Чтиво. Кофе со сливками
11:31, 18 Июля 2019
фото: Николай Смирнов / "Столица на Онего"

Фабрика счастья

Гость рубрики "Кофе со сливками" - директор строительной компании "Баренц Групп" Илья Гаврюшев, создавший в Петрозаводске фабрику решений квартирного вопроса.

"У нас нет экскаваторов, зато мы генерируем идеи", - эта фраза, которую произносит Илья Гаврюшев, могла бы висеть в рамке на стене его кабинета. Она про "Баренц Групп" - инновационную компанию, которая за несколько лет совершила настоящую революцию на рынке недвижимости Петрозаводска.

Не все это знают, но сегодня каждая вторая квартира в новостройках Петрозаводска строится и продается компанией "Баренц Групп". Уже около 12 тысяч человек (население небольшого города!) решили свой квартирный вопрос с ее помощью. Сейчас "Баренц Групп" одновременно строит в разных районах города 16 домов примерно на 3 тысячи квартир. При этом, в самой компании трудятся всего 30 довольно молодых сотрудников.  

Создавший ее практически с нуля Илья Гаврюшев называет "Баренц Групп" "фабрикой счастья".

"Мы не просто строим дома, - говорит он. - Мы предлагаем комплексную услугу по решению квартирного вопроса. А, решая этот вопрос, – делаем людей счастливыми. У нас и слоган такой: "Квартиры для счастливых людей". Ведь новое жилье – это не просто стены. Это любовь, доверие, спокойствие и взаимопонимание в семье, это новая жизнь, желание смотреть в завтрашний день, расти и развиваться".

В беседе за чашкой кофе Илья Гаврюшев рассказал, с чего все началось, как устроена "Баренц Групп", и почему идеи важнее экскаваторов.

"В России гораздо больше перспектив"

- Илья Сергеевич, насколько я понимаю, Вы не являетесь собственником "Баренц Групп". Однако компанию можно с полным правом назвать Вашим детищем…

- Да, я человек, работающий по найму, я менеджер, управляю бизнес-процессами. Это моя основная функция. И именно как менеджер я стоял у истоков создания "Баренц Групп" в 2005 году, когда заложил в основу компании элементы европейского менеджмента.

- Вы где-то этому специально учились?

- Мои родители – инженеры. Отец всю жизнь проработал в Северо-Западном Телекоме, занимался развитием в Карелии электросвязи. У него было почти 3 тысячи человек в подчинении, работали по всей республике. Думаю, что интерес к управлению именно он в меня заложил. Я часто бывал у отца, смотрел, как он работает, усваивал его уроки.

Я пошел учиться на экономический факультет в ПетрГУ по направлению менеджмент. А перед этим закончил 17-ю школу, где изучал английский язык, и это очень многое мне дало. Потому что иностранный язык – это путь в большой мир.

Когда я заканчивал петрозаводский университет, я уехал учиться в Данию. Два года я жил в Копенгагене и прошел там курс международной бизнес-экономики. Это было интересное захватывающее время. Мы жили коммуной – студенты приехали из разных стран. Испания, Италия, Норвегия, Англия, Китай, Африка... Моей специальностью была глобализация и интернационализация, по окончанию я стал магистром.

- Почему не остались в Европе и вернулись в Россию? Ведь наверняка была возможность получить работу там…

- Да, такой вариант был, можно было остаться и зарабатывать в Дании неплохие деньги. Но я считаю, что возможностей в России гораздо больше. В Европе система бизнеса устоялась, там веками эволюционировала конкуренция, войти туда, чтобы серьезно что-то изменить, очень сложно. А в России компания – это чистый лист; население огромное, рынок огромный. Многие мои однокурсники из Норвегии, Дании и других стран уехали в Россию и работали у нас.

Я же вернулся еще и потому, что в Петрозаводске у меня остались родители, семья. И мне хотелось что-то сделать для своей малой родины, для своего родного города - изменить его к лучшему.

"Мы были свободны, могли отстаивать свою позицию, и нас слушали"

- Я помню Вас совсем молодым, 25-летним замом мэра Петрозаводска Виктора Маслякова. Как получилось, что Вы стали чиновником и почему ушли из этой сферы? 

- Когда я приехал из Копенгагена, я около пяти лет работал в Карелии в иностранной компании. Мы занимались заготовкой леса и экспортом. Это был интереснейший опыт, потому что мне на практике удалось потрогать европейскую систему менеджмента. Владелец компании - датчанин, использовал горизонтальную, демократическую систему управления, которая давала широкие возможности через делегирование. В этой компании всегда можно было донести до руководства свое мнение, взять на себя инициативу, запустить какой-то проект. Этим европейский подход отличается от российского: у нас система более авторитарная, что директор скажет, то все и делают. Мне же удалось почувствовать и ту, и другую культуру, поэтому я уже тогда понимал разницу.

