890x80

Кому нужен Богдан

Чтиво. Частная жизнь
21:46, 31 Июля 2020
фото: pixabay
Загрузка...

Органы опеки в Петрозаводске передали годовалого ребенка в приемную семью в Волгоград, несмотря на отсутствие официальных документов с отказом от него родителей.

В Петрозаводске разгорается скандал вокруг годовалого Богдана, которого сотрудники полиции в новогодние праздники забрали у пьяной матери на улице, а через два месяца органы опеки передали в приемную семью за тысячу километров от Карелии, не посмотрев на то, что отсутствовало официальное заявление от родителей об отказе от ребенка.

Ребенок со справкой

Бабушка Богдана рассказала историю появления его на свет.
- Мой сын Алексей в 2013 году привел в дом девушку Лену, сказал, что любит. Тогда Леше было 23 года, а Лене 18. Два года они жили гражданским браком, а потом в 2015-ом сыграли свадьбу, я настояла, потому что на свет должен был появиться ребенок.

Девушка была со сложной судьбой. Мама у Лены вела асоциальный образ жизни, умерла после тяжелой болезни, когда они с сестрой учились в младших классах. Воспитывал их отец, который большую часть времени работал. Дети были предоставлены сами себе, иногда наездами была бабушка. Но в основном воспитывала их улица. Отец хоть и наказывал, но это мало помогало. Первое время после смерти матери за ними приглядывала сестра отца (тетя их), даже в школу ходила, за учебой смотрела, но они не слушались никого, в итоге выросли, какими выросли.

Когда Лена попала в нашу семью, я попыталась ее остепенить от гулянок и пьянок, но она ничего не хотела – ни работать, ни учиться.

В январе 2015 года они поженились, а 10 апреля должен был родиться ребенок, но беременность закончилась трагически. Нашего первенца мы похоронили.

Через два года Лена снова забеременела. Так как проживали мы совместно, я как могла контролировала ее, не разрешала вести разгульную жизнь. Но я работаю, да и за руку-то не удержись, поэтому случалось по-разному: умудрялась и выпить, и покурить.

Но все-таки весной 2017 года родился наш долгожданный Максимка. Гулянки Лены не прекращались, Леша уехал на заработки в Санкт-Петербург, и она совсем отбилась от рук. Воспитывали Максимку мы с бабушкой (моей 76-летней мамой).

Однажды после очередного Лениного загула я испугалась, что она может не вернуться, а у меня даже никакого документа на Максимку нет. Я заставила ее написать расписку, что она не возражает, если Максим будет проживать с отцом в случае развода. Она села и от руки написала.

Я как чувствовала, что ее эта жизнь "свободная" ничем хорошим не закончится. И тут смотрю, она снова забеременела – как раз Богданом. Она пыталась скрыть от меня это, но когда в одной квартире живешь, сами понимаете, трудно обмануть.

Беременность наступила в тот период, когда мой сын работал в Санкт-Петербурге, но был момент, который поставил под сомнение отцовство. У Лены тогда скоропостижно умер отец, и Леша приезжал на похороны. Конечно, они были вместе. Но она заявила, что ребенок этот не от Леши.

После скандала сын подал заявление на развод. Осенью 2018 года они развелись, а в мае 2019 года родился Богдан. Так как после расторжения брака не прошло еще 300 дней, то в графу "отец" был записан мой сын Алексей, так по закону делается.

Сын тогда сказал, что если это его ребенок, то он заберет его и будет воспитывать. И собирался делать анализ ДНК.

С роддома Лену с Богданом забирала сестра и тетушка. Привезли в отцовскую квартиру, где сейчас проживает Ленина родная сестра и где, кстати, прописан и первый ее сын Максимка (по месту прописки матери), несмотря на то, что воспитываем Максима мы и фактически проживает он у нас.

После рождения Богдана она приходила к нам несколько раз за документами. Я думала, для регистрации берет, а она, оказывается, пособия на себя делала за детей. А Богдану никаких документов не оформила, так с одной справкой о рождении с ЗАГСа и жил, нигде не зарегистрированный. Опека тогда и запуталась: Богдана забирали, а там у ребенка прописанного возраст другой, но почему-то не стали заострять внимание, а Лена про Максимку им не сказала.


pixabay

Богдана забрали

- Богдана забрали с 7 на 8 января 2020 года, в Рождество, когда Лена пьяная возвращалась ночью от подружки с грудным ребенком на руках. Богдану на тот момент было уже 8 месяцев, - продолжает рассказ бабушка мальчика.

