Аналитика. Расследование
13:44, 11 Февраля 2017
фото: Татьяна Ромахина

Живой щит

Даже обычное интернет-расследование позволяет думать, что конфликт в сунском бору разожгли  совсем не жители деревни Суна.

О ситуации вокруг сунского бора написано уже столь много, что любой сторонний наблюдатель может составить о конфликте собственное мнение, даже не выезжая на место действия. Единственное, чего не хватает во всех этих публикациях, так это аналитического, критического подхода к описываемым событиям. Ведь главное достоинство репортажа – оперативность, сообщение  о каком-либо событии, очевидцем или участником которого стал корреспондент. Докапываться до сути в этом жанре не принято. Хватает и принципа акына "что вижу, то пою". Но попробуем все же проанализировать то, что увидели в сунском бору разные спецкоры. Постараемся отделить факты от эмоций, а пиар-технологии от истинной боли за свою землю.


Сунские партизаны

Партизанская тропа

Основная мысль, тиражируемая сейчас в СМИ, – "сунские партизаны" из числа бабушек и дедушек, проживающих в деревне Суна Кондопожского района, грудью встали на защиту своего бора, который стал для них местом, где они "традиционно заготавливают грибы, ягоды и лекарственные травы". Уничтожить бор хочет инвестор, получивший законное право (законность подтверждена судом) на разработку песчаного карьера. Естественно, у многих, кто никогда не бывал в Суне, встает перед глазами картинка: красивый сосновый бор, вплотную примыкающий к деревне, на месте которого вскоре заработают экскаваторы, бульдозеры и самосвалы. И вместо корабельных сосен станут сельчане созерцать песчаные барханы и дышать пылью, а не чистым сосновым воздухом.

Картинка безрадостная, но не совсем достоверная. До сунского бора от деревни Суны – чуть не километр. Кроме того, "чтобы попасть в Сунский бор коротким путем, нужно переправиться по реке". На лодке, поскольку моста нет. А еще нужны высокие резиновые сапоги, поскольку "в лесу без них делать нечего. В некоторых местах почва настолько болотистая, что ноги увязают по щиколотку". Это все наблюдения спецкоров, приезжавших в Суну, чтобы поддержать "партизан". Как и это, сделанное уже на другом берегу реки: "От берега к лагерю приходится пробираться через подлесок, но здесь уже протоптана тропинка, - когда-то она была едва заметна, но с тех пор по ней много раз ходили и сами "сунские партизаны", и волонтеры". То есть, тропинку протоптали волонтеры и "партизаны", а до этого она была едва заметна. И как же это вяжется с тем, что жители деревни массово собирали здесь чернику, бруснику, грибы и лекарственные растения? Так "массово", что даже тропинку не протоптали?

Ничего удивительного, ведь "В карельской деревне Суна, в двадцати минутах езды от Кондопоги, живут в основном старики. Работы в деревне нет, летом в деревянных разноцветных домах на берегу реки селятся еще и дачники, но в октябре многие участки выглядят заброшенными…". Это тоже наблюдение спецкора. А вот официальные цифры: в 2009 году (согласно переписи) здесь постоянно жили 59 человек, в 2013 году - только 50. Сокращение на 18 %! Это, конечно, больно, что так стремительно умирают карельские деревни, но не о том сейчас речь.


Татьяна Ромахина

Еще одно откровение заезжих журналистов: "Нина Ивановна говорит, что лес нужно защитить для внуков и правнуков, если его вырубят, то водить их гулять станет некуда". То есть, внуков бабушка водит гулять за километр от деревни в высоких резиновых сапогах, увязая по щиколотку в болотистой почве, предварительно переплыв на лодке речку? Простите, конечно, но как-то с трудом верится в это.

Кто командир?

Когда говорят и пишут про уничтожение сунского бора, практически никогда и никто не уточняет истинные размеры его вырубки под карьер. "Вырубка сунского бора", "лес, где они собирают ягоды и грибы, хотят спилить", "защита соснового бора" - обычные фразы в репортажах, опубликованных в СМИ. Но на самом деле речь идет не обо всем боре как таковом, а лишь о части его. Вот, опять же, официальные цифры, озвученные на совещании в Минприроды РК. Под карьер отводится менее 9 Га леса, причем, на двух га растут не сосны, а березы. А площадь всего бора – внимание! - 90 гектаров. То есть под распил попадет 7 га бора, что составляет всего 6,3 % от всей его площади. Так о каком же "уничтожении" бора идет речь? Тем не менее, продолжают тиражироваться высказывания типа "Защитите нашу Родину - сунский бор!" и "Вы не имеете права лишать местных жителей своего родного леса".  Последнее, кстати, принадлежит Татьяне Ромахиной, пенсионерке, местной жительнице и одной "из самых активных противников карьера". Судя по частоте упоминаний ее имени в СМИ и интернете, именно она стала командиром сунского "партизанского" отряда. А к командиру, конечно, и отношение особое, и взгляд на него пристальнее.

Татьяна Ромахина сейчас действительно на пенсии, однако, не совсем. Ведь она с 2011 года работает директором ООО "Сервис", которое занимается предоставлением услуг парикмахерскими и салонами красоты. В Петрозаводске, конечно. Принадлежит фирма Екатерине Ромахиной (дочь?). Кроме того, Татьяна Ромахина до недавнего времени была владелицей и директором ООО "БИЗНЕС-ТРЕЙД" (Оптовая торговля непродовольственными потребительскими товарами) с уставным капиталом в 30 тыс. рублей. Занималась Татьяна Ромахина и деятельностью, непосредственно связанной с лесом. Она хозяйка ООО "ОНЕГОМЕТАЛЛ", которое, кстати, до сих пор числится в реестре юридических лиц. Несмотря на "металл" в названии, занималась фирма… производством пиломатериалов. Интересно, в то время Татьяна Ромахина выясняла, откуда на ее предприятие везли древесину, которую пилили на доски ее рабочие? Вряд ли. Ведь по воспоминаниям одного из работников лесопилки, в начале двухтысячных Татьяна Петровна была настоящей  бизнес-вумен, умеющей добиваться поставленных целей. Судя по тому, как активно она на протяжении долгого времени "ведет в бой" сунских стариков, такой же она и осталась.

Не выдерживает критики и утверждение, что Татьяна Ромахина "местная жительница". Давным-давно она живет и работает в Петрозаводске, в Суне у нее - дача. А вот то, что она активная противница карьера –  чистая правда. Причем, не просто активная – непримиримая.

В октябре прошлого года Министерство по природопользованию и экологии Карелии провело встречу представителей ученого сообщества, местных чиновников, "Сатурн Нордстрой" (фирма, которая хочет, но не может начать разрабатывать карьер) и местных жителей. Цель – поиск компромисса в вопросе сунского бора. Однако, "активистка из числа местных жителей Татьяна Ромахина заявила, что карты и планы, представленные участникам совещания, не соответствуют действительности, а все ученые, которые пришли на встречу, представляют интересы только одной стороны, после чего вышла из зала".

Опять Татьяна Ромахина - "местная жительница", появившаяся на встрече в единственном лице. Остальные на встрече не появились. Но ведь, как писали СМИ "Жительница Суны Татьяна Ромахина… приехала на встречу из сунского леса". Почему же одна? Уж не потому ли, что компромисс в этом вопросе ей совсем не нужен? И лучше она сама демонстративно хлопнет дверью, а потом скажет сунским пенсионерам, что  "Мы будем и дальше использовать все законные методы защиты этого леса".

Грамотная раскрутка

Чем глубже поглощаешься в сунское противостояние, тем чаще мелькает мысль, что этот конфликт искусственно и профессионально подогревается кем-то. Но Татьяну Ромахину нельзя назвать профессионалом в области "раскрутки" протестов. А вот еще одну активистку – Дарью Каликину – можно. Она прославилась в Петрозаводске тем, что "собирала подписи, выступила с очень активной гражданской позицией" в "битве за сохранение парка на улице Анохина", участвовала в митинге на улице Балтийской против уплотнительной застройки, размещала в Интернете воззвания-петиции в защиту здания бывшего Дома офицеров в Петрозаводске и "окончательного решения вопроса о разрушенном здании бывшей "Городской детской поликлиники №1"…


Дарья Каликина

Так что Дарью вполне можно назвать профессиональной "протестанткой", знающей, как раздуть пожар из искры. Не зря же она долго возглавляла НКО по оказанию правовых услуг населению "Правда и законность", учредителем которой является депутат ЗС РК и лидер партии "Справедливая Россия" Ирина Петеляева. Кстати, во время прошлогодних выборов Дарья Каликина была зарегистрирована кандидатом в депутаты Законодательного Собрания от "Справедливой России". Когда же выборы проиграла, с головой окунулась в проблемы сунского леса, например, стала публиковать в соцсети просьбы о помощи:

"На 14.10.16 нужна следующая помощь:
- распространять информацию (делать репосты, слать её знакомым журналистам, в СМИ, с которыми есть контакт)
- приехать подежурить в лесу (для тех, кому это по силам). Пишите: Дарья Каликина
- финансовая (вещевая) поддержка (оплата услуг юриста, покупка бензина, продуктов)" и реквизиты: "Для тех, кто хочет помочь карта Сбербанка № 639… на имя Каликина Иветта".

Видите, как грамотно расставлены приоритеты? Сначала – расширение информационного пространства, чтобы скандал не затух, затем поиск волонтеров, а потом – финансы. И все три задачи, в общем-то, оказались выполнены. Скандал не утихает (появились даже статьи в финской прессе), дежурства в лесу организованы (правда, кто там отследит, сколько времени проводят в лесу волонтеры). Со слов организаторов, они находятся там круглосуточно, но ведь это только слова. А в конце ноября в СМИ и соцсетях новый призыв: "По словам Дарьи Каликиной, дежурство в лесу продолжится до тех пор, пока не будет отозвана лицензия на разработку карьера. Сейчас в социальных сетях ищут добровольцев-мужчин, способных помочь сохранить бор".

Так кто же все-таки по-настоящему защищает сунский бор? Татьяна Ромахина? Дарья Каликина? Комсомольцы-добровольцы? На этот вопрос ответила в СМИ сама "командирша" сунских "партизан": "Одна из защитниц бора Татьяна Ромахина признает, что многие пенсионеры из Суны не хотят к ним присоединяться: "Не верят, что можно что-то изменить". А директор компании "Сатурн Нордстрой" Игорь Федотов развил эту тему: "Я точно знаю, что местные жители там бывают только тогда, когда приезжает телевидение. В основном, это активисты, непонятные лица. Мы проводили опрос, из 10 жителей деревни восьми проблема эта не интересна. За грибами туда мало кто ходит". Ну и ну! Выходит, из 50-ти жителей Суны только 10 стали защищать бор? Остальные – волонтеры вроде Каликиной, для которой протест – родная стихия? Похоже, что так. Вот что рассказала газетчикам об организации дежурств в лесу сама Каликина: "Мне пишут люди, которые хотят дежурить, в Петрозаводске мы находим машину или платим за бензин. Потом я созваниваюсь с местными, так как людей надо перевозить на лодке. Как правило, в лесу остается смена из двух-трех человек". Четко, профессионально, без лишних слов и действий! И без местных жителей, кстати.

Откуда деньги?

О том, что любая война, в том числе и партизанская, стоит денег, говорить не приходится. И речь не идет о том, чтобы платить 70-80-летним пенсионерам из Суны, они-то точно стоят в лесу не за деньги и считают, что сражаются за правое дело. Но все остальное – палатки, еда, машины, бензин, судебные издержки и т.д. - влетает в копеечку. Выше мы уже писали, что деньги на вещи собирала Каликина, но началось это только осенью прошлого года. А до того?

14 мая 2013 года Татьяна Ромахина написала на своей страничке в соцсети: "Когда нам платят за благородный поступок, его у нас отнимают". Выходит, на свои деньги петрозаводская бизнес-вумен защищает сунский бор? Ну, чтобы никто не отнял у нее благородный поступок. Отнюдь! В канун 2016 года Татьяна Ромахина там же пишет: "Для оплаты экспертизы необходимо 20000 рублей. Мы просим помощи в сборе этих средств. Любая сумма будет принята с большой благодарностью! Реквизиты для денежных переводов: Номер карты 639… в Сбербанк России Ромахина Татьяна Петровна". И следом еще одно сообщение: "Я хочу предложить для удобства перевод с мобильного телефона на мою карту. Это делается просто. Набираете SMS (кому) 900 далее в сообщении перевод, (пробел) мой номер телефона без восьмерки 960214… (пробел) и сумма которую вы собираетесь перечислить".

И знаете, люди откликаются на такие просьбы. Деньги перечисляют не только жители Карелии, но и Санкт-Петербурга, Екатеринбурга, Москвы и других мест. И деньги, судя по всему, немалые. Ведь когда уже 25 января этого года вновь был объявлен сбор средств на оплату судебных издержек (20 тыс. руб.), деньги вновь просили перечислить на карту Ромахиной Татьяны. А 27 января появилось сообщение: "50 тысяч рублей прислали люди со всей России…".

За 2 дня - 50 тысяч рублей! Не потеряла, видимо, коммерческую жилку бизнес-вумен Татьяна Ромахина. Да и как было не откликнуться сердобольным людям, когда в соцсетях писали о пенсионерах, "для которых 20 тысяч – огромные деньги, которые им придется платить из своих невеликих пенсий".

Лишайный детектив

Вы слыхали когда-нибудь о лобарии легочной в наших лесах? Нет? Перефразируя известную фразу, скажем так: "Подосиновики брал, чернику брал, лобарию не брал". А она там точно есть. Более того, занесена в Красную книгу. Это лишайник, который нашли в сунском лесу "партизаны" и на основании его пытались запретить в суде разработку карьера. Но, еще в 2015 году начальник управления экологии Министерства по природопользованию Карелии Виктор Валдаев давал пояснения по этому поводу: "По Карелии это растение распространено фактически повсеместно. Оно произрастает в основном на осине в районе влажных почв. В Красной книге Карелия определена ареалом распространения лобарии, то есть она живет на всей территории республики. Изредка встречаются единичные экземпляры, чаще встречаются густонаселенные лобарией районы".

В сунском бору, естественно, встречаются лишь единичные экземпляры лобарии, ведь бор – это сосны. Но все равно лобария стала поводом для обращения Татьяны Ромахиной в Управление Росприроднадзора по Карелии: "Просим Вас, пока это еще возможно, остановить уничтожение сунского бора – места произрастания занесенного в Красную книгу российской Федерации лишайника". Но если так подходить к решению охраны лобарии, то в Карелии следует полностью остановить лесозаготовки и добычу полезных ископаемых, прекратить строительство дорог и линий электропередач, запретить выход в лес и вообще сделать всю Карелию одним большим заповедником. Ведь лобария есть "фактически повсеместно". Но если серьезно, то, как же быть? Ученые советуют: "Для сохранения растения достаточно обрезки древесины вынести за пределы делянки во влажные условия. Тогда лобария будет жить в другом месте". Но и это мнение "партизанам" не указ. Ведь есть и другое: остановить разработку карьера – и точка!

Кроме почти детективной истории с лишайником лобарией (активисты заявляли, что ее кто-то соскабливает со стволов сосен), есть и другие. Например, как кто-то заколотил гвозди в сосны, чтобы лесозаготовительную технику портить, что эту технику кто-то собирался сжечь, что кто-то украл видеокамеры, установленные "партизанами" в лесу, что лесорубы заявлялись в бор ночью…


Лобария легочная

В общем, чем дальше в лес, тем гуще бурелом всяких страшилок. Но самая главная и при этом реальная страшилка другая. Представьте на минуту, что 70-80-летний человек, откликнувшийся на зов "партизанского командира", пошел зимой в лес ночевать в палатке. И – не приведи Господь! – из-за стрессовой для немолодого организма ситуации, заработал инфаркт или инсульт. Кто спасет его там? Как скоро доберутся туда врачи и доберутся ли вообще? На чьей совести будет возможная – тьфу три раза! – смерть человека? Понятно, что они сами взрослые люди и самостоятельно отвечают за свои поступки, но все же, кто готов к такой моральной ответственности? Может, Татьяна Ромахина, получившая год назад премию "Защитник тайги" от признанной иностранным агентом Карельской природоохранной организации "Спок"? Или кто-то еще из тех, кто поддерживает командиршу, когда она заявляет: "Мы свой бор отстоим! С нашими жизнями пусть пилят. Нас уже так и называют - сунские камикадзе".

Но хочет ли кто из нас, чтобы наши родители, бабушки-дедушки стали такими камикадзе? Вряд ли. Вот один комментарий из соцсети: "Моя работа другая, она дает мне радость, хлеб, возможности, желание жить, воспитывать детей, зарабатывать на то, чтобы моя мать по палаткам в лесу не сидела, и одни грибы с ягодами не ела". И еще один: "мне не понять, зачем взрослые не умственно отсталые люди, взрослые, со здравым мышлением сидят в лесу, где холодно, звери ходят, и им дано обещание, что никаких действий до конца года не будет, и все ищут решения - мирно, здраво и правильно?! ЗАЧЕМ?".

Андрей Кузнецов

Комментарии

новый
2017-02-08 17:02:41
Я даже больше отвечу. Почему они отказались от моста через реку в свое время? Было такое предложение. А вот эти сунские куркули сказали, что нам этого не надо, тут понаедут всякие дач строить, а потому мы будем лучше жить в своих избушках на курьих ножках и внуков в Питер на работу отправлять. А у нас тут лепота и комары.
Неравнодушный
2017-02-08 11:03:49
В Европе лобарию почти везде уже загубили людишки, а у нас производства почти нет, ещё сохранилась.
новый
2017-02-08 10:20:06
Мария, не болтайте ерундой, если не знаете. У меня в Суне родни и друзей весьма много. Вот спросите этих экологически настроенных бабушек и дедушек — чем они занимались в тех местах до создания сунской птицефабрики? А они ответят, что с большим стахановским патриотизмом пилили окрестные леса и молевым сплавом по реке отправляли на местный шпалзавод без всяких там краснокнижных лобарий. Эти топляки от ихней трудовой деятельности до сих пор в Чупском озере и в губе за мостом торчат.
Мария
2017-02-08 09:17:36
Фу, какая заказуха. Стыдобища. Лично знаю людей, которые дежурят в лесу и не могут бросить своих стариков. Знаю факты административного давления на них. Хотя... может быть, и незаказуха это вовсе. Есть такие люди, как комментатор из последнего абзаца. Знаете, одни в войну уходили в партизаны, а другие сидели дома, рассуждая — зачем мне голодовать и мерзнуть в лесу, зачем подвергать себя опасности. У меня дома тепло, сухо, пусть регулярная армия воюет, да и неизвестно, кто там кого и как дальше повернется. Таким людям никогда даже не понять тех, кто готов на поступок. Причем, не одноразовый, а длительный по времени, что особенно тяжело... И мне тоже интересно, кто автор. Если запсевдонимился, это особенно подло.
новый
2017-02-07 16:14:46
deep, а что там насчет карельского закона о безвозмездном предоставлении строевого леса местным жителям для ремонта жилья и хозпостроек? Копни глубже, если не лень. Много интересного узнать можно.
deep
2017-02-07 15:34:10
НОВЫЙ. У меня стойкое мнение, что от природных ресурсов частный бизнес надо отогнать, подпускать только на стадии глубокой переработки. А для этого пусть строят фабрики и заводы.
Или в другие, не природные области, пожалуйста от трусов до космических кораблей. Создавайте, выдумывайте, производите и торгуйте. А у нас все наоборот. Так и живем.
koko
2017-02-07 15:14:18
эх,
santtu
журнал не заметил потери бойца
я сунским желаю стоять до конца
душою болеть за родные края
природа, природа, природа моя
новый
2017-02-07 14:46:39
deep, даже если ноль и пропал, то суть от этого не меняется. Лет через 20 этот лес будет уже перестойным и эти бабули и дедули его с собой в могилу не заберут. А так получается, что сам не ам, и другим не дам. Я внимательно прочитал не только эту статью. У меня давно сложилось мнение, что вся эта возня происходит вокруг строевого леса. И все эти активные Ромахины уже давно положили глаз на вкусные кубометры, но что-то не срослось.
кир
2017-02-07 14:25:15
Нормальная статья, понравилась и не только мне. Время ушло, а вы всё держитесь за него перед тем как уйти в иной мир.
deep
2017-02-07 14:07:48
Чтой то вчера 1 ноль пропал: итоговая цифра 27000 кбм. Вот что ожидает, если «зацепятся» за 9 га бора.
Гость
Выбор читателей

Чтиво

13.12.2019 10:54
Без политики
Пяточную шпору ни с чем не перепутаешь – острую боль в пятке, как будто оттуда торчит гвоздь или острые шипы, от неё не спасают народные рецепты, а таблетки помогают лишь на время. Так можно жить годами, а можно – избавиться от неё раз и навсегда!

Опрос

Вас пугает ситуация с массовыми вспышками инфекционных заболеваний в Карелии?