Новости. Происшествия
11:21, 18 Июля 2019
фото: respublikarelia.ru

Умер бывший глава МВД Карельской АССР Виктор Мяукин

Загрузка...

Виктор Мяукин скончался 17 июля на 88-м году жизни, сообщили в управлении пресс-службы главы Карелии.

С Карелией связана значительная часть жизни и службы Виктора Мяукина. После окончания Ленинградского государственного университета в 1954 году работал в Карелии – на комсомольской работе, в прокуратуре, органах милиции. В 1971 году В.П. Мяукин стал министром внутренних дел Карельской АССР, и занимал этот пост до 1986 года. Депутат Верховного совета Карелии 4-х созывов.

С 1986 года работал в Москве, занимал ряд высоких постов в системе Министерства обороны СССР и России. Именно он стоял у истоков и был первым руководителем Карельского землячества в Москве.

 

Подписаться
А вы знали? У нас есть свой Телеграм-канал.
Все главное - здесь: #stolicaonego

Комментарии

Lana
2019-07-18 21:35:19
Удивляет, что бывшие чванливые секретари КПСС до сих пор при делах и влияют на кадровую политику в регионе. Таких гнать надо ото всюду поганой метлой!
тихоня
2019-07-18 15:23:24
Это которая в комментариях .
тихоня
2019-07-18 15:15:38
Интересная заметка . Были люди в то время , не то что нынешнее племя рукамиводителей . Понятно , теперь откуда и от кого пошёл развал в прокуратуре и управлении регионом . И , что стало с этими структурами позже ......они " утонули " ( развалились ).
Валерия Костина
2019-07-18 13:40:08
Генерал милиции Виктор Мяукин был министром внутренних дел нашей республики с 1972 по 1986 год.

В марте 1987 года журнал "Огонек" опубликовал статью "Бронированные мундиры", в которой шла речь о нарушениях законности в рядах карельской милиции.

В рукописи, которую Виктор Петрович предоставил редакции "СК", предпринята попытка еще раз переосмыслить события 14-летней давности.

В "Бронированных мундирах" есть две составляющие: во-первых, это уголовное дело, которое легло в основу статьи, а во-вторых, то, что стояло за ним.

Вчера мы связались с Виктором Петровичем Мяукиным в Москве по телефону и поздравили его с Днем милиции.

В ответ генерал просил передать поздравления и наилучшие пожелания всем сотрудникам карельской милиции.

Правда о "Бронированных Мундирах".

Уголовное дело по обвинению двух сотрудников уголовного розыска Октябрьского РОВД г.Петрозаводска в избиении задержанного по подозрению в краже автозапчастей было возбуждено осенью 1985 года по инициативе прокурора республики В.Богданова. Он только приступил к работе в этой должности, приехав из Архангельска. Как полагается, я отнесся к этому как к обычной прокурорско-следственной практике. Правда, обращало на себя внимание то, что оба сотрудника УР сразу же были арестованы. В Карелии за многие годы до этого ни один сотрудник УР не привлекался к уголовной ответственности за нарушение законности. Если кто-то и позволял себе выйти за рамки закона, то мы сами или по предложению прокуратуры принимали необходимые меры воздействия: наказывали, понижали в званиях, должностях или увольняли из системы по профнепригодности.

По этому делу я как министр занял обычную для себя четкую позицию: если работники милиции виновны, они должны быть строго наказаны. Хотя при этом всегда помнил, тем более с учетом ареста сотрудников, о таком институте права, как презумпция невиновности. Помнил неспроста. Насколько мне было известно от руководителей Октябрьского РОВД (Л.Стрельченко, В.Рынцын) и уголовного розыска МВД (В.Ширков и В.Стеблецов), с доказательствами обвинения было туго. Несколько месяцев, неоднократно продлевая сроки следствия, прокуратура не могла направить дело в суд. Прекратить уголовное дело за недоказанностью не решалась: тогда надо было бы признать свою вину в необоснованном возбуждении уголовного дела и тем самым в необоснованном аресте работников милиции. Многомесячные затягивания расследования в общем-то несложного по своей фабуле дела получили особый резонанс среди сотрудников Октябрьского РОВД. Они стали выражать свое отношение к этому делу как к делу волокитному, предвзятому, несправедливому. В свою очередь, работники прокуратуры стали обвинять руководство Октябрьского РОВД, а потом и в целом МВД в том, что они не только "не помогают доказать вину своих сотрудников, но и проявляют определенное недовольство". Конфликт разрастался.

