890x80

"Божественный дар"

Чтиво. Частная жизнь
13:42, 31 Декабря 2019
фото: Юлия Юр-Кирилюк/Столица на Онего
Загрузка...

Юлия Дмитриевна Юр-Кирилюк – врач-диагност и хирург офтальмологического центра Карелии, которая однажды увидела, как после операции на глаза прозрел человек, и с тех не перестает изучать и лечить такие заболевания, как катаракта, глаукома, которые могут привести к слепоте.

Ранее "Столица на Онего" сообщала, что в течение года будет знакомить вас со специалистами Офтальмологического центра Карелии, чтобы показать, что за белым халатом скрываются интересные люди, которые умеют не только высокопрофессионально выполнять свою работу, но еще являются, например, известными блогерами или отличными кулинарами, гонщиками, музыкантами, путешественниками, заядлыми рыбаками… И возможно, познакомившись поближе с докторами, к которым вы приходите на прием, вам будет легче общаться, появится доверие, и уйдет боязнь человека в белом халате. Все это будет лишь способствовать скорейшему решению ваших офтальмологических проблем и выздоровлению.


ОЦК

Итак, наш следующий доктор в портретной галерее Офтальмологического центра Карелии - Юлия Дмитриевна Юр-Кирилюк, врач-диагност, хирург, страболог. Юлия с медалью окончила школу, с легкостью поступила на медицинский факультет ПетрГУ, затем окончила интернатуру по офтальмологии. После двух лет работы в Республиканской больнице врачом-глаукоматологом поняла, что офтальмология стремительно развивается и необходимо дальше учиться, овладевать современными методиками лечения, чтобы спасать зрение людей. Поступив в Северо-Западный медицинский университет им. И. И.Мечникова в Санкт-Петербурге, Юлия с успехом окончила ординатуру по офтальмологии. Сегодня она специализируется на диагностике заболеваний глаз, владеет современными методами лечения различной патологии. Освоила лазерные методы лечения заболеваний сетчатки, вторичной катаракты, глаукомы, а также является членом Российского глаукомного общества и ассоциации офтальмологов стабизмологов.


Столица на Онего

Признаюсь, что встретиться с доктором по фамилии Юр-Кирилюк хотелось уже давно: слишком необычная фамилия привлекала внимание. И, наверное, неслучайно наша беседа состоялась именно в канун Нового года – время чудес и волшебства. Уже через месяц Юлия станет мамой, подарит новую жизнь. А пока передо мной – доктор Юр-Кирилюк, девушка с удивительной и мощнейшей положительной энергетикой. Спокойный голос, плавная речь, серо-голубые, словно гладь Онего, глаза, одежда с восточным орнаментом – все располагало к беседе. Несмотря на столь мягкий образ, Юлия в свои 32 года имеет не только большой опыт работы врачом-офтальмологом, но также умеет принимать смелые, порой судьбоносные решения и отвечать за них.

В беседе с журналистом "Столицы на Онего" Юлия Дмитриевна рассказала, откуда у нее такая интересная фамилия, что заставило ее переехать из Мурманска в Петрозаводск, а потом в Санкт-Петербург и как она оказалась в Калининграде и после - снова в Петрозаводске. А также призналась, что все педагоги после школы прочили ей карьеру музыканта, а она стала врачом.

Наверное, не очень скромно

- Юлия Дмитриевна, откуда у Вас такая интересная фамилия – Юр-Кирилюк?

- Эта фамилия досталась мне от прадедушки. Образовалась она на Украине еще в довоенные годы. У прадеда была фамилия просто Юр. Позже, в силу обстоятельств, ему пришлось взять вторую фамилию - Кирилюк. Я точно знаю, что все люди, которые носят эту фамилию, это мои родственники, потому что она необычная и образовалась не просто так. В Петрозаводске нет никого с такой фамилией. У меня есть родственники на Украине, родители живут в Мурманске, и я знаю, что еще есть родственники в Москве – всего два человека. Когда пыталась составить генеалогическое древо нашей семьи, переписывалась с ними. Нашлись троюродные братья, сестры. Их немного. Поиск начала только с прадеда, поэтому не так много поколений, и опять же, женщины выходят замуж - фамилии теряются.
Я решила свою фамилию не менять, потому что, во-первых, мне она нравится, во-вторых, с такой фамилией меня уже многие запомнили.
Так, недавно пациентка пришла, которая была у меня на приеме 5 или 6 лет назад, и сказала: вот я ходила давно к доктору с такой фамилией Юр–Кирилюк, она мне посоветовала...
И я поняла, что это она ко мне приходила, хотя, конечно, я ее не узнала, но она мою фамилию запомнила - это определенный плюс.
Но ребенок мой будет носить фамилию мужа – это традиционно, так должно быть.