Как раз в это время я познакомился с Виктором Николаевичем Масляковым, который возглавлял "Кареллеспром", а после стал мэром Петрозаводска. Он с интересом наблюдал за нашей работой в лесозаготовительной компании (мы там трудились с коллегой из университета), поверил в нас и пригласил к себе. В 2000 году мы перешли на службу в городскую администрацию, и я проработал там замом мэра по экономике более пяти лет.

Виктор Николаевич дал нам хороший карт-бланш. И хотя мы были немножко белыми воронами – 25-летние юнцы пришли руководить чиновниками, которые в два раза старше, - нам удалось сплотить крепкую команду для решения общих задач. У меня в подчинении работало порядка 40 человек, и мне нравилось, что в команде Маслякова не было никакой подковерной борьбы, мы не были винтиками государственной машины, а действительно могли что-то в ней менять. Мы были свободны, могли отстаивать свою позицию, и нас слушали.

Это было интересное время – в Петрозаводск пришли первые крупные инвесторы, РКС вложили большие средства в коммунальные сети и дали старт строительству водоочистных сооружений. Происходила трансформация муниципальных предприятий. Петрозаводск развивался, и эти позитивные изменения были заметны для горожан.

Что же касается меня, то постепенно я стал понимать, что вырос, и государственная система не дает двигаться дальше. Все-таки частный бизнес – это всегда больше возможностей для применения навыков, воплощения идей и профессионального роста. Так я пришел в "Баренц Групп".

"У нас были только пластиковый стол, стулья, и наши головы"

- Интересно услышать из первых уст историю "Баренц Групп". Как компании удалось закрепиться на рынке недвижимости, ведь эта сфера бизнеса всегда была очень конкурентной?

- Все началось со знакомства с Игорем Дмитриевичем Зубаревым, который на тот момент уже был крупным карельским предпринимателем. Он занимался рыбным бизнесом, но у него были небольшие активы в Петрозаводске – земельные участки, объекты недвижимости, которыми никто серьезно не управлял. Мы изучили с собственником текущую ситуацию и выбрали вектор жилищного строительства. Почему? Я напомню, что в 90-е годы у нас в Петрозаводске вообще ничего не строилось, а в 2000-е уже начали появляться доходы у населения, однако строительные компании еще не сориентировались в этой ситуации. Мы же понимали, что жителям Петрозаводска необходимо предлагать на рынке недвижимости новый качественный продукт.

Мы с товарищем из университета Ильей Журавлевым (он, кстати, до сих пор работает в "Баренц Групп") начали придумывать концепцию. У нас были только пластиковый стол, стулья, и наши головы.

Сначала мы провели ревизию объектов и арендаторов, затем начали привлекать новых партнеров. Постепенно мы начали заниматься проектированием жилых домов и разрабатывать концепции жилых комплексов. Первым стал жилой комплекс, который компания "Баренц Групп" построила на улице Лизы Чайкиной на месте заброшенного военного завода.  И далее шли, шли и дошли до сегодняшнего дня. Конечно, сегодня "Баренц Групп" это совершенно другая компания, нежели была вначале. Но все принципы, заложенные на старте, в ней сохранились.

Если говорить о менеджменте, то в нашей компании горизонтальная система управления – отделы сами решают, куда двигаться. Сотрудники не зашорены и не ограничены рамками каких-то директив. Они могут сами проявлять инициативы и главное, - реализовывать их. Это эффективно и в производстве, и в продажах, и в финансах. И в этом состоит конкурентное преимущество "Баренц Групп", которое пришло вместе с европейским опытом управления.

"Мы продумываем каждую мелочь"

- И все-таки, в чем фишка? Почему у Вас получается?

- Есть несколько правил, по которым мы живем. Первое – это порядочность. Мы всегда честны с нашими партнерами и клиентами. Мы выполняем все, что обещаем. Это отмечают все наши партнеры. Не случайно, большинство наших клиентов покупают квартиры по рекомендациям тех, кто приобрел их ранее. То есть, на нас работает сарафанное радио.

Второе – к работе мы подходим с душой, и именно так относимся к каждому проекту.  Мы очень много времени уделяем работе над проектными решениями, над тем как будет выглядеть строительный комплекс. Мы продумываем каждую мелочь и делаем как для себя.

Еще один принцип – мы никогда не работаем в ущерб качеству или в ущерб цене. Используем современные материалы, и никогда не покупаем самое дешевое, чтобы сэкономить. Мы никогда не нанимаем на работу людей за самую дешевую цену. Когда анализируем коммерческое предложение, смотрим не только опыт подрядчика, но и его ценности. Если ценности подрядчика совпадают с нашими, то он становится партнером.

