Чтиво. Личное мнение
12:32, 08 Июля 2019
фото: Олег Реут

Когда в России вернется публичная политика?

Вернуть в актуальную повестку не просто публичную политику, но и политику вообще – задача первостепенной важности, считает политолог Олег Реут.

Накануне начала избирательной кампании почти в половине российских регионов (Карелия здесь выступает временным исключением, в Единый день голосования-2019 в республике выборы не будут носить массовый характер) снова и снова инициируются дискуссии о стратегии и тактике демократического транзита. Его контуры пока совершенно не очевидны, но это не означает, что на дебаты, например, о выборах депутатов Государственной думы, которые пройдут уже через два года, наложен абсолютный бан. На фоне социального недовольства, запроса на новые лица, падения рейтинга президента и партии власти разговоры о контурах политического будущего практически неизбежны.

Отправной точкой в дискуссии, наверняка, может стать тезис, в соответствии с которым в России в 2000-е годы политический режим последовательно ужесточался. Пространство публичной политики сужалось, а репрессии усиливались. Демократические партии терпели поражения на выборах, были вытеснены из Государственной думы и практически из всех региональных парламентов.

Политическая оппозиция дробилась, втягивалась во внутренние разборки, теряла влияние. На её поле стало вырастать антикоррупционное движение, самым ярким представителем которого стоит признать ФБК – Фонд борьбы с коррупцией Алексея Навального, соперничающий с демократическими партиями и идущий на сомнительные контакты с националистами.

Параллельно начали разворачиваться децентрализованные низовые протестные движения в защиту попранных прав различных групп населения. Но надежды на самопроизвольную политизацию этих движений не оправдались. Их активисты, сознававшие неполноту и временность своих достижений, не торопились объединяться с нынешним поколением политиков. Во многих случаях они небезосновательно полагали, что это ограничит их возможности по побуждению власти к уступкам. Локальные протестные акции (особенно природоохранной направленности) создавали напряжение в отдельных точках, кое-где добивались успехов (в Карелии показательным примером два года назад стал Сунский бор), но это не вело к политическим сдвигам в стране.

Группы городской интеллигенции, которые участвовали в демократическом движении, распадались и вытеснялись в маргинальное общественно-политическое пространство. Возрождение поникшего общенационального демократического движения оставалось трудной задачей. В известной мере более трудной, чем прежде.

Задачу политизации протестного движения, консолидации имеющихся и вовлечения в него новых сил, собственно, некому решать, кроме разделяющих демократические ценности жителей городов. С другой стороны, после госдумовских выборов-2016 распространилось убеждение, что такая активность скована и репрессиями, и недоговороспособностью групп демократического меньшинства. Что сейчас нельзя рассчитывать не только на существенный успех, но и на видимое продвижение. Но, нимало не преуменьшая трудностей и препятствий, важно подчеркнуть, что все действительно главные вопросы решаются в сфере политики. Поэтому вернуть в актуальную повестку не просто публичную политику, но и политику вообще, которая сейчас замещена внутриэлитными договоренностями и технократизмом в управлении, остаётся задачей первостепенной важности.

До сих пор демократам надо было, опираясь на ростки гражданского общества, выстоять перед натиском насилия и провокаций, санкционированных и направляемых из федерального центра. Им противостояла монолитная вертикаль власти и контролируемая ею квазиобщественная массовка, исполняющая вспомогательные функции.

Похоже, для упрочения власти над страной власть готова продолжать идти на новое ужесточение правил (даже пессимистам ещё недавно было трудно представить вступившие в действие законы о суверенном Интернете и об уголовной ответственности за критику действий властей), активизацию разросшегося репрессивного аппарата, некоторые перестановки лиц в системе управления и дальнейшее ограничение даже имитационных демократических процедур.

Но положение, по-видимому, стало меняться, а задачи, стоящие перед демократическим сословием, усложняться. Стоит признать, что сегодня в политическом классе происходят противоречивые процессы. В нём стали появляться признаки политической дифференциации. Медленно, но увеличиваются внутриэлитные напряжения. Не исключено и переформатирование состава и расстановки сил в высших эшелонах государственной системы, как непосредственно в околовластных, так и в ныне далёких от власти кругах.

