделать. Ходатайство было основано на предположениях, а не на фактах. А если бы исследовали фактические обстоятельства, то натолкнулись на логичный вопрос: зачем Алиханову прятаться и подговаривать кого-то, если расследование завершено, все свидетельские показания собраны, по содержанию устраивают, при этом он уверен в своей невиновности, и доказывает это в суде по существу?!

На сегодняшний день Алиханов перестал быть депутатом и превратился в обычного пенсионера без всякого статуса в органах власти. У него нет действующего загранпаспорта, общегражданский паспорт находится в системе УФСИН. В качестве обеспечительной меры в связи с уголовным делом арестованы его счета и имущество. К тому же, все знают, что жизнь Алиханова и его бизнес связаны с Карелией, здесь его дом, семья, дети, внуки, коллеги и партнеры, - он не хочет их покидать. Даже находясь в следственном изоляторе, он не пытается избавляться от бизнеса и имущества, ничего не распродает. И если бы он хотел уехать, - сделал бы это до ареста. Однако, он не предпринимал никаких попыток сбежать – по каждому вызову являлся на допросы к следователю и разъяснял свою позицию по делу. Так же очевидно, что Алиханов не будет оказывать давление на свидетелей, так как все показания, данные по уголовному делу, его вполне устраивают – они не содержат доказательств вины.

Гособвинители сознательно обошли стороной тот факт, что преступление, в котором обвиняют политика и предпринимателя, носит экономический характер. Оно не относится к категории особо тяжких, направленных против личности, это не убийство, насилие или разбой. Речь идет о скучных для обывателя экономических процедурах.

Ущерб, якобы нанесенный бюджету в результате приватизации сберкасс, не доказан. Наоборот, в деле есть две судебно-оценочные экспертизы, которые напрямую говорят об отсутствии ущерба. Что касается сути обвинения, то оно абсурдно, так как противоречит федеральному законодательству. Сколько бы ни манипулировали статьями следователи, но при определении начальной цены объектов приватизации долгосрочная аренда является обременением – это требование закона, отсюда и единая общероссийская практика, сложившаяся от Камчатки до Калининграда, в том числе, и в Карелии. И как в принципе можно похитить имущество, которое приобретено через открытый аукцион? И какое отношение к спорной сделке имеет Алиханов, если он в нем не участвовал и ничего не покупал?

Сомнительный рекорд

Алиханов, обвиняемый в совершении преступления по ч.4 ст.159 УК РФ, не будучи осужденным, просидел за решеткой более двух лет. Это беспрецедентный случай в современной российской практике судопроизводства по уголовным делам, противоречащий нормам международного права. Эти нормы действуют на территории нашей страны и признаются Россией. Согласно Конвенции по правам человека, любой гражданин, задержанный и находящийся под стражей, имеет право на судебное разбирательство в разумные сроки или подлежит освобождению под гарантии явки в суд. В противном случае, он вправе обратиться с иском о нарушении прав человека в Европейский суд.  

Как пояснил на заседании адвокат Михаил Ямчитский, в Карелии делом Алиханова сейчас устанавливается сомнительный рекорд – никто в России так долго не находился под стражей по аналогичным делам.

- Я долго искал аналогичные случаи, которые стали предметом разбирательств в Европейском суде по правам человека, но не нашел ни одного, чтобы человек провел за решеткой столько же, сколько Алиханов.

Адвокат привел в пример знаменитое дело "Быков против Российской Федерации". Известный красноярский предприниматель выиграл суд по правам человека после того, как в России его продержали в СИЗО без приговора 1 год 8 месяцев и 15 дней. Что любопытно, Быков обвинялся в совершении особо тяжкого преступления – в России его судили за организацию покушения на убийство бывшего партнёра по бизнесу. Однако, Европейский суд вынес решение в его пользу и обязал российскую сторону выплатить компенсацию. Главный вывод, сделанный европейскими экспертами основывался на том, что в отношении Быкова российские суды не менее 10 раз рассматривали ходатайства об освобождении и отказывали из-за тяжести обвинения и вероятности того, что он воспрепятствует правосудию и окажет давление на свидетелей. При этом в ходатайствах не указывались относимые и достаточные мотивы. Мера пресечения оставалась прежней – содержание под стражей, и никто не проверял, изменялись ли обстоятельства на более поздних стадиях. Вам это ничего не напоминает?