Ну и главное - мы не предлагаем людям какой-то конкретный товар, мы предлагаем комплексную услугу по решению квартирного вопроса. Это для нас фундаментальная вещь нематериального свойства. "Баренц Групп" не является строительной компанией в привычном понимании. Мы – фабрика решений квартирного вопроса.

- И как это работает?

- Мы понимаем, что квартирный вопрос – это больной вопрос, и это всегда стресс, боязнь потерять деньги, выбрать не то жилье, не тот район и т.д. И стараемся сделать все, чтобы освободить человека от этого стресса. Вы приходите, мы выслушиваем ваши потребности, оцениваем ваши ресурсы, и смотрим, что можем предложить. Каждая сделка уникальная для нас. Мы помним каждого клиента. У нас не бывает, чтобы вы принесли деньги и ушли, о вас забыли. Нет, это танец, который мы танцуем с вами вместе до конца. Ведь многие люди даже не верят, что могут переехать в новую квартиру, и только познакомившись с нами и посмотрев все предложения, спектр которых у нас очень широк, понимают, что это возможно.

Когда человек попадает в нашу орбиту, он получает комплексное обслуживание на много лет. Он купил маленькую квартиру, потом у него подросли дети, погасилась ипотека за первое жилье, он может нам его отдать, встать в очередь на новую квартиру, он может поменять район и т.д.  

Для нас особенно ценные клиенты это те, которые приходят второй, третий, четвертый раз. У нас даже есть клиент, который купил порядка десяти квартир. Для нас такие люди – это показатель того, что мы все делаем правильно.

Сотрудники "Баренц Групп" получают огромное удовольствие от работы, потому что мы меняем к лучшему жизнь других людей. По большому счету, мы – это фабрика счастья. У нас и слоган такой: "Квартиры для счастливых людей". Ведь новое жилье – это не просто стены. Это любовь, доверие, спокойствие и взаимопонимание в семье, это новая жизнь, желание смотреть в завтрашний день, расти и развиваться. И нам приятно, что наши клиенты – это молодые семьи, которые только образуются, или люди, которые уже живут вместе, но расширяются. Ведь новая квартира – это всегда новая жизнь и новое дыхание.

"У нас нет лопат и экскаваторов, но мы генерируем идеи"

- Как с такой задачей справляются всего 30 сотрудников?

- Из 30 сотрудников "Баренц Групп" около 70% общаются с клиентами: занимаются контактами и продажей объектов недвижимости, передают и обслуживают квартиры. Еще на старте мы решили, что не будем самостоятельно заниматься строительными работами – у нас нет своих строительных подразделений.  У нас нет лопат и экскаваторов. Но мы можем легко нанять эти средства производства, чтобы реализовать интересную концепцию. 

- Кто же тогда строит?

- Когда мы формулировали для себя концепцию компании, мы понимали, что должны сосредоточиться на главном. Я не понимаю людей, которые приходят и говорят: "Мы можем все!". Это не про компанию "Баренц Групп", мы не можем делать все. Мы лучшие в разработке идеи объекта и способов решения квартирного вопроса, в финансовых механизмах и в обслуживании клиента. А для строительства у нас есть другие компетентные люди. Мы находим профессионалов, которые имеют опыт, инженерно-технические решения и рабочие руки для того, чтобы строить. Причем наших подрядчиков мы всегда выбираем в узко специализированных сферах. Если он делает, например, водопровод, мы никогда не будем с ним заключать контракт на электроэнергию. У нас нет подрядчиков, которые делают все.

И тот пул строителей, который формировался на протяжении 14 лет, нам очень дорог. Это узкие специалисты, которые работают только с нами, разделяют наши ценности и входят в ближний круг компании. Вместе с подрядчиками нас около тысячи человек.

"Я требую от всех, чтобы они постоянно учились"

- Расскажите, а физически кто эти все концепции придумывает? Вы один?

- В "Баренц Групп" такая система управления, что генератором идеи является каждый. Но, конечно, очень многое я придумываю сам. Я постоянно читаю книги и учусь. Образование – это ключевой фактор развития компании. Я требую от всех, чтобы они постоянно учились. Сегодня мир так быстро меняется, и так много нового в него каждый день приходит… если мы будем жить по-старому, и не узнавать, как меняется мир, мы будем все время его догонять.

У меня есть свой лимит – я стараюсь читать 30 книг в год. Раз в две недели я читаю новую книгу по менеджменту, лидерству, психологии, мотивации, искусству, нейронаукам. Интересуюсь всем, что связано с мозгом и мыслительной деятельностью, физическим и душевным здоровьем.

- Это как-то помогает в работе?

- Здоровье всегда на первом месте. Если у вас есть физическое и душевное здоровье, тогда все имеет смысл в этой жизни. Если вы эмоционально подрываете свое здоровье, тогда вам гораздо сложнее в этом мире. Вы уже не можете полноценно думать, ведь мысли связаны с телом. Тело должно быть в форме, чтобы иметь здоровые мысли, это закон, по которому и я живу. Поэтому я всегда активен и постоянно занимаюсь спортом - хожу, бегаю, плаваю, рыбачу, охочусь и т.д. Это все наполняет мое тело и мой дух новыми эмоциями, новыми нейронными связями и так рождаются новые мысли и новые управленческие решения.

- Есть, наверное, какие-то свои гуру?

- В менеджменте это Стивен Кови, Ицхак Адизес. Брайн Трейси для меня главный мотиватор. Я согласен с ним на 100% - все идет от мысли и от тех идей, которые в нас есть. Если вы крутитесь как белка в колесе и не оставляете своему мозгу времени подумать о среднесрочных и долгосрочных целях, то вы превращаетесь в маятник, который качается и решает только ежедневные задачи – есть, пить, спать и т.д. Вы не думаете о завтрашнем и послезавтрашнем дне и перестаете понимать, ради чего живете.

Перед нами в "Баренц Групп" стоит цель менять мир и делать жизнь людей лучше. Нами движет эта идея, и мы ей подчинены. Поэтому мы не сидим и не думаем, сколько денег мы заработали за прошлый месяц. Мы сидим и думаем, что новое мы предложим рынку завтра, через год и через десять лет.  

"Для нас кризис - это тренировка, забег, марафон"

- Планировать, что будет в Петрозаводске через десять лет, наверное, непросто. Признайтесь, Вам уже сейчас тесно в маленьком городе…

- У нас в компании есть стратегия 2032. То есть, до 2032-го года у нас есть понимание, как мы будем двигаться на этом рынке. А на ближайшие три года у нас все расписано ежемесячно: что мы делаем, как мы делаем, где мы делаем.

Да, в Петрозаводске нам становится тесно - с ростом мы можем больше, но рынок жилой недвижимости не позволяет расти в больших объемах. Именно поэтому мы занимаемся проектами в сфере производства – строим завод по переработке рыбы в Кондопоге, или делаем проекты в сфере туризма. Кстати, гостиница "Фрегат", в которой мы сейчас находимся, преображалась силами "Баренц Групп".

Нас спрашивают, а что же дальше? Конечно, мы не оставим петрозаводчан. На сегодняшний день мы строим 16 домов, наш портфель составляет 3 тысячи квартир. Этот значительный объем сегментирован в разных направлениях – спальные сегменты, средний бизнес-класс, топовая линейка и т.д. Еще 4 тысячи квартир будет в ближайшем будущем. Сейчас по Петрозаводску у нас есть проекты на 15 тысяч квартир, то есть еще примерно 50 тысяч человек мы переселим в новое жилье. В масштабе 15 лет мы хотим построить в городе еще одну Древлянку. Конечно, это будет поэтапно, в разных частях города и с разными концепциями.

- Сейчас кризис, экономическая ситуация в России и в Карелии сложная. А вы – как будто под зонтом… Вас это не касается?

- Касается. Но не случайно в Китае слово "кризис" означает соединение иероглифов "опасность" и "возможность". Для нас кризис – это возможность проверить себя и свои концепции на устойчивость к внешним воздействиям.

Мы чувствуем, что покупательская способность снижается.  По этому поводу можно сидеть и плакать, а можно взять и разработать программу "квартира без первого взноса". И мы ее уже придумали. И кредитуем наших покупателей на первый взнос за счет средств компании… Кризис как болезнь: убивает слабых, а сильных делает еще сильнее. Для нас кризис - это тренировка, забег, марафон. А если кто-то к этому марафону не готов, он покидает дистанцию. И мы занимаем его место.

- И в чем же главный источник силы "Баренц Групп"?

- Мы просто любим то, чем занимаемся. Для нас это не работа, это образ жизни. Мы так живем. Мы с большим удовольствием приходим на работу. И то, что мы видим отдачу, результат своего труда, еще больше вдохновляет. Купив квартиру, люди становятся счастливыми, и это двигает их на новое развитие. Они словно получают зарядку, новый вектор и новый результат. И точно такую же зарядку получаем мы. Согласитесь, быть счастливым – это ключевая для всех вещь. И это здорово, что мы умеем и помогаем обрести счастье и вносим свой вклад в развитие общества.

Беседовала Наталья Захарчук

И по традиции селфи на память.

Выбор читателей

Чтиво

Сегодня 10:54
Без политики
Пяточную шпору ни с чем не перепутаешь – острую боль в пятке, как будто оттуда торчит гвоздь или острые шипы, от неё не спасают народные рецепты, а таблетки помогают лишь на время. Так можно жить годами, а можно – избавиться от неё раз и навсегда!

Опрос

Вас пугает ситуация с массовыми вспышками инфекционных заболеваний в Карелии?