На этом можно было бы закончить разговор о политизации общественной жизни, если бы в начале 2019 года не обозначились сдвиги, выпадающие из, казалось бы, уже сложившейся ситуации. Их, в частности, отразили выпорхнувшие на страницы печати две нерядовые публикации. Статья Валерия Зорькина, рассуждающего о том, что пришла пора "оживить" Конституцию и как это следует сделать. И опубликованный сразу вслед за нею доклад Комитета гражданских инициатив об изменениях общественных настроений в России и их возможных последствиях.


Валерий Зорькин. Фото: © Михаил Метцель/ТАСС

В политическом классе существует неформальный уговор: в основе своей Конституция 1993 года хороша. Если уж её нормы пойдут не в лад с реалиями жизни, их можно поправить частными изменениями. И вот это согласие нарушил председатель Конституционного суда. Как он полагает, приходит пора заняться точечными конституционными изменениями, если они не посягают на "глубокий правовой смысл" Основного закона. Радикальная же конституционная реформа "недальновидна и опасна". Пусть так, но всё дело в том, какие изменения, по мнению Зорькина, становятся актуальными. Он начинает с перечня недостатков Конституции, которые действительно ей присущи. Это "отсутствие должного баланса в системе сдержек и противовесов, крен в пользу исполнительной ветви власти, недостаточная чёткость в распределении полномочий между президентом и правительством". Он утверждает далее, что до "реального действенного общественного договора" предстоит пройти – и притом "в условиях весьма большой неопределенности" – немалую дистанцию. И завершает рассуждением, что "права меньшинства могут быть защищены в той мере, в какой большинство с этим согласно".

Своей публикацией Зорькин вторгся на заповедное поле, которое официоз предпочитает обходить. Неслучайно поэтому поток комментариев сразу же был перенаправлен "не в ту степь". В их центре оказался вопрос, всего более занимающий правящий класс: как вежливо поступить с Конституцией, перестраивая систему государственной власти так, чтобы сохранить в ней самое главное? А именно: как запечатлеть в ней (скажем, в структуре Госсовета) доминирующую роль нынешнего президента или его преемника до 2024 или иного отдаленного года?

На этом фоне Комитет гражданских инициатив опубликовал итоги исследования, выявившего, как утверждают его авторы, "потенциально значимые изменения в массовом сознании, которые ведут к перелому сложившихся трендов". Комитет гражданских инициатив и его руководитель Алексей Кудрин занимают в российской общественной системе и экспертном сообществе особое место. Кудрин не раз публично оппонировал финансово-экономическому курсу и внешней политике, угрожающей экономическому развитию. Комитет гражданских инициатив работает как формально негосударственная институция, однако, в её документах не один раз выражались критические представления значительной части околовластной элиты и реформаторской интеллигенции.


Глава Счетной палаты Алексей Кудрин. Фото: © Антон Новодережкин/ТАСС

При благоприятных условиях именно здесь мог бы возникнуть центр притяжения внутри действующего политического класса. Трудно сказать, в какой мере заключения авторов доклада, неоднократно подчеркивающих сугубо предварительный характер сделанных в нём выводов, совпадают с оценками руководителя Комитета, а теперь и главы контрольного органа – Счётной палаты (сумевшей в жёсткой борьбе переключить на себя практически все функции по надзору за исполнением в регионах Национальных проектов). Тем не менее выводы опубликованного доклада поразительно отличаются от устоявшегося взгляда на массовое сознание российского общества.

Во-первых, утверждают авторы доклада, перемен хотят уже почти 80% респондентов. Это подтверждают и результаты соцопросов, проведённых в марте-апреле ВЦИОМом и "Левада-центром". Представления о том, в каких переменах нуждается наша страна, аморфны и неустойчивы. Но они резко диссонируют с предпочтением стабильности и неготовностью к риску, которые возобладали после катаклизмов 1990-х годов и закрепились вслед за событиями 2014 года. Стал доминировать запрос на масштабные, рискованные и непроверенные изменения – лишь бы они наступили вскорости.

