ПОСМОТРЕТЬ
Аналитика. Политкухня
16:47, 01 Октября 2018

Протест стал повседневностью 

Способы адаптации власти к протестным действиям будут становиться либо более изощрёнными, либо более откровенными и жёсткими, считает политолог Олег Реут.

Чуть более года назад редакция предложила взять интервью у Артёма Корнышова, тогдашнего координатора Штаба Алексея Навального в Петрозаводске. Мне кажется, что материал получился неплохой. В нём были и юношеский идеализм, и довольно свежий взгляд на политические процессы. Собеседник позиционировал себя как один из лидеров общественно-политического протеста в республике. Сразу после выхода интервью я решил, что через год надо будет его перечитать и оценить, насколько мой собеседник оказался прав. И в каких-то деталях, и в том, что называется по большому счёту.

Самое сущностное наблюдение (и, пожалуй, разочарование) связано с тем, что ни Корнышов, ни его сторонники и помощники не стали публичными политиками регионального или хотя бы городского уровня. Они полностью отказались от участия в выборах, хотя, например, только в Единый день голосования 9 сентября распределялись более 600 мандатов депутатов советов муниципальных образований, в том числе, и в Петрозаводске.

Может что-то получилось – если именно это слово здесь корректно использовать – с протестом? Принёс ли он свои результаты? Заставил ли власть становиться "честной, открытой и подконтрольной обществу"?

Очевидно, что в целом в последние годы протесты все больше становятся частью отечественного политического ландшафта. Если из периода, предшествующего 2011-2012 гг., жители республики запомнили лишь протест против монетизации льгот (2005 г.), то теперь репертуар поводов и протестных акций ощутимо обогатился: монстрации, перформансы, костюмированные пикеты. Это не означает, что появилось принципиально новое качество, это значит, что и Россия, и Карелия, хотим мы того или нет, движутся в сторону обществ, где мирные формы протеста – это в общем-то повседневность.

Не секрет, что количество протестов больше там, где уровень жизни выше и режим демократичнее: у людей выше требования, они умеют самоорганизовываться, шансы быть репрессированными ниже. В России число протестов на единицу времени всё же ниже, чем в сложившихся демократиях. Но, тем не менее, мы явно наблюдаем более отчётливые циклы протестной активности: 2010-2012 гг. – градозащитные противостояния и движение "За честные выборы", 2017-2018 гг. – оппозиционные движения и чуть в меньшей степени градозащитные. В 2014 году прошло небольшое число антимилитаристских митингов против военных действий в Украине. Однако, масштаб этих протестов предсказуемо не запустил новый виток политико-оппозиционного цикла.

Помимо роста частоты протестов есть и некоторые другие изменения. Во-первых, меняется их география: если раньше активность концентрировалась в столицах и небольшом количестве региональных столиц, то теперь протестные акции расползлись по всем более или менее крупным городам. В республике особо выделяются Петрозаводск, Сегежа, Надвоицы и Питкяранта.

Во-вторых, изменился состав участников митингов и демонстраций: если вплоть до 2011-2012 гг. наиболее активными были пенсионеры, то теперь это всё в большей степени молодежь.

В-третьих, в протестной активности стало больше политики. В 2011-2012 гг. участники протестных акций указывали на процедурные аспекты электоральных аномалий и общую несправедливость на выборах, нежели на принадлежность к оппозиции. После 2014 года представление протестующих о политике как о "грязном деле" как будто бы постепенно отошло на второй план. Нет прямой привязки к выборам. Для начала акций достаточно появления на ютьюбе фильма-расследования или локального инцидента, инициированного, например, неадекватными действиями силовиков.

Несмотря на то, что мирные протесты – это нормальная часть политической повседневности развитых стран, в России, естественно, есть свои особенности, которые накладывают отпечаток на формат и состав участников. И прежде всего это природа политического режима. Индивидуальные риски участия в подобных акциях существенно выше, как и издержки по координации и организации протеста. Тем не менее, несмотря на все эти ограничения, их частота и масштаб растут.

Каждый новый виток протестов опирается на наследие предыдущего. Оппозиционные группы – от коммунистов и справедливороссов до сторонников местного "архнадзора" и противников "оптимизации в социальной сфере" – порой способны тактически формировать коалиции, чтобы снизить все те издержки, с которыми сопряжена современная публичная политика, ставшая де-факто полуподпольной в сегодняшних реалиях. Казалось бы, тема повышения пенсионного возраста могла бы ситуативно объединить и левых, и правых. Но условное деление на то, что природоохранные и градозащитные акции – это вотчина "Яблока", правозащитные (например, по уголовным делам в отношении Юрия Дмитриева) организует московско-питерский "Мемориал", а антикоррупционные – сфера ведения Навального и его теперь уже немногочисленных сторонников, всё ещё сохраняется.

Важно отметить, что действенный протест не может быть без организованных гражданских сообществ. В этом смысле ни одна протестная акция не бывает полностью спонтанной. Группы активистов-координаторов с каждым новым витком действий приобретают новые навыки и тактики более успешной мобилизации.

Однако стоит помнить, что параллельно эволюционируют и тактики власти в отношении оппозиции. Наиболее распространенная и наименее затратная форма реакции на протестные настроения – это кооптация. Если политические расхождения не так велики, то с карьерно-ориентированными активистами порой удаётся довольно быстро договориться.

Так или иначе, протесты – это уже не исключительное событие, это часть повседневности, к которой властям придётся адаптироваться в ближайшее время. И способы адаптации будут становиться либо более изощрёнными, либо более откровенными и жёсткими.

Олег Реут, политолог, публицист

Комментарии

Матанен
2018-10-04 13:11:59
Рядом Финляндия ....тот же лес , те же озера и воздух , но что -то опять мешает нам наладить жизнь ,как у соседей ...
Нина Сергеевна
2018-10-03 21:11:08

Как четко работают профессиональные провокаторы. Каждая актуальная политическая реальность, способная сплачивать политическую оппозицию,тут же ими отрабатывается. Все, кто ведутся, -на крючок. Принцип - опередить, перехватить и возглавить, чтобы потом обезглавить. ( С )
Ванёк
2018-10-02 11:39:21
Проехали и протесты и выборы , россияне , прос….ли всё .
Инженер Брунс
2018-10-02 09:29:17
в первых рядах на фото самые бедные, униженные и оскорбленные - Захарчук и Ермолина.


Что бы не делать, лишь бы не работать и вечно ныть, что в России все плохо, а вот на западе счастье. Хвать впаривать эти отходы населению
Плейшнер
2018-10-01 19:30:26
О. Реут , почитайте доктора физико-математических наук Сулакшина С.С ." Доклад о фальсификациях на выборах президента " , который стал информационной бомбой и его фильм на ЮТУБ , думаю по другому посмотрите на протесты и фальсификации , и манипуляции , роль наблюдателей . Там и Карелия упоминается ..
Гость
Выбор читателей

Аналитика

18.10.2018 14:44
Обществоведение
Директор полигона в Пряже Евгений Семыкин рассказал свою версию случившегося на свалке пожара.

Опрос

Как вы считаете, достаточно ли защищены дети в образовательных учреждениях Карелии?