- Кем вы работаете в офтальмологическом центре?
- Я и врач-диагност, и хирург. Совмещаю. Конечно, больше нравится хирургия, потому что это реальный способ что-то изменить. Я с детства люблю работать руками, люблю мелкие детали и рукоделие - все, что связано с мануальными навыками. Наверное, это было первое, из-за чего я выбрала офтальмологию в университете. Именно у офтальмологов было много приборов, техники.
Я по природе такой человек, что мне нравится практика. Выписывать лекарства, как терапевт, не мое.
Первую практику я проходила в больнице Мурманска в офтальмологическом отделении. И когда увидела человека, который до операции был слепой из-за катаракты, а на следующий день прочитал седьмую строчку своими глазами и без очков, на меня это произвело огромное впечатление. С того момента я решила, что в жизни хочу заниматься именно офтальмологией.
Это, наверное, божественный дар, что ли. Хотя не очень скромно так говорить... Настолько вперед медицина ушла, можем столько изменить, что мне хочется принимать в этом участие.

"Были другие планы на жизнь"

- Понять человека, который ничего не видел, а потом прозрел, думается, может только тот, кто сам имеет проблемы со зрением. Вы хорошо видите?
- Я ношу линзы, у меня близорукость средней степени. С детства доктор-офтальмолог был моим любимым врачом, потому что каждые полгода я ходила на различные занятия. У нас был кабинет охраны зрения, где я наблюдалась постоянно. Наверное, все аппараты были на мне опробованы в детстве. Тогда были другие подходы к лечению, и считалось, что если доктор просто выписывает очки и ничего не назначает, то это плохо. Поэтому я прошла все физиотерапевтические процедуры, электрофорезы, массажи какие-то, аппаратное лечение, мне назначались глазные капли – все, что расслабляет зрительные мышцы. С одной стороны, мне это было всегда интересно, офтальмологический кабинет казался отдельным миром. С другой – зрение мое, к сожалению, от электрофорезов не улучшилось.

- А Вы сегодня как лечите, тоже назначаете электрофорезы?
- Сегодня существуют стандарты, которым мы следуем, и клинические исследования, на которые мы опираемся: если ученые уже доказали, что нет эффекта от такого лечения, то мы и не назначаем - это пустая трата и времени и денег. Лучше назначить что-то действительно необходимое, чтобы человек хорошо видел. Я не считаю, что очки или линзы - какая-то ущербность. И это никаким образом не влияет на выбор профессии, на работоспособность, на умственные способности.
Для меня удивительно слышать такие вещи, что человек, которому выписывают очки, начинает воспринимать себя ущербным или неполноценным. У нас есть общество слепых, где помогают найти работу даже незрячим людям. Это здорово. Я считаю, каждый человек заслуживает шанса, чтобы чего-то добиться в жизни.
И потом, сейчас настолько современные средства коррекции зрения, не говоря уже о лазерных операциях.

- Почему Вы не исправляете себе зрение?
- Я очень хотела исправить себе зрение, проходила полное обследование перед операцией. Но у меня есть особенности строения глаз, поэтому невозможно провести лазерную коррекцию. Приходится использовать другие методы коррекции. К счастью, на качество моей работы это никак не влияет.

- Ваши родные с Украины, а как вы сами оказались в Мурманске?
- Один дедушка (мамин отец) служил командиром подводной лодки, остался жить с семьей в Мурманске и после отставки. Дедушка с бабушкой (с папиной стороны), которые с Украины, также по распределению уехали в Мурманск работать, папа родился в Мурманске. Там мои родители и встретились. Я жила и училась до 17 лет в Мурманске, а потом поступила в ПетрГУ. Так как школу я окончила с медалью, то сдавала я только биологию, и то, экзамен проходил в Мурманске.
На следующий день я узнала, что поступила, и все, поехала.

