Аналитика. Капитал
15:08, 18 Апреля 2019
фото: vk.com/voinitsa

Заложники "форелевого бума"

Бесконтрольное развитие коммерческого рыбоводства грозит Карелии социально-экологическими конфликтами.

Иск жительницы карельской деревни Войница Ксении-Лауры Рышкевич к республиканскому министерству сельского и рыбного хозяйства, который рассматривается сейчас в Верховном суде Карелии, обнажил серьезную проблему, остающуюся без внимания региональных властей уже на протяжении последних полутора десятка лет – с тех пор, как в республике начался "форелевый бум". Мощное развитие в Карелии коммерческого рыбоводства – а, по данным заместителя руководителя Росрыболовства Василия Соколова, в республике выращивается от 85% до 90% всей товарной форели страны – вызывает не только тревогу ученых за экологическое состояние водоемов, но и протесты местных жителей, обеспокоенных появлением форелевых ферм на озерах, где коренное население традиционно ловило рыбу или брало воду на питья. Однако, как показал судебный процесс по административному иску Рышкевич, формирование рыбоводных участков в Карелии оказалось поставлено на поток, и этот поток почти бесконтролен.


Ксения-Лаура Рышкевич в Верховном суде Карелии. Фото: Валерий Поташов

Опрос с нужным результатом?

Напомню,  жительница Войницы потребовала отменить приказ республиканского Минсельхоза о формировании двух таких участков на озере Верхнее Куйтто вблизи старинной карельской деревни, поскольку, как заявила в суде Ксения-Лаура Рышкевич, это решение ущемляет ее право на благоприятную окружающую среду и на беспрепятственное пользование водными ресурсами. Озеро Верхнее Куйтто является для Войницы источником питьевой воды – правда, уточню, что не единственным: в деревне имеется и обустроенный родник, но, кроме того, в случае открытия форелевого хозяйства местное население не сможет ловить рыбу в районе полукилометра от садков. 

Не стану вдаваться во все детали этого административного дела и остановлюсь на некоторых существенных моментах судебного процесса, имеющих отношение к государственной политике в сфере товарного рыбоводства, которая, в первую очередь, учитывает интересы бизнеса, а не коренного населения или экологии. Как подчеркивали в своих выступлениях в суде представители республиканского министерства сельского и рыбного хозяйства, формирование рыбоводных участков основано сегодня на "заявительном принципе" – то есть любой желающий может обратиться в Минсельхоз Карелии с заявкой на такие участки, и, по сути, единственное, что может воспрепятствовать их формированию – это расположение водоема в границах особо охраняемой природной территории или военного объекта. Формально, конечно, комиссии Минсельхоза необходимо учитывать еще предложения граждан, но механизм учета этих предложений в нормативных актах никак не прописан.


Минсельхоз Карелии. Фото: Валерий Поташов

В итоге, к примеру, "учет мнения" населения Войницы, которая относится к Луусалмскому сельскому поселению Калевальского национального района, превратился в настоящий фарс. После того, как на собрании в деревне, состоявшемся в апреле прошлого года, местные жители высказались против размещения форелевой фермы, в Войнице было организовано новое собрание, а потом и опрос населения, который дал совсем другой результат. По словам коммерческого директора компании "КС Групп" Дениса Разумова, который добивается открытия форелевого хозяйства на озере Верхнее Куйтто, бизнесмены пошли на уступки местным жителям и решили отодвинуть планируемые рыбоводные участки от деревни. Но, как было отмечено в суде, людей на новое собрание, которое прошло в июне, стали приглашать по телефону за сутки до его проведения, и на эту встречу не смогли попасть многие противники форелевой фермы.

Как показала в Верховном суде Карелии депутат Луусалмского сельского поселения Надежда Лесонен, в июньском собрании участвовали 16 человек, они встретились с представителями компании "КС Групп", которые рассказали о своих планах открытия форелевого хозяйства. "Исходя из того, что было мало жителей, мы решили провести опрос не опрос, а чтобы жители высказали свое мнение", – сообщила суду Надежда Лесонен.


Надежда Лесонен дает показания в суде. Фото: Валерий Поташов

По словам депутата, опросные листы лежали в сельском магазине, и подписать их мог любой желающий. В итоге подписей получилось 66 – вдвое больше, чем  проживает людей в деревне. "Я не контролировала этот список", – призналась в суде Лесонен.  

– А как вы можете гарантировать, что там подписались именно те лица, которые имели право на выражение своего мнения? – поинтересовалась у депутата судья Елена Кудряшова.

– Я никак не могу гарантировать это, потому что я не следила за каждым, кто подписывал, кто за или кто против, – ответила Лесонен.

Однако затем, когда опросные листы поступили в администрацию Калевальского национального района, ее руководство попросило депутата "проанализировать" список, чтобы выделить из него тех, кто не проживает в деревне. К удивлению Ксении-Лауры Рышкевич ее среди местных жителей не оказалось, хотя она зарегистрирована в Войнице сразу после своего рождения. В итоге сторонников открытия форелевого хозяйства оказалось больше, и это мнение было доведено до комиссии Минсельхоза Карелии, принимавшей решение о формировании рыбоводных участков.

Избыток мощностей форелевых хозяйств чреват отравлениями


Озеро Верхнее Куйтто. Фото: vk.com/voinitsa

Немало вопросов в суде вызвало и заключение о возможности формирования рыбоводных участков в Войницком плесе озера Верхнее Куйтто, подписанное исполняющим обязанности директора Северного научно-исследовательского института рыбного хозяйства Петрозаводского государственного университета Вячеславом Широковым. Дело в том, что у этого документа нет ни даты, ни номера, и ни чиновники Минсельхоза, ни представитель университета не смогли сообщить суду, когда было подготовлено заключение. Сам же господин Широков в суд не явился, и теперь его показания заслушают на новом заседании, которое назначено на 22 апреля.