Обвиняемые по делу стояли на своем, не признавая своей вины, следствие искало доказательства их вины и не могло их найти, руководители РОВД усматривали в этом деле пакостную позицию прокуратуры.

Ребята-обвиняемые, кстати, положительно до этого характеризовавшиеся, только что окончившие высшие учебные заведения, продолжали состоять в штате органов внутренних дел.

Моя позиция как министра продолжала оставаться прежней и ясной: они будут уволены только в том случае, если вина их будет доказана. А между тем страсти накалялись. По инициативе прокуратуры из МВД страны дважды приезжали представители инспекции, чтобы проверить правильность моего решения. И дважды докладывалось в МВД и генеральную прокуратуру о том, что позиция МВД Карелии по этому вопросу правильная.

Следует отметить, что обстановка в Карелии к этому времени была непростой. В 1984 году к власти в республике пришел В.Степанов. Личность известная. После Финляндии был отправлен в Карелию на должность заместителя председателя Совета министров.

Относился я к Степанову с должным уважением, как к человеку с большим опытом, широкой эрудицией. Наши взгляды на политику, на необходимость лучших перемен в обществе также совпадали. Как потом окажется, многие его рассуждения были не чем иным, как фармазонством. Не мог я не заметить и другого: в силу своей исключительной амбициозности Степанов не терпел никакой критики в свой адрес.

Несколько раз на Совмине публично я не соглашался с его предложениями по вопросам правопорядка. Они казались мне надуманными, оторванными от жизни. Некоторые номенклатурные работники и в центре, и на местах, на мой взгляд, грешили оторванностью от жизни, что называется, витали в облаках.

Нередко желаемое выдавали за действительное. Это старые болезни КПСС. Степанов относился, в отличие, допустим, от А.Кочетова, И.Сенькина, к их числу.

Когда я высказывал свое несогласие с ним по тем или иным вопросам, он багровел, в заключение просил слова и обвинял министра в неправильном поведении, в несоблюдении субординации. Как будто министр не имел права на свое мнение!

Я относился к этому спокойно. Для меня главными были всегда интересы вверенного мне коллектива.

Как только Степанов становится первым секретарем обкома, проявления фанаберии у него расцветают в полном объеме. Была такая, к сожалению, отличительная черта у многих секретарей обкомов.

КПСС, в силу своего монопольного положения и благодаря таким секретарям обкомов, уверенно шла к своей гибели.

Степанова явно не устраивали ни министр, ни моя команда, ни завоеванный авторитет МВД. Начались мелочные придирки к МВД. Степанова не устраивала прежде всего работа моих замов. Он неоднократно предлагал мне "разобраться" с ними, говорил, что они ведут себя самоуверенно, много берут на себя и вызывают нарекания со стороны партийного актива. Конкретных фамилий при этом не называл, но думаю, что он имел в виду, в первую очередь, А.Печникова, А.Федотова, Б.Акимова, В.Ширкова, Ю.Караванова, В.Стеблецова и некоторых других. Конечно, доля истины в этом была. Мои подопечные после успешной работы на протяжении многих лет, особенно после выхода книги И.Бацера "Позывные в ночи", позволяли себе быть несколько самоуверенными в отношениях со всеми структурами власти. Ну а что же в этом очень плохого? Курсы дипломатического искусства они не проходили.