Верховный суд Российской Федерации стоит на таких же позициях, которые не раз прописывались в постановлениях Пленума Президиума ВС РФ: нельзя необоснованно продлевать содержание под стражей, всегда должны учитываться конкретные фактические обстоятельства. И если посмотреть судебную практику в России: суды, как правило, отказывают в удовлетворении ходатайств об аресте и содержании человека в СИЗО, если следствие и обвинение обосновывают требование только тяжестью преступления и не приводят иных фактических доказательств (ими могут быть, например, попытка скрыться или оказать давление на свидетелей). Чтобы держать человека в СИЗО, одних предположений мало, нужны факты. Но в деле Алиханова таких фактов нет.  Как мы уже писали ранее, - он не пытался сбегать и не пытался влиять на свидетелей.

На заседании были рассмотрены аналогичные случаи в Карелии. Как оказалось, и тут история с Алихановым уникальна. Если вспомнить последние резонансные дела, в которых обвинение предъявлялось по ч.4 ст. 159, то выясняется, что никому из обвиняемых не устанавливалась мера пресечения в виде заключения под стражу. На свободе до вынесения приговора находились осужденные по так называемому "делу о земле" (только один сидел в СИЗО, так как нарушил условия залога) и по делу "банно-прачечного комбината".

Любопытно вспомнить и так называемое "дело Петропита", по которому трое обвиняемых – Корнилова, Залецкая и Кравчук находятся на свободе. Примечательно, что оно сейчас рассматривается в Петрозаводском городском суде одновременно с делом Алиханова, но его приводят на заседания из СИЗО, он находится в клетке и наручниках под охраной приставов, а обвиняемые по "делу Петропита" совершенно спокойно являются сами, и никто не помещает их за решетку.

В связи с этим полезно вспомнить, как и почему была изменена мера пресечения в отношении бывшего директора МУП "Петропит" Ольги Залецкой. Напомним, что ее задержали по подозрению в совершении мошенничества в особо крупном размере 25 марта 2015 года. Причем решение об аресте и помещении Ольги Залецкой в следственный изолятор принимала все та же судья Петрозаводского городского суда Наталья Маненок, которая сейчас рассматривает дело Алиханова и продлевает ему сроки содержания под стражей. В Постановлении судья Маненок обосновала свой вердикт тем, что Залецкая обвиняется в совершении тяжкого преступления, имеет действующий загранпаспорт и ранее неоднократно выезжала за границу, имеет широкий круг связей во властных структурах и может оказать давление на свидетелей и скрыться от следствия и суда (один в один, как у Алиханова).

Но уже 6 апреля 2015 года это решение судьи Маненок было отменено Верховным судом Карелии. Отпуская Ольгу Залецкую из СИЗО, суд апелляционной инстанции установил, что Петрозаводский городской суд в подтверждение своей позиции не привел каких-либо конкретных доказательств, а ограничился только перечислением оснований, указанных в ходатайстве следователя.

"Каких-либо объективных данных, содержащих достоверные сведения, свидетельствующие о том, что Залецкая, находясь на свободе, может скрыться от следствия и суда, воздействовать на свидетелей, либо иным путем воспрепятствовать производству по делу, в представленных с ходатайством материалах не имеется. Суд не учел, что сама по себе тяжесть преступления, в совершении которого обвиняется Залецкая, не может служить достаточным основанием для содержания под стражей", - написано в Постановлении Верховного суда Карелии.

Добавим к этому, что на момент ареста Ольга Залецкая была депутатом Петросовета. Когда ее, мать двоих детей, отправили за решетку, это вызвало бурный общественный протест.

Ну и, наконец, самый свежий пример, приведенный на суде, - это дело застройщика Александра Клюквина, который, как считает гособвинение, обманул дольщиков при строительстве жилья в Петрозаводске. По делу проходят 14 потерпевших, а обвинение Клюквину предъявлено в совершении сразу двух преступлений по такой же, как у Алиханова, ч.4 ст.159 (только Алиханову инкриминируется один эпизод, а Клюквину – два). Любопытно, что этот человек ранее был судим за аналогичное преступление, имеет регистрацию в Петрозаводске, но реально проживает в Санкт-Петербурге, разведен. Ущерб, который он, как считают следователи, нанес дольщикам, не обеспечен арестом его материальных активов. Однако, Клюквин находится на свободе (даже не под залог), несмотря на ходатайство следствия об избрании ему меры пресечения в виде заключения под стражу и даже того факта, что двое потерпевших открыто потребовали поместить его в СИЗО.