Ее в полицию отправили, а Богдана - в больницу. Мы, конечно, об этом не знали. Жила она отдельно, к нам заходила, если надо было что-нибудь. Мы старались помогать: одежду от старшего брата отдавали, коляску, питание детское.

Про Максимку она почти не спрашивала. Я ей во "ВКонтакте" присылала иногда фото Максимки, чтобы хотя бы видела, как сын растет. Она отвечала, а тут пропала. Я забила тревогу. Стала писать всем ее друзьям в соцсетях, обзвонила всех подружек.

Потом узнала, что случилось. Запереживала, что опека придет и Максимку у нас заберет, а он ведь меня мамой называет, ему сейчас три годика.

Конечно, надо было мне тогда сразу бежать за Богданом, но верилось, что ее с вытрезвителя выпустят, и она за ребенком придет, а она пропала. Я тогда узнала, в какой больнице Богдан, приходила к нему, но меня не пустили, сказали, что не определен мой статус. Я говорила, что мой сын в графе "отец" записан, но они сослались на то, что мать (Лена) Лешино отцовство отрицает. Чтобы мой статус как бабушки подтвердить, надо было Леше тест на ДНК сдать. А сын тогда с Питера только приехал, в новогодние праздники за городом был у друзей.

Лена долго отсутствовала, я в больницу приносила Богдану передачки, к нему меня так и не пустили, сославшись, что я могу травмировать ребенка своим приходом. Потом предупредили, что, если мать не появится, его в Дом ребенка переведут. Я просила разрешить забрать его к нам в семью, пока статус не определится. Ведь как в дом малютки отдавать ребенка при живых родственниках?! Но мне тоже отказали, сославшись на законы.

И однажды, когда я позвонила в больницу, мне сказали, что Богдана перевели в Дом ребенка. Это было в январе. Я опять стала искать внука. Когда нашла этот Дом ребенка на Древлянке, мне руководство сказало, что незачем приходить, подавайте в суд на подтверждение отцовства, так как мать (Лена) против нас. Сказали, что пока родство не определится, нам не имеют право его отдавать. И мы стали собирать документы. Но, сами понимаете, быстро все не подготовить.

А тем временем, Богдан попал в списки детей, оставшихся без попечения родителей, и был поставлен в очередь на опекунство. 19 февраля прошло электронное распределение детей в опекунские семьи, а в марте нашего Богдана передали опекунской семье в Волгоград.

Мы к тому времени документы в суд подали, и тут нам опека из Волгограда звонит и говорит, что наш Богдан передан в семью. Я села и заплакала. Был просто шок. Они Богдана, как куклу, просто передают куда хотят. С нами никто не связывался из опеки, а ведь они должны были родственников искать. Копию акта передачи ребенка не прислали.

Потом уже опекунская семья прислала нам документы, что подали иск на ограничение в правах родителей Богдана и последующее усыновление, а также на алименты.

Так как наши документы еще не были готовы, я стала искать возможного отца Богдана, но там семья сказала, что для них будет лучше, если мы заберем ребенка, и они нам будут помогать.

И тогда мы с сыном приняли решение: раз родной братик Богдана у нас живет, не надо нам никаких ДНК, мы и так Богдана заберем, ведь сын мой в графе "отец" записан и отказа никакого официального не писал.

Я обратилась за помощью к детскому омбудсмену России Анне Кузнецовой, писала в прокуратуру, в опеку, но везде получала одни отписки. Ребенка забрали – и везде стена, ни до кого достучаться не могу.

Сейчас у нас прошел суд по лишению родительских прав Лены на Максимку. Его оставили нам, слава богу, помогла эта расписка, которую она мне от руки написала.

Теперь еще судимся за Богдана, нам помогает адвокат Артем Валерьевич Черкасов.


pixabay


Адвокат Артем Черкасов: "Ребенок имеет право воспитываться в своей кровной семье"

- Моя позиция как адвоката основана на действующем законодательстве, которое защищает законные интересы и права ребенка. В данном случае первое, о чем надо вести речь, это то, что ребенок имеет право воспитываться в своей кровной семье. Когда Богдан признавался как ребенок, оставшийся без попечения родителей, был вынесен соответствующий акт об этом администрацией города, но этот акт был получен администрацией при отсутствии отказа от родственников, в частности от отца, от бабушки, от тети. Их отказа опринятии Богдана в свою семью не было.