Во-вторых, предпочтение сильной власти, которая даст людям блага, стало уступать запросу на социальную справедливость. Причем растёт число тех, кто первостепенное значение придаёт не столько выравниванию в перераспределении материальных благ, сколько равенству перед законом (что особенно характерно для среднего класса).

В-третьих, наблюдается отчуждение от власти и ориентация на общественную интеграцию и в более широких слоях населения. Растёт понимание того, что выжить и развиваться в одиночку невозможно. Усиливается критическое восприятие информации, поступающей из официальных средств массовой информации. Телевизионная картинка начинает проигрывать информации, которая извлекается из социальных сетей, индивидуального опыта и личных контактов.

Что будет дальше? Пока довольно трудно сказать однозначно. Власть слишком далеко зашла, чтобы в нынешнем своем составе приступить к серьёзным реформам сверху. Может ли изменить политическую ситуацию давление снизу? Организаторы и участники протестных акций по-прежнему слишком рассчитывают на помощь государства, свой призыв разобраться в напластовании проблем они обращают именно к нему. Протестующие опасаются выводить свои требования на политический уровень и пока отвергают многие ценности демократии. Однако при обострении ситуации из их рядов смогут выдвинуться потенциальные лидеры новых гражданских образований, которые уже приобрели некоторую известность или заявят о себе в ближайшем будущем. Они первыми поддержат демократические – прежде всего, выборные – практики, увидев в них механизм обновления власти. Как в стране в целом, так и в каждом регионе в отдельности.

 

Олег Реут, политолог, публицист

Комментарии

Александр Лукин
2019-07-14 19:43:55
С этими выводами автора согласен:
1. Власть слишком далеко зашла,…(И явно не туда)
2. Запрос на социальную справедливость. ( Беспредельная бессовестность власти)
3. Телевизионная картинка начинает проигрывать информации, которая извлекается из социальных сетей, индивидуального опыта и личных контактов. (Продажные СМИ – превратились в пропагандистов власти)
Вывод из публикации: Недоговороспособность групп демократического меньшинства превращают российское общество маргинальное политическое пространство.
Однако! По моему мнению, кроме демократического меньшинства, есть социально недовольные и их уже большинство, причем они становятся явно и конкретно не довольными грабительскими действиями власти, которая при этом, совсем не стесняется заниматься собственным обогащением. И если найдется политическая организация и сильный авторитетный лидер, который сможет организовать это недовольное властью большинство.
То ???!!!
Неравнодушный
2019-07-08 21:40:52
Всё будет скоро , но не сейчас , несмотря на визги троллей в столице .
кир
2019-07-08 20:16:15
Полудиким воли не давать. Ещё не доросли. По лестнице эволюции каждую ступень самим надо пройти.
zanoza
2019-07-12 11:08:01
кир, перемен, ждём перемен не смотря на свою полудикость! А кому воля не по душе ,пусть сидят у своих хозяев на коротком поводке и им подгавкивают !
насмешница
2019-07-08 13:47:52
Вот видите , Беня, помирать собрался, а жито сей
однозначно
2019-07-08 13:13:20
Господин Реут забыл уточнить, что на Сунских партизанах очень ловко пропиарилась мадам Лопаткина, которая затем весьма успешно просочилась в Законодательное собрание и постриглась в Единую Россию.
Оборин Андрей Александрович
2019-07-14 21:25:57
однозначно, некоторые субстанции неизменно всплывают...
Гость
Выбор читателей

Чтиво

05.12.2019 11:42
Без политики
За 16 лет "Костная клиника" стала не только одной из ведущих ортопедических клиник на Северо-Западе, но и исключительным центром, где помогают избежать серьёзных операций и вернуть здоровье и молодость суставам.

Опрос

Вас пугает ситуация с массовыми вспышками инфекционных заболеваний в Карелии?