В декабре прошлого года сначала Петрозаводский городской суд, а затем и Верховный суд Карелии отказали в ходатайстве на том основании, что в нем не были приведены конкретные фактические обстоятельства, которые могли бы свидетельствовать о том, что Клюквин может скрыться, продолжить заниматься преступной деятельностью, уничтожить доказательства или иным путем воспрепятствовать производству по делу. "Все высказанные доводы имеют предположительный характер, а предположения суд не рассматривает".

Что это, если не политический заказ?

Девлет Алиханов не раз говорил о том, что его уголовное преследование – это политический заказ, целью которого является как можно дольше держать его за решеткой. Все, что происходит с ним в течение последних двух лет, - лишнее доказательство тому, что вся правоохранительная и судебная система Карелии работают на выполнение этого заказа. Как справедливо заметили эксперты Совета по правам человека, случай Алиханова – чудовищный, вопиющий и беспрецедентный. Остается надеяться, что привлечение к нему внимания федеральных органов власти заставит наших местных царьков одуматься и остановиться.

Наталья Захарчук

Подписаться
А вы знали? У нас есть свой Телеграм-канал.
Все главное - здесь: #stolicaonego

Комментарии

кир
2017-02-15 20:12:36
Петрович. Вы активны и это радует. Ещё раз повторяю, что события рассматриваю без принадлежности к любой партии. Стараюсь никого не обидеть, если на меня не нападают. Не имею отношение ни к судьям, ни к силовикам. Просто моё понимание мотивов и действий людей отличается от ваших. Почему, вдруг известные и простые советские немцы в 90-е годы уехали на историческую прародину — Германию, а евреи в Израиль? Есть эволюционные законы, не подвластные разуму. Когда наступает время, эволюция направляет их в свою стаю. Пассионариев тоже рассматриваю аналогично. Добро они могут делать своим и только для продолжения их рода, не забывая себя.
Серж
2017-02-15 18:59:06
Счас выпустят Давлета...
Онего
2017-02-15 18:00:24
То что для общества «Чудовищный, вопиющий и беспрецедентный случай» для Карелии ежедневная реальность.
Helga Sh
2017-02-14 16:54:21
ЭДУАРДУ 3 : + 1000000 ))) !!!!!!
Варвара
2017-02-14 15:57:13
Польза П. сомнительная. Земляк в чем польза то? Слился П. в розлив в шалаш на лыжах кататься, батальон свой женский кинул.
Земляк
2017-02-13 18:26:08
И Алиханов и Попов виноваты в основном в том, что не принадлежат к партии Власти... А их польза для граждан РК никого не интересует, тем более судей....
эдуард3
2017-02-13 16:58:20
Скоро узелок развяжется.

Наталья до конца верна и сколько сил потратила она!
Такие люди веры придают и за решеткой ценят — тяжкий труд.
По сути — дело ясно всем давно — такого не было еще!
Реформа даже не коснулась- перешагнула, не споткнулась.
В историю войдет сюжет печальный — оставив темный след реальный.
Два года показали всем — что дружбы нет, в беде — один, без всех.
Коллеги по работе все в разъездах? — держись лишь говорят, придет свобода непременно. Родные, близкие не в счет — они разлуки распознали гнет! Сообщество юристов промолчало? и
общество — что нет его — всем показало.
Правозащитники — два года добирались, а тут гляди — амнистия за собиралась?!
Один лишь положительный пример — сам узник — мужество приличное имел! И похудел, переболел — но сам себя он не жалел.
Простил своих коллег вчерашних и верит, что наступит счастье.
Он доказал, что мужество в России есть — и это только радостная, в повести печальной — весть!



Неравнодушный
2017-02-13 16:28:16
Комментаторы, которые поливают грязью людей, вина которых не доказана, вообще очень опасны; с такой же лёгкостью они могут усомниться и в наших спортсменах, президенте, которые тоже сейчас подвергаются беспрецедентному давлению.
happy
2017-02-13 16:11:55
Cудя по его комментариям, он просто дремучий националист.
Петрович
2017-02-13 13:40:25
Кир. Жду Ваших комментариев, верующий Вы наш, в наше правосудие. Извините, конечно, Маненок не Ваша родственница?
Гость
Выбор читателей

Аналитика

03.04.2020 14:27
Обществоведение
В период нерабочих дней продолжает осуществлять свою деятельность контакт-центр Россельхозбанка, который расположен в Петрозаводске и обслуживает миллионы людей.

Чтиво

02.04.2020 10:39
Без политики
Новая жизнь, в которую мы все с каждым днем всё больше погружаемся, неизбежно вносит свои коррективы.