- Почему решили поступать на медфак? Кто или что повлияло на выбор?
- На самом деле, в семье у меня врачей нет. Так получилось, что рано или поздно все мои родные приходили к преподаванию, хотя по профессии педагог только моя мама. Дедушка-подводник после выхода на пенсию пошел работать в школу преподавателем ОБЖ, бабушка-агроном тоже в Мурманске себя реализовать в профессии не могла, так как сельское хозяйство не развито, пошла работать в школу. Тетя у меня директор школы. Я росла в педагогической семье, и очень долгое время думала, что стану учителем, так как мне нравится что-то рассказывать, объяснять, но родные были против. Сказали: хватит в нашей семье учителей.
Очень всем хотелось, чтобы я стала врачом. Во мне видели какие-то способности.
У меня, конечно, были немножко другие планы на жизнь.

- Какие?
- Я творческий человек и очень люблю музыку, окончила музыкальную школу по классу фортепиано. Хотела поступить в консерваторию и быть певицей. Все учителя из музыкальной школы видели во мне талант и пытались меня в эту сторону заманить. Я очень долго сомневалась, но потом все-таки решила, что, наверное, лучше пойти на медицинский. Но это решение было больше по совету, потому что, когда тебе 17 лет, ты не можешь точно сказать, что тебе нужно. Наверное, только идейные люди точно знают, кем хотят стать, у которых династия врачей или учителей, или другой профессии.
Первые годы в университете было очень тяжело: во-первых, я все еще продолжала сомневаться в правильности выбора, во-вторых, на первых курсах всегда вводится максимальное количество предметов, надо много учить.
И только когда началась медсестринская практика в конце второго курса – все поменялось. Я поняла, что мне действительно нравится работать с людьми. Не говоря уже о том, что в глазном отделении я увидела просто чудеса. Я окончательно поняла, что хочу этим заниматься, хочу приносить пользу.
Уже когда окончила университет, поступила в интернатуру по офтальмологии, у нас, интернов, появились свои пациенты, которых мы от начала до конца лечили, вели, общались с ними, тогда ко мне пришло просто озарение - насколько это мое. Одно дело, когда ты просто работаешь и хорошо выполняешь свою работу, другое – когда ты получаешь от этого удовольствие.

- А музыка ушла из Вашей жизни?
- Музыка осталась со мной. Я на первом курсе, как только поступила в ПетрГУ, сразу записалась в академический хор. И уже почти 15 лет я пою в хоре. Мы постоянно ездим, выступаем. Сейчас времени на это меньше. Но я активно участвую в жизни хора. Это такая часть жизни, которую не отнять. Это будет всегда, потому что человеку, какая бы хорошая работа у него ни была, все равно нужна отдушина, где он может расслабиться, где может переключиться на другую волну. То есть лучший отдых - это смена деятельности.
С хором у меня связано много воспоминаний, положительных эмоций. Путешествовала я в своей жизни только благодаря хору. Мы побывали во многих странах Европы и России, в прошлом году летали в Тайвань.
В хоре у меня друзья, с которыми я постоянно общаюсь. Мы дружим семью семьями, вместе проводим праздники, встречаем Новый год. Это моя вторая семья, можно сказать.

- Муж разделяет Ваши интересы?
- Муж у меня не связан с медициной, у него другая профессия. Со мной на встречи с друзьями с хора, конечно, ходит, но, к сожалению, он не поет. И возможно, ему в какой-то степени не всегда интересно, но он старается влиться, так как понимает, что это важно для меня.