Дальше включилась процедура, которая имеет место быть: ребенок, оставшийся без попечения родителей, включается в базу отказников и ему подыскивают опекуна. И у нас так и произошло: когда опекун из Волгограда нашелся, то был вынесен еще один нормативно-правовой акт о передаче Богдана под опеку жительнице Волгограда, но это было сделано при отсутствии отказа о принятии Богдана в семью - отцом, бабушкой, тетей. Это является прямым нарушением закона.Это подтвердила проверка прокуратуры, которая, усмотрев в действиях руководителя Дома ребенка нарушения, вынесла соответствующее представление, поскольку были нарушены положения части 1 статьи 121 Семейного кодекса РФ.

Таким образом, передача Богдана под опеку жительницы Волгограда произошла в нарушение действующего законодательства. Были нарушены права ребенка на воспитание в своей кровной семье. Он же был еще разлучен со своим родным братом, старшим. Поэтому в настоящее время в суд инициирован иск о том, чтобы данные действия администрации были признаны незаконными, и конечная цель - это возвращение Богдана в семью. Унего есть бабушка, папа, тетя. Они все его любят, они все хотят его вернуть.

Детский омбудсмен Карелии Геннадий Сараев: "То, что сейчас они начинают требовать признать родство, это весьма странная ситуация"

- Ребенка забрали в Дом ребенка. В течение длительного времени никто - ни отец, ни мать - не приходили. В опеку не обращались. Ребенок был признан оставшимся без попечения родителей на основании полного отсутствия какой-либо активности родственников.

Отец ребенка не признал. Бывший муж отрицал свое отцовство, говорил, что мать гулящая, пьющая. Он когда подавал иск на ограничение в правах старшему ребенку, то про младшего даже не упоминал. То, что сейчас они начинают требовать признать родство, это весьма странная ситуация.

У нас позиция жесткая – ребенок должен жить в семье. В данном случае были выполнены все требования по устройству в семью.
Сейчас вопрос можно решить только через суд, так как мальчик уже был признан оставшимся без попечения.

Скажу, что на сегодняшний день следователи проверяют органы опеки на нарушения при передаче ребенка опекунам без выяснения наличия кровных родственников, так как это грубейшее нарушение регламентов и интересов ребенка. Ведется доследственная проверка.

Я когда стал разбираться в ситуации – она странная... На мой взгляд, люди лукавят. У них куча версий, почему они сразу не забрали Богдана, но когда начинаешь задавать вопросы, они сыпятся. Отец то признает родство, то не признает.

Ответ администрации Петрозаводска на вопрос, как опека оформила акт передачи ребенка в опекунскую семью, не имея официального отказа от него родителей?

Так, 8 января 2020 года малолетний ребенок 2019 г.р. был помещен сотрудниками полиции в Республиканскую инфекционную больницу в связи с нахождением в социально опасном положении. За время нахождения ребенка в стационаре никто из родственников его судьбой не интересовался, не обращался в органы опеки и попечительства.

В соответствии с п.2, 3 ст. 122 Семейного кодекса РФ Республиканской больницей был подготовлен акт об оставлении ребенка в медицинской организации от 09.01.2020, поступивший в управление по вопросам семьи и детства комитета социального развития администрации Петрозаводска городского 15.01.2020.

Были предприняты попытки разыскать родителей. Однако в связи с отсутствием сведений об их местонахождении, а также местонахождении иных ближайших родственников актом органа опеки и попечительства Петрозаводского городского округа от 16.01.2020 был признан оставшимся без попечения родителей.

В феврале в ходе беседы с матерью сотрудники Управления выяснили, что ее бывший супруг отцом ребенка не является. У малолетнего не была оформлена регистрация по месту жительства или пребывания, медицинский полис, СНИЛС, матерью не оформлено и не получено пособие по рождению и по уходу за ребенком до 1,5 лет. О наличии у нее еще одного ребенка женщина умолчала.

Специалистами Дома ребенка были даны конкретные рекомендации по исправлению сложившейся ситуации с целью возвращения ребенка на воспитание матери. Рекомендации ею выполнены не были, ребенка в учреждении она не навещала, его судьбой не интересовалась, по оставленному номеру телефона не отвечала.

Также женщина сообщила номер телефона своего бывшего мужа, однако на телефонные звонки специалиста Дом ребенка он не отвечал.

В феврале в Дом ребенка позвонила женщина, представившаяся бабушкой ребенка. Ей было разъяснено, что юридически ее сын является отцом малолетнего и должен нести ответственность за воспитание и содержание ребенка.

Женщина заверила о серьезном намерении ее сына в кратчайшие сроки обратиться в суд с заявлением о лишении бывшей жены родительских прав в отношении старшего сына и оспаривании своего отцовства в отношении младшего ребенка. При этом малолетнего ребенка никто из родственников, в том числе и отец, в учреждении не навещал, подарки или иные необходимые вещи не передавал. С заявлением о передаче ребенка им на воспитание в Управление не обращались.

