890x80

Конституцию Карелии перекроят по федеральным лекалам

Аналитика. Политкухня
15:00, 23 Ноября 2020
фото: ©Валерий Поташов/Столица на Онего
Загрузка...

Подготовленный карельскими парламентариями пакет поправок в Основной закон республики не стал "по-настоящему народным документом".

На фоне осеннего роста коронавирусной инфекции, полагаю, многие уже позабыли о том, что в уходящем году в России в очередной раз обновили Конституцию, и даже в карельском парламенте была создана рабочая группа по внесению изменений в Основной республиканский закон. Начиная готовить конституционные поправки, спикер Законодательного собрания Карелии Элиссан Шандалович призвал коллег по депутатскому корпусу "услышать мнение жителей республики", чтобы документ получился "по-настоящему народным". Не помню, чтобы в охваченном эпидемией регионе после этого развернулось широкое обсуждение изменений в карельскую Конституцию, но к концу ноября в республиканском парламенте удалось собрать целый пакет поправок, авторами которых выступили руководитель губернаторской администрации Татьяна Игнатьева, региональный омбудсмен Лариса Бойченко, бывший торговый представитель России в Финляндии Валерий Шлямин, председатель совета уполномоченных IX съезда карелов Раиса Самодаева, директор карельского филиала Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ Роман Пивненко и, собственно, сами депутаты.

Политическая декорация


Фото: ©Валерий Поташов/Столица на Онего

Замечу сразу, что ничего оригинального, что бы принципиально отличало Конституцию Карелии от Основного закона страны или другого российского региона, среди этих предложений почти нет. Исключение, пожалуй, составляет инициатива бывшего российского торгпреда в Финляндии, а ныне научного руководителя Института североевропейских исследований Петрозаводского государственного университета Валерия Шлямина, который посчитал необходимым закрепить в Конституции республики ее название на карельском и финском языках Karjalan Tazavaldu и Karjalan Tasavalta, правда, в написании кириллицей – "Карьялан Тазавалду" и "Карьялан Тасавалта". Напомню, сейчас первая статья Основного закона Карелии гласит, что "наименования "Республика Карелия", "Карелия" и "Карьяла" равнозначны". Однако без придания в Карелии языку ее титульного народа государственного или какого-либо другого официального статуса, эта поправка носит исключительно декоративный характер: Конституция, вроде бы, и закрепляет официальное наименование республики на карельском языке, но при этом сам карельский язык не имеет в ней никакого статуса.


Валерий Шлямин. Фото: ©Валерий Поташов/Столица на Онего
 

Интересно, что в собранных рабочей группой предложениях не оказалось ни одного, касавшегося бы языка титульного народа, ради осуществления права на самоуправление которого и была формально создана в России карельская автономия. Даже инициатива председателя совета уполномоченных IX съезда карелов Раисы Самодаевой, попавшая в пакет конституционных поправок, которые предстоит обсудить карельским парламентариям, выглядит такой же политической декорацией, как предложение бывшего торгпреда России в Финляндии. Раиса Самодаева полагает, что в Конституции Карелии необходимо "расширить положение относительно идентификации карелов и вепсов" и, в частности, включить определение, которое используется в республиканских нормативных актах по национальным вопросам: "Карелы являются коренным народом, давшим имя Республике Карелия, исконный самобытный народ на ее территории, которая принадлежит ему на праве родной земли". Но что такое "право родной земли", и каким образом территория республики принадлежит карелам на основании такого права, председатель совета уполномоченных IX съезда карелов уточнять не стала, хотя, как известно, сегодня получить землю в Карелии казакам куда проще, чем представителям "коренного народа, давшего имя республике".  


Фото: ©Валерий Поташов/Столица на Онего

Ни шага в сторону от федеральных норм

Если же говорить об остальных предложениях по изменению карельской Конституции, то большинстве своем они направлены на ее приведение в соответствие с федеральным законодательством. Так, руководитель губернаторской администрации Татьяна Игнатьева высказалась за то, чтобы ввести в Основной закон республики запрет на наличие у главы Карелии второго гражданства, вида на жительства в другой стране и зарубежного банковского счета. Но такое требование к российским губернаторам уже установлено в Конституции РФ, и карельским парламентариям все равно пришлось бы перекраивать свое законодательство по федеральным лекалам вне зависимости от мнения жителей республики, которое призывал услышать спикер Заксобрания Элиссан Шандалович.


Татьяна Игнатьева. Фото: ©Валерий Поташов/Столица на Онего

К слову сказать, сам господин Шандалович предложил упразднить статью 36 Конституции Карелии, которая наделяет членов республиканского парламента депутатской неприкосновенностью. По мнению спикера Заксобрания, эта гарантия для карельских депутатов является "избыточной", однако если вспомнить всю историю парламента Карелии с момента принятия в 1999 году федерального закона об общих принципах организации законодательных и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ, то можно с уверенностью говорить, что ни один "народный избранник" республики так и не смог за это время воспользоваться своей депутатской неприкосновенностью. По большому счету, ничего эта статья карельским парламентариям не гарантировала, и обладатели депутатских мандатов не раз становились фигурантами уголовных дел и были взяты по ним под стражу, хотя правоохранительные органы соблюдали формальность и всякий раз запрашивали у Законодательного собрания согласие на привлечение их членов к уголовной ответственности.

Среди других депутатских инициатив я бы отметил предложение лидера фракции КПРФ Евгения Ульянова закрепить в Конституции Карелии выборность руководителей муниципальных образований. Как считает Ульянов, их должны избирать всенародным голосованием. "В последние годы в Карелии практически повсеместно были отменены прямые выборы руководителей муниципальных образований. Это привело к тому, что чиновники даже на местном уровне перестали быть подотчетными избирателям, – пояснил лидер карельских коммунистов. – Они работают для начальства, а не для людей. Результат мы видим – принимаются антисоциальные, антинародные решения".


Евгений Ульянов, фото: ©Николай Смирнов / Столица на Онего

В свою очередь, коллега Ульянова по Законодательному собранию от партии "Единая Россия" Леонид Лиминчук полагает необходимым наделить карельских парламентариев полномочиями согласовывать предложенные губернатором кандидатуры вице-премьеров республики по вопросам здравоохранения и социальным вопросам и главы Минздрава Карелии, а также выражать им свое недоверие. А заместитель руководителя фракции "Справедливая Россия" Александр Федичев предложил вернуться к прежней численности депутатского корпуса и увеличить количество карельских парламентариев с 36 до 50.

В целом же, как отмечалось выше, подготовленный пакет конституционных поправок не затрагивает принципиальных вопросов организации государственного управления, защиты гражданских прав и прав коренного населения республики. Законодательные инициативы карельских депутатов и чиновников совершенно не касаются крайне острых для местных жителей проблем в сфере природопользования, как, например, правила любительского рыболовства, поскольку они находятся в компетенции федеральных властей, и поэтому нынешним поправкам в Конституцию Карелии так и не суждено стать "по-настоящему народным документом".

Валерий Поташов       

Подписаться
А вы знали? У нас есть свой Телеграм-канал.
Все главное - здесь: #stolicaonego

Комментарии

Уважаемые читатели! В связи с напряженной внешнеполитической обстановкой мы временно закрываем возможность комментирования на нашем сайте.

Спасибо за понимание

Выбор читателей

Чтиво

27.06.2022 15:19
Кофе со сливками
Предприниматель и скульптор Сергей Гапанович о том, как жить и работать в удовольствие.