Счастье жить

- Где Вы работали после окончания университета?
- Университетскую практику я проходила в Мурманске, потому что хотелось дома побыть. Но потом как-то привыкла к Петрозаводску, за время учебы появилась своя компания, своя жизнь. Я приняла решение остаться здесь. Окончила интернатуру, 2 года проработала в Республиканской больнице в глазном отделении. Совмещала работу в приемном покое с дежурствами в отделении, а также вела прием в поликлинике как глаукоматолог.
Проработала 2 года, мне все чего–то не хватало. Хотелось большего, хотелось развиваться. И я решила поехать в Санкт-Петербург еще поучиться. Поступила в Северо-Западный университет имени И.И.Мечникова, там училась в ординатуре 2 года. Было интересно, потому что практика проходила на базах, оснащенных различным современным оборудованием.
Возможно, во время ординатуры в плане теории я нового для себя не узнала, но в плане подходов к лечению, оборудования у меня была большая возможность посмотреть, как работают на разных клинических базах, где была абсолютно разная специфика работы. Именно этого мне не хватало в Петрозаводске.
Я была больше чем студент-ординатор, у меня уже был опыт врача, поэтому и относились ко мне как к равной. Доверия было больше. Со мной не сюсюкались, говорили, что ты все знаешь, давали поручения.
И соответственно у меня был шанс задавать вопросы, которые у меня появились только после того, как я самостоятельно поработала. То есть не просто по учебнику спросить про заболевания и термины, а обсудить с наставниками сложные клинические случаи.
У меня подход к обучению был немного другой. Когда ты идешь впервые учиться, ты идешь за "корочкой". А когда ты идёшь учиться осознанно, ты понимаешь, зачем тебе это надо, и, соответственно, стараешься использовать каждую возможность, чтобы узнать что-то новое.

- Санкт-Петербург – город возможностей, город творческих людей, почему вернулись в Петрозаводск?
- В Петрозаводск я вернулась не сразу, было еще много прекрасных, ярких, судьбоносных моментов. В Санкт-Петербурге я познакомилась со своим мужем. Это была чисто случайная встреча.
Я подрабатывала после учебы в детской клинике, так как надо было на что-то жить. Это также был для меня новый опыт, потому что до этого я работала только со взрослыми людьми. И тут я устроилась на работу, где были дети от рождения. Они не могли ничего - ни говорить, ни сидеть, ни глаза открывать. Но для меня это было толчком к новым знаниям, опыту. Питер для вообще меня был чем-то мощным, как взрыв.
И вот я ехала с работы, и в метро мы встретились. Получилось так, что вместе вошли в вагон, оказалось, что поезд не доезжает до нужной нам станции. Нам пришлось вместе выйти, мы как-то разговорились. Зашли в следующий поезд. Смотрели друг на друга, переглядывались, так и познакомились. Он не коренной петербуржец, приехал в Санкт-Петербург на работу из Таджикистана. Жил там почти 10 лет до нашей встречи, но тоже был один. Я всегда была человеком скромным и стеснительным, ни с кем вот так запросто не знакомилась, но, видимо, между нами пробежала искра. Никогда не верила в любовь с первого взгляда, но у нас именно так и произошло. Всё сложилось в один момент.
Когда я заканчивала ординатуру, был выбор, куда поехать. Обратно в Петрозаводск, к пройденному, возвращаться не хотелось, поэтому решили, что надо выбрать другое направление. В Питере не осталась, потому что не очень люблю этот город. Он для меня какой-то мрачный, серый, и там слишком много людей. Я люблю поуютнее города, поменьше. Так сложилось, что я увидела объявление, что в Калининград в областную больницу требуется врач-офтальмолог. И мы уехали туда. Калининград, конечно, сам по себе город прекрасный, замечательный. Там очень красиво. Но, к сожалению, там мы провели только год, потому что условия работы были не совсем такие, как описывали изначально, а надо было платить за съем квартиры, еду… Не сложилось. Других возможностей найти достойное место работы не было, поэтому надо было уезжать и искать что-то еще. И одна из моих знакомых-офтальмологов сказала, что в Петрозаводске открылся офтальмологический центр и есть вакансии. Поэтому мы с мужем приняли решение вернуться в Карелию.