Отец с момента рождения ребенка не участвовал в его судьбе: с ребенком не знаком, не встречал из родильного дома, не проживал с ним совместно, не содержал, располагая сведениями о ненадлежащем поведении матери ребенка, не предпринял действий по обеспечению безопасности малолетнего. В настоящее время в Петрозаводском городском суде рассматривается исковое заявление о лишении бывшей жены родительских прав только в отношении старшего ребенка. Таким образом, защищать права своего младшего сына и заниматься лично его воспитанием отец не намерен.

В связи с тем, что ребенок был признан оставшимся без попечения родителей, информация о нем была передана в государственный банк данных о детях, оставшихся без попечения родителей. В соответствии с п.3 ст. 122 и п. 1 ст. 123 Семейного кодекса Российской Федерации и в связи с невозможностью передачи ребенка на воспитание в биологическую семью, несовершеннолетний был передан под опеку граждан, состоящих на учете в качестве кандидатов в опекуны, приемные родители на основании постановления администрации Петрозаводска от 19.03.2020.

26.03.2020 года мать подошла в управление за получением информации о местонахождении ее сына, сообщив при этом, что в ее жизни ничего не изменилось. Она была извещена о том, что ее сын передан под опеку посторонних граждан и выехал за пределы Петрозаводска. Больше в Управление она не приходила и не звонила.

Отец впервые обратился в Управление 04.04.2020, уже после передачи ребенка в приемную семью.

В настоящее время законным представителем ребенка подано исковое заявление в Петрозаводский городской суд о лишении обоих родителей родительских прав.


pixabay

Алексей, бывший муж Елены – мамы Богдана: "Я не позволю братьев разлучать"

- Почему вы хотите забрать Богдана?
- Потому что он является моим родным сыном и родным братом моего старшего сына, на всех законных основаниях я собираюсь забрать ребенка.
- Вы видели Богдана?
- Да видел, даже скажу больше, когда ему было 3-4 месяца я принимал непосредственное участие в воспитании ребенка, примерно месяц я с Богданом играл, виделся, покупал подгузники.
- Когда ребенок оказался в больнице, почему вы к нему не приходили?
- Я работал на тот момент в Санкт-Петребурге, в новогодние праздники находился за городом, бабушка, моя мама, пыталась как-то с ним связаться, передачи носила, но ее не подпускали к ребенку.
- Почему Вы отказались от проведения ДНК?
- Мы приняли решение не делать ДНК, он родной брат Максима. Итак возьмем его в семью.
- Вы виделись после развода с женой?
- Я виделся, когда она родила Богдана, потом видел ее в апреле 2020 года, когда я гулял со старшим ребенком, она была без Богдана, потому что он был уже в Волгограде. Она знает, где я работаю, и иногда приходит ко мне в магазин. Общаемся по телефону.
- Что она говорит про Богдана?
- Она знает всю ситуацию, и что он находится в Волгограде. Она хочет собрать документы, чтобы его вернуть. Но, насколько я знаю, она ничего не делает. Нет у нее желания вернуть сына. Сейчас живетв центре реабилитации на Кукковке.
- Вы разговаривали с опекунами Богдана?
- Новая семья Богдана отказывается от общения с нами, хотя ведь это незаконно, мы же не лишены родительских прав. Мы имеем все права на Богдана, имеем право узнать его судьбу, здоровье.
Я принял решение забрать Богдана в семью, чтобы жил с родным братом, и я его воспитаю как своего родного сына, не нужен никакой анализ ДНК. Как минимум он является родным братом моего старшего сына. Я не позволю, чтобы братьев разлучали.

Ира Меркова

Подписаться
А вы знали? У нас есть свой Телеграм-канал.
Все главное - здесь: #stolicaonego

Комментарии

User
2020-08-03 13:50:16
Таким мамаше и папаше ребенка точно лучше не доверять. Одна квасит, другой за городом праздники гуляет, в то время как судьба ребенка решается! Пусть уж лучше ребенок в нормальной семье растет.
Ангелина
2020-08-01 15:11:50
В Волгограде теплее, чем в Карелии, пусть там ребёнок этот бедный живет
Гость
Выбор читателей

Аналитика

31.07.2020 15:36
Обществоведение
В Республиканском центре общественного здоровья и медицинской профилактики рассказали о рисках, которые грозят здоровью жителей Карелии, и борьбе с ними.

Чтиво

03.08.2020 09:40
Без политики
По данным Роспотребнадзора, каждый седьмой россиян уже имеет иммунитет к новой коронавирусной инфекции.