Достойно вели себя и начальники ГО РОВД на местах. Конечно, мы ориентировали и воспитывали их так, чтобы они находили свое место в структуре исполнительной власти, в системе правоохранительных органов. Иначе было нельзя. В условиях любого режима власти, если начальник милиции или полиции занимает какую-то не согласованную с властью линию, то сама жизнь убирает его со своего поста. Руководители ГО РОВД, имевшие все высшее юридическое образование, прекрасно это понимали.

Но ведь служить можно по-разному. Можно приспосабливаться к власти, не имея права голоса, а можно строить достойные отношения по принципу: "Служить бы рад, прислуживаться тошно".

Сложности отношений руководителей горрайорганов внутренних дел Карелии в наш период хорошо описал мой заместитель А.Печников в книге "02 - мои позывные", изданной в прошлом году в карельском издательстве.

Руководители местных органов власти, секретари горкомов, райкомов, председатели исполкомов всегда знали, что за начальником милиции стоит МВД, которое может постоять за своего представителя в районе. Знали, что с большой трибуны министр может высказать критические замечания в адрес руководящих работников и получить поддержку со стороны правительства республики. Знали и считались с этим, хотя кому-то это и не нравилось.

Если все-таки возникали какие-то проблемы, мы принимали необходимые меры. Меняли начальнику обстановку, иногда и освобождали, иногда выдвигали. Варианты всегда были.

Я признавал замечания Степанова в отношении моих подопечных, но резких движений делать не считал нужным. Тем более, что эти замечания относились прежде всего ко мне, и я усматривал в них попытку ослабить команду. Некоторые попытки разрядить обстановку я делал путем выдвижения своих замов на вышестоящие должности в Москву или другие регионы.

Так, прорабатывался вопрос о назначении моего зама А.Федотова на должность заместителя начальника главного управления исправительно-трудовых учреждений МВД страны.

В Москву приглашали другого моего заместителя Б.Акимова и предлагали ему генеральскую должность начальника УВД в столице Узбекистана Ташкенте. По каким-то своим соображениям он отказался.

К этому времени - к 1985 году - мы пережили не лучший период, когда министром внутренних дел страны был В.Федорчук. В то время наша система несла очень большие потери в руководящих кадрах. В стране были заменены около 80 процентов руководящего состава МВД, УВД. В Иркутской области, например, кроме руководителей УВД были заменены 24 из 27 начальников городских и районных отделов милиции.

В прошлом году, выступая в газете "Комсомольская правда", я сравнивал Н.Щелокова с В.Федорчуком. Первого я назвал представителем силы творящей, созидающей, второго - представителем силы разрушающей.

Карелия, несмотря на особо пристальное внимание к ней Федорчука, несмотря на многочисленные непрерывные "десанты" проверяющих, на неоднократные заслушивания карельского министра, сохранила все свои кадры до единого человека.

Потом, спустя много лет, у меня состоялась встреча с начальником штаба МВД страны А.Коваленко. Встреча проходила в непринужденной обстановке, и он мне очень подробно рассказывал, как по указанию Федорчука возглавлял большую бригаду по проверке МВД Карелии. Установка была самая жесткая.

И тем не менее бригада задачу "не выполнила". Обладая феноменальной памятью, Коваленко называл мне много фамилий наших сотрудников, много примеров, фактов из их работы. Он был поражен слаженностью, четкостью работы всех звеньев органов внутренних дел Карелии.

Команда действительно была сильной. И в связи с этим я не могу здесь не вспомнить Л.Харитонова, В.Барсукова, А.Ермакова, Н.Левчуна, В.Бобина, В.Голубева, В.Полозова, ставших потом министрами внутренних дел Карелии В.Кононова, И.Прохорова, В.Сидорова.

В.Федоров станет впоследствии начальником главного Управления ГАИ-ГИБДД МВД страны, получит звание генерал-лейтенанта милиции. В своих многочисленных выступлениях в российских средствах массовой информации с благодарностью и особой теплотой он вспоминает свою работу в МВД Карелии. Я же особо признателен Владимиру Александровичу за то доброе отношение, которое он сохранил ко мне здесь, в Москве. Редкое по нынешним временам, я бы сказал, дефицитное явление благодарности ученика к своему бывшему учителю.