- Когда вы пришли работать в офтальмологический центр Карелии?
- Приехала в Петрозаводск, ничего не знала о клинике, почитала в Интернете отзывы, всех знакомых расспросила, прислала резюме, звонила Олегу Геннадьевичу Лексунову, руководителю клиники, расспрашивала все, прошла собеседование. Когда пришла устраиваться на работу, это был 2017 год, Павел Чеславович Завадский провел экскурсию, я была в восторге от всего. Я позвонила родителями, рассказала обо всем, где я работаю, какое это классное место. Сама не ожидала, что так получится.
Офтальмологический центр на Варкауса нельзя сравнить ни с одним местом, где я до этого работала. Это другой уровень медицины и оборудования. Руководство заинтересовано, чтобы тебя учить. Если я говорю, что хотела бы на учебу поехать, то здесь это все воспринимается только "за". Это важно. Когда руководство заинтересовано, то это важнее, чем новое оборудование. Уровень профессионализма должен поддерживаться, потому что оборудование может быть каким угодно современным, но если человек застрял в своих знаниях, которые были 10 лет назад, то, естественно, ничего не будет, - у нас не такая профессия. Все быстро меняется, если ты не будешь постоянно учиться, то уже через несколько лет станешь никем.
Здесь, в офтальмологическом центре, я уже неоднократно выезжала на учебу, прошла лазерный цикл. Прошла обучение по интравитреальному введению лекарственных препаратов при заболеваниях сетчатки. Сейчас прохожу учебу по косоглазию. Практические навыки получаю от доктора, которая приезжает из Минска – Елена Олеговна Коломыцкая. Моя наставница, с которой мы обсуждаем и ведение пациентов, и операции. Я ей ассистирую на операциях, а, когда оперирую сама, она всегда рядом. Мы всегда вместе предварительно планируем этапы операции. Это фактически индивидуальное обучение, не каждому выпадает такой шанс, когда человек, который достиг совершенства в этой области, сам приезжает к тебе и лично тебя учит, полностью отдает тебе свои знания.


Николай Смирнов

- Вы много переезжали, искали город, где хотели бы жить и работать, можно сказать, что Петрозаводск стал именно тем местом, которое Вам нужно?
- Мне давно хотелось где-то осесть, устроиться на постоянную работу, купить свое жилье. Но были долгие поиски. Сейчас могу сказать, что я определилась. Меня все устраивает на 100 процентов: человек, с которым я живу, работа, друзья, квартира – ко всему пришла осознанно, паззл сошелся. Это действительно то, что я хотела от жизни. Сейчас ждем рождения ребенка. Я пока не представляю, как это сидеть в декрете, меня это немножко пугает, это новый этап в моей жизни.
Вышла в декрет, очень скучаю по работе и коллегам, поэтому прихожу, общаюсь, доделываю дела: осматриваю пациентов, которых оперировала. Чувствую ответственность, мне неловко их бросать, лучше приду, осмотрю: так спокойнее и мне и им.
Сейчас я абсолютно счастлива. Конечно, есть какие-то мечты, долгосрочные планы, которые, думаю, обязательно осуществлю.

- О чем мечтаете?
- У меня есть мечта съездить в Индию. Пока не могу ее осуществить. Меня тянет к другим цивилизациям, потому что там все по-другому, наверное, поэтому даже мужа себе выбрала с Востока. В Европе всё почти как у нас, а мне интересна другая культура, другая жизнь, поэтому хочется побывать в Китае, Индонезии.


ОЦК

P.S.
Когда Юлия уже собралась уходить, я не удержалась и все-таки спросила о массивных, мужских часах, которые у нее были на руке. Уж больно они не совпадали с ее нежным и хрупким образом.

Оказалось, что это действительно часы мужа. Он уехал в командировку, а часы забыл.

"Чтобы часы работали, их нужно носить не меньше 8 часов в день – они так заряжаются, - объяснила Юлия. - Пока мужа нет – хоть его часы всегда со мной". 

Рина Васильева

Лицензия на мединскую деятельность ЛО-10-01-001-292 выдана Министерством здравоохранения Республики Карелия 10.10.2019

 

Подписаться
А вы знали? У нас есть свой Телеграм-канал.
Все главное - здесь: #stolicaonego

Комментарии

Изя
2020-01-05 19:58:05
Интересно , а можно ли прозреть в этом Центре без денег , или на пенсию в 12тыс. рэ , или бомжу , ???????????))
Dima
2020-01-09 09:46:53
Изя, можно, если получить квоту.
Гость
Выбор читателей

Аналитика

Сегодня 12:16
Тема недели
Глава Минздрава Карелии рассказал "Столице на Онего", почему в Республиканской инфекционной больнице оказались изолированы медики и чем будут защищать врачей, работающих с больными коронавирусом.

Чтиво

02.04.2020 10:39
Без политики
Новая жизнь, в которую мы все с каждым днем всё больше погружаемся, неизбежно вносит свои коррективы.