Как отметил в своем заключении и.о директора СевНИИРХ ПетрГУ, "гидрологические условия заявленных под форелеводческие садковые хозяйства рыбоводных участков на озере Верхнее Куйтто позволяют проводить выращивание 450 тонн двухлеток-двухгодовиков форели на первом рыбоводном участке на двух модулях и 1000 тонн трехлеток товарной форели на втором рыбоводном участке на четырех модулях без ущерба для окружающей водной среды". Однако указанные господином Широковым объемы явно не соответствуют цифрам в другом документе, который был представлен в суде. Речь идет о "Научно обоснованной схеме рационального и эффективного размещения объектов экономической деятельности на водоемах Республики Карелия", которая была разработана Институтом биологии Карельского научного центра Российской Академии наук и утверждена бывшим министром экономического развития республики Валентином Лунцевичем в 2011 году.

Согласно этому документу, "в районе деревни Вокнаволок и деревни Войница возможно и целесообразна организация садковых форелевых ферм общей мощностью до 800 тонн форели". Эта цифра в 1,8 раза меньше того объема производства форели, который указан в заключении СевНИИРХ ПетрГУ. Причем, в районе деревни Вокнаволок уже стоят садки компании "Кала я марьяпоят".

И вот тут на заседании Верховного суда Карелии возник еще один интересный момент. Когда судья Елена Кудряшова попыталась выяснить у представителей республиканского министерства сельского и рыбного хозяйства, какой объем форели выращивает фирма "Кала я марьяпоят" на озере Верхнее Куйтто, никто из них не смог дать ответа на этот вопрос. В неведении оказался даже главный специалист Отдела развития рыбного хозяйства Алексей Рюкшиев, вызванный в суд в качестве свидетеля. 


Судья Елена Кудряшова. Фото: Валерий Поташов

Очевидно, что экологические последствия размещения на карельских водоемах новых форелевых ферм почти никак не просчитываются при формировании новых рыбоводных участков. Между тем жительница Войницы Ксения-Лаура Рышкевич сообщила в суде о письме, который она только что получила из Института биологии Карельского научного центра Российской академии наук. 

"В озерах Верхнее, Среднее и Нижнее Куйтто нагуливается пресноводная форма атлантического лосося, который нерестится в реках: Лива, Вуокинйоки, Каба, Пирта, Куржма, Войница и Пистайоки, – говорится в письме, подписанном временно исполняющей обязанности директора Института биологии Ольгой Лебедевой. – Пресноводный лосось занесен к Красные книги РФ и Карелии, относится к особо охраняемому виду. В связи с этим устройство форелевых хозяйств в акватории указанных рек, включая проточные озера, недопустимо. Особенность биологии лосося заключается в разделении жизненного цикла на речной (2-3 года) и озерный (1,5-2 года) периоды. Нерест возможен только в реках на течении. В озерах нереста не происходит. Однако для нагульного лосося также важна чистая вода. В связи с этим избыток мощностей форелевых хозяйств негативно отразится на качестве воды в озере Верхнее Куйтто. Рассчитанные предельные объемы выращивания форели в садках – 800 тонн – следует считать оптимальными, и их превышение приведет к попаданию в озеро естественно не утилизируемых биогенных элементов. Это приведет к эвтрофикации и росту биологической продуктивности озера – начнет активно развиваться литоральная растительность и обильный планктон, вода начнет цвести. Появятся цианобактерии, выделяющие токсины (алкалоиды и низкомолекулярные пептиды), опасные в плане отравления для рыб, других животных и людей".


На Верхнем Куйтто. Фото: vk.com/voinitsa

Карельские озера как арена нового социального противостояния

Все это напоминает "карьерный бум", с которым Карелия столкнулась в "нулевые" и отголоски которого еще звучат в республике до сих пор. Карельские чиновники навыдавали десятки лицензий на добычу строительного камня и песка, не задумываясь об интересах местных жителей и экологическом ущербе. Карьеры планировалось открыть даже на уникальной территории ладожских шхер, и в ситуацию пришлось вмешиваться бывшему министру природных ресурсов и экологии России Юрию Трутневу.

Не менее скандальная история произошла несколько лет назад в Сунском бору, где частная компания получила лицензию на недропользование до проведения общественных слушаний и обследования лесной территории, которое выявило места обитания краснокнижных видов. В итоге республиканским властям пришлось тушить социально-экологический конфликт, которого можно было избежать задолго до того, как он вылился в открытое противостояние в лесу местных жителей и разработчика песчаного карьера. Однако, как видим, этот опыт ничему не научил карельских чиновников, и озера республики могут стать ареной нового столкновения. 

Валерий Поташов       

          

Комментарии

Изя
2019-04-18 16:49:29
Да тут же рыбная мафия ! Куда же смотрит Верховный суд ? :)
Лариса Куликова
2019-07-13 12:08:09
Изя, ха,ха,ха в кубышки олигархов от форели....
Гость
Выбор читателей

Аналитика

20.08.2019 12:05
Обществоведение
Общественники и волонтеры следят за раскопками, которые ведут на мемориальном кладбище "Сандармох" поисковики Российского военно-исторического общества, несмотря на требования родственников расстрелянных не трогать места их захоронений.

Чтиво

19.08.2019 11:20
Без политики
Елена Вольнова – врач Офтальмологического центра Карелии, офтальмолог высшей категории, за плечами которой более двух тысяч операций по лазерной коррекции зрения.

Опрос

Нужно ли ограничить использование мобильников учениками в школах?