Генерала Коваленко мне приятно вспомнить еще и потому, что он сейчас возглавляет главную Академию МВД РФ, где проходят обучение руководящие кадры. Вообще эта академия много сделала для пропаганды опыта МВД Карелии.

С.Крылов - один из самых прогрессивных руководителей МВД СССР и первый начальник академии - публично говорил, что опыт МВД Карелии - это завтрашний день органов внутренних дел страны. Он имел в виду прежде всего опыт комплексного использования сил и средств, автоматизированные системы учета правонарушений и т.д.

Пережив непростые времена Федорчука, наша команда продолжала функционировать в прежнем составе. Только мудрый и расчетливый Печников, предвидя осложнения, ушел в отставку и обеспечил себе спокойную жизнь на даче в Киндасово. Как оказалось, сделал это очень своевременно. Отношения с властью тем временем ухудшались.

Однажды Степанова, сидевшего за рулем машины с обычными номерами, остановили на трассе сотрудники ГАИ и сделали замечания о превышении скорости. Что тут было! Степанов негодовал: "На каком основании меня, первого секретаря обкома КПСС, останавливает ГАИ?" Он потребовал немедленно разобраться с начальником ГАИ А.Мордасовым. Это был своеобразный человек.

Но аварийность в республике в 85-86-м годах была одной из самых низких в стране. И этот фактор был для меня важнее, чем инцидент со Степановым, которому были сделаны правильные замечания. Как мог, я объяснил действия сотрудника ГАИ, однако должным образом Степанов их не воспринял.

Вспоминаются и другие случаи комчванства партийных руководителей.

Однажды машину, в которой ехал первый секретарь Суоярвского райкома КПСС (кажется, это был Осташков), остановил суоярвский инспектор ДПС и сделал замечание его водителю о каком-то нарушении. И тогда вмешался сидевший рядом первый секретарь райкома:

- Какое ты имеешь право останавливать машину первого секретаря райкома? Кто ты такой? Ты член партии?

- Да, - ответил сержант ДПС.

- Так вот, мы тебя можем исключить из партии.

Мне стало известно об этом. Я позвонил начальнику РОВД, и тот подтвердил информацию. Тогда я попросил передать сержанту мое мнение, что он как коммунист имеет право в соответствии с Уставом КПСС обжаловать любое решение райкома в вышестоящих инстанциях вплоть до ЦК КПСС. Чтобы там знали, какие чиновники от партии работают на местах.

Конечно, об этом стало известно руководству республики, и, как следствие, на бюро обкома стали приниматься решения "о неудовлетворительной работе МВД республики и его органах на местах".

Мы уже не получали поддержки партийных и советских органов, перестали использовать накопленный опыт проведения комплексных профилактических операций, остывало внимание к советам профилактики на опорных пунктах и на предприятиях. МВД работало строго в рамках своих очерченных функциональных обязанностей, в режиме выживания, в сложных отношениях с властью по вертикали и по горизонтали.

Виктор Мяукин Москва - Салминица, июль 2000 года.
Lana
2019-07-18 21:32:11
Валерия Костина,

Достойный руководитель и Человек с большой буквы! Светлая ему память и вечный покой!
Сейчас такие руководители редкость.
СПАСИБО за пост!
кир
2019-07-18 14:28:59
Валерия Костина, спасибо. Понравилась статья Виктора Мяукина. Светлая память ему. :)
Гость
Выбор читателей

Чтиво

05.12.2019 11:42
Без политики
За 16 лет "Костная клиника" стала не только одной из ведущих ортопедических клиник на Северо-Западе, но и исключительным центром, где помогают избежать серьёзных операций и вернуть здоровье и молодость суставам.

Опрос

Как сказалось увеличение количества светофоров на качестве движения в